Пенсионный советник

«Страшные автомобили никому не нужны»: почему дизайн стал важнее цены

В Renault рассказали, что дизайн стал главным параметром при выборе автомобиля

Renault EZ-GO Юрий Воронцов/«Газета.Ru»
Renault EZ-GO
В России дизайн стал главным параметром при выборе нового автомобиля, обойдя такие важные пункты, как цена и лояльность бренду, считает вице-президент по корпоративному дизайну Renault Лоренс ван ден Акер. Но не все так просто — одной красивой оберткой не отделаться. В интервью «Газете.Ru» он рассказал, почему не захотел предлагать помощь «АвтоВАЗу», и сравнил покупку машины с выбором партнера.

Вице-президента по корпоративному дизайну Renault Лоренса ван ден Акера по умолчанию должны любить все неравнодушные к обуви женщины. Это один из немногих мужчин, который не скрывает: пар модной обуви у него больше, чем у жены, а на презентациях он подбирает свои всегда необычные кроссовки под цвет автомобилей. Имеет право, ведь он сам эти автомобили и создает.

На Женевском автосалоне марка удивила всех, выкатив впечатляющий концепт автономного робомобиля EZ-GO, но и про новые серийные модели французы не забывают. О том, почему бюждетные автомобили в наше время могут и должны быть красивыми, ван ден Акер рассказал в интервью «Газете.Ru».

Вице-президент по корпоративному дизайну Renault Лоренс ван ден Акер Arne Dedert/AP
Вице-президент по корпоративному дизайну Renault Лоренс ван ден Акер

— Бюджетные автомобили в целом становятся более красивыми и элегантными. Можно ли утверждать, что современные покупатели благодаря работе дизайнеров уже не хотят покупать пусть и недорогие, но, скажем так, далеко не симпатичные внешне модели?

Реклама

— Дело в том, что уровень автомобильного дизайна в наши дни просто невероятно вырос. Сейчас сложно найти машины, которые сделаны совсем уже бездарно и посредственно. Ведь именно дизайн играет огромную роль при покупке. В России марке Renault пока работать не так просто, поскольку у вас представлены далеко не все наши модели. Но очень скоро, я надеюсь, эта ситуация исправится и дела пойдут еще лучше.

Когда я только начал работать в России в 2009 году, дизайн был лишь на третьем месте по важности среди определяющих параметров при покупке автомобиля. Первыми шли цена и лояльность бренду. Но с 2012-2013 годов именно дизайн стал первым по значимости условием.

И на самом деле это хорошо, ведь если людям нравится автомобиль, они будут готовы заплатить за него чуть больше.

— А вот если вы бы выбирали автомобиль, то купили бы красивый, но не очень динамичный и скучноватый в поведении или же наоборот?

— Когда вы видите машину со стороны, когда она проезжает мимо и вызывает желание обернуться, хочется узнать о ней больше. Тогда вы приезжаете к дилеру, садитесь в салон, изучаете детали. Чтобы вас «зацепить», машина должна иметь еще и хорошую «начинку»: просто стиля, красивой обертки недостаточно.

Renault

Поэтому важны обе составляющие — это как выбирать партнера. Вы не выбираете просто по внешности, нужные еще и мозги.

— В свое время вы перешли в Renault, отработав в более престижных марках. Можно ли создать недорогой, даже бюджетный автомобиль красивым, возможно, даже красивее, чем его более дорогие конкуренты?

— Да, я так думаю. Чтобы автомобиль вам начал визуально нравиться, должно пройти несколько этапов. Все начинается с удачных пропорций. Но когда вы подходите ближе, вы хотите также видеть хорошие материалы, качественное исполнение. И у бюджетной модели все это может быть, я не вижу для этого никаких препятствий. Но в определенных случаях деньги все-таки помогают, от этого никуда не деться. Так, вы можете купить дешевый, но красивый костюм, который будет на вас хорошо сидеть. Но если вы купите более дорогой, хорошо сшитый, из более качественных материалов, это все-таки будет видно.

Поэтому я сказал бы по-другому: бюджетные автомобили вовсе не обязательно должны быть страшными. Они могут действительно быть красивыми.

— Вы работаете с Renault с 2009 года и наверняка следили за тем, что делают партнеры марки по Альянсу. Интересовались ли вы тем, что делает российский «АвтоВАЗ», не было ли у вас мыслей прийти к ним и сказать: «Ребята, дела у вас как-то не очень, давайте я вам помогу»?

— Если честно, у меня было более чем достаточно работы с моделями Renault, Dacia и Alpine. Мы, конечно, общались друг с другом в рамках Альянса, но стараемся делать это так, чтобы не мешать друг другу идти по своему собственному пути. И, признаюсь, мне совершенно не хотелось получить еще больше работы сверх той, что у меня уже было.

— Если отталкиваться от истории Стива Маттина (главный дизайнер «АвтоВАЗа») , который, по его собственным словам, пришел в компанию, где и речи не было о каком-либо дизайне… В каких условиях работать сложнее — c чистого листа или же когда на тебя давит ответственность всего в том числе визуального наследия марки?

— Если посмотреть на мою ситуацию, то я пришел в Renault в момент, когда компания чувствовала себя немного потерянной. Но это стало для меня преимуществом: я мог делать все, что хотел в плане дизайна. Плюс у меня была еще и сильная команда.

В случае же Стива, я думаю, что ему было сложнее. Ведь ему не просто нужно было заново создать бренд Lada, но и создать команду. В тот момент Lada 25 лет подряд не выпускала новых автомобилей, люди просто растеряли все свои навыки, разучились делать новые машины. Но у него все получилось.

— Когда дизайнер творит — как часто руководство вмешивается в работу со своим мнением? Как вам удается доказать, что делать именно так, а не иначе?

— Это не так просто: сверху действительно интересуются, тем, что и как я делаю. В таком случае очень помогает наличие четкой стратегии. У руководства может быть другой вкус, им может что-то не нравиться. До них нужно донести информацию: где марка находится сейчас, к чему она придет через определенное время и какие нужно сделать шаги, чтобы пройти этот путь. И тогда приходит понимание. Я говорю: я несу ответственность за дизайн, я работаю с автомобилями уже много лет, поэтому поверьте мне, так надо. До появления финальной картинки проходит долгая работа, основанная на доверии и уважении. Тогда приходит успех. А успех создает уверенность, мы ведь дизайнеры, не просто творцы, нам тоже нужно зарабатывать деньги.

— Говоря про концепт-кары, какой подход вам ближе: создать некий абстрактный шоу-кар, который в целом показывает, какой дизайн компания хочет видеть у своих автомобилей, или показывать совсем близкие к реальности прототипы, чтобы не слишком дразнить автолюбителей?

— У меня в этом плане два подхода. Так, если я очень хочу кардинально изменить направление дизайна автомобилей, мой концепт будет совершенно четко сфокусирован на том, чтобы показать именно его. Но сейчас мы на другой ступени:

если посмотреть на наши серийные модели, у них у всех есть свое собственное лицо и при этом видно, что они принадлежат к одному семейству.

Поэтому мне не нужно создавать еще один концепт-кар, похожий на автомобили, которые есть в автосалонах. Поэтому сейчас мы концепты для того, чтобы показать новые идеи, делаем более направленными в будущее, пробуем и совсем сумасшедшие идеи и смотрим, что из этого получится. Если положение компании сильно, мы можем экспериментировать, если слабее, то надо действовать более целенаправленно и конкретно.