Проверки встанут на учет в прокуратуре

Все плановые и внеплановые проверки бизнеса должны проводиться ведомствами только с одобрения прокуратуры РФ, предлагает МЭР

ИТАР-ТАСС
Все плановые и внеплановые проверки бизнеса должны проводиться ведомствами только с одобрения прокуратуры. С таким предложением выступило Минэкономразвития. Но коррупция и административное давление на бизнес от этого все равно не уменьшатся, так как поводы для проверок жестко не формализованы, возражают эксперты.

Во вторник на встрече с премьером Владимиром Путиным министр экономического развития Эльвира Набиуллина выступила с революционным предложением — все проверки бизнеса проводить только с ведома и одобрения прокуратуры. Она сообщила, что сейчас процедуру согласования в прокуратуре проходят всего 3,8% проверок. Это объясняется невыполнением органами власти требований закона.

Набиуллина имеет в виду действующий с 1 июля 2009 года закон о защите прав предпринимателей при проведении государственного и муниципального контроля. Но пробуксовывает этот закон, по мнению министра, главным образом из-за того, что из-под требования о прокурорском согласовании выведены многие формы госконтроля.

«Это и налоговый контроль, и таможенный, и финансово-бюджетный, транспортный, антимонопольный, трудовой инспекции и так далее. Достаточно большой список изъят», — сообщила Набиуллина и предложила этот список изъятий сократить.

«Мы подготовили изменения в закон, для того чтобы и транспортный контроль, и контроль антимонопольной и трудовой инспекций также проходил процедуру согласования»,

— сообщила глава Минэкономразвития. По ее данным, из тех проверок, которые все же проходят прокурорское согласование, около половины признаются необоснованными. «Это много. Это хорошая цифра. Иначе было бы проверок больше», — сказала министр.

Общее число проверок всех видов бизнеса, по данным мониторинга Минэкономразвития за второе полугодие 2009 года — первый квартал 2010 года, составило 1,6 млн (без учета проверок налоговых и правоохранительных органов).

«Тенденция пока такая неровная. Если в третьем квартале 2009 года было 595 тысяч проверок, в четвертом — 613 тысяч, то в первом квартале — 405 тысяч. Мы видим уже некоторое снижение этих проверок»,

- сообщила министр премьеру. Причем около 54% в общем числе проверок — это проверки малого бизнеса. «Кажется, что цифра большая, но доля предприятий именно малого бизнеса и индивидуальных предпринимателей в количестве всех предприятий — 68%. То есть, частота проверок на них на самом деле, на малый бизнес, стала меньше», — отчиталась Набиуллина.

Премьеру понравилась минэкономовская инициатива. «Какие-то ограничения в рамках закона должны быть наложены на все проверяющие органы», — согласился Путин. Но Федеральную антимонопольную службу предложил не ограничивать.

«Что касается антимонопольного контроля, здесь нужно внимательно посмотреть. Мы знаем, какие у нас проблемы с монополизацией рынков, особенно в регионах. Нужно внимательнее посмотреть, насколько нужно ограничивать деятельность антимонопольной службы»,

— сказал премьер. Набиуллина настаивать не стала: там, где требуется оперативное вмешательство власти, можно обойтись и без согласований с прокуратурой. Остальные формы госконтроля она все-таки предложила «пустить по процедуре согласования с Генпрокуратурой».

Власти и раньше предпринимали немало попыток разгрузить бизнес от необоснованных проверок госчиновниками. С этой целью, например, сокращается перечень продукции и услуг, подлежащих лицензированию. В планах правительства — сокращение штата бюрократии федерального уровня (до 20% к 2013 году). Тем не менее сами власти признают, что, хотя надзорные органы и перегружены работой, институт проверок девальвировался. Это доказали две страшные трагедии прошлого года — авария на Саяно-Шушенской ГЭС и пожар в пермском клубе «Хромая лошадь». «Проверяли, проверяли, бумажки писали, все вроде правильно и хорошо, а трагедии произошли», — заявлял Путин, выступая в апреле Госдуме с отчетом о деятельности правительства за прошлый год.

Если предложение Минэкономразвития получит поддержку правительства, прокуратуре придется расширять штат для согласования ведомственных проверок, предупреждает кандидат юридических наук старший референт Главного организационно-инспекторского управления Следственного комитета при прокуратуре Георгий Смирнов. Он считает, что инициатива министра Набиуллиной вполне логична. «Прокуратура не входит ни в одну из ветвей власти и поэтому способна гораздо объективнее, чем какие-либо ведомства, установить, нуждается ли та или иная компания в проверке», — говорит представитель СК.

Однако участники рынка не склонны переоценивать предложение Минэкономразвития, фактически расширяющее полномочия прокуратуры. «Если большая часть ведомственных проверок будет проходить с одобрения прокуратуры, коррупция, возможно, даже увеличится. Компаниям придется откупаться и от налоговой, и от прокуратуры. Всегда случается наихудший сценарий», — говорит гендиректор компании Contour Components (специализируется на продвижении программного обеспечения) Владимир Некрасов. Более того, появится услуга — разрешение проблем с прокуратурой, иронизирует бизнесмен. Он считает, что должен быть другой порядок проверок.

«Должно быть запрещено проверять компанию, если нет явных доказательств нарушений закона. Например, если налоги соответствуют средним по отрасли, то проверять нельзя. Если сильно меньше — то можно. Насколько я знаю, такой порядок существует в европейских странах»,

— уточняет глава компании.

Никакие согласования проверок с прокуратурой не помогут, согласен и президент группы девелоперских компаний КРТ Юрий Гусев.

«Если ты кому-то не угодил во властных структурах или просто есть горячее желание собрать дань, прокуратура не поможет. Да и сам бизнес никогда не спросит проверяющих, согласована ли проверка с прокуратурой. Разрешение на проверку все равно будет получено, и на тебя обрушится еще более мощный административный вал»,

— говорит Гусев. Огромное количество плановых и внеплановых проверок бизнеса объясняется отсутствием адекватного механизма наказания за превышение полномочий, уверен он.

«Видимо, необходимо сделать отсыл в Уголовный кодекс, если чиновник продолжает притеснять бизнес», — говорит глава экспертного совета «Деловой России» Антон Данилов-Данильян.

Количество необоснованных проверок бизнеса не снижается, потому что, с одной стороны, велика коррупциогенная составляющая любой проверки, а с другой стороны, в любой компании можно найти те или иные нарушения, которые позволят оправдать проведение проверки,

полагает руководитель практики госконсалтинга ООО «Бизнес Решения» Алексей Калинин.

Эксперт согласен с мнением о том, что выдача прокуратуре «генеральной лицензии» на утверждение плана проверок проблему не решит.
Зато область коррупциогенно опасных действий распространится на прокурорских работников: теперь проведение проверки будет зависеть от их субъективных решений.

«Необходимо жестко формализовать требования к проведению проверок. Тогда участие прокуратуры вообще было бы излишним. Если же мы соглашаемся с тем, что сейчас чиновник может решать, кого и когда проверять, включение в цепочку принятия решения еще и прокурора, в общем-то, бесполезно», — говорит Калинин.