Пенсионный советник

«Не мог водить в коме»: водитель доказывает свою трезвость

Как водителю доказать свою трезвость, если в крови нашли алкоголь

Последствия ДТП в Архангельске в сентябре 2015 года и водитель Андрей Никулин, коллаж ghest_arhangelska/vk.com и 'Регион 29'
Последствия ДТП в Архангельске в сентябре 2015 года и водитель Андрей Никулин, коллаж

Доказать, что не управлял автомобилем пьяным в стельку, пытается водитель из Архангельска. После небольшого ДТП взятый у него анализ крови показал наличие 3,95 промилле алкоголя, что соответствует сильнейшей степени опьянения, в которой человек уже не может передвигаться и не осознает происходящее. При этом ни сотрудники ГИБДД, оформляющие протокол, ни врачи «скорой» признаков опьянения не заметили. Однако судье хватило результатов медэкспертизы.

Автомобилисту из Архангельска Андрею Никулину приходится доказывать свою невиновность по делу о пьяном вождении после рядового ДТП с неожиданными последствиями. Как рассказал «Газете.Ru» сам 25-летний Никулин, который работает ведущим праздничных мероприятий, неприятная история произошла с ним еще 29 сентября 2015 года. В тот день он ехал за рулем своего седана Renault Symbol, когда на перекрестке проспекта Обводный канал и улицы Гайдара ему не уступила дорогу девушка на автомобиле Mazda, после чего произошло столкновение.

Никулин ударился головой о руль, поскольку не сработали ремень и подушка безопасности. Несмотря на это, он сориентировался и сам вызвал скорую помощь и сотрудников ГИБДД.

Реклама

«Я ехал за рулем совершенно трезвым, — рассказал Никулин. — Когда на место приехали врачи, а потом и сотрудники ГИБДД, никаких подозрений в том, что я был пьяным, вел себя неадекватно, у них не появилось. Меня отвезли на «скорой» в больницу, где сразу трое врачей меня осмотрели, зафиксировали легкое сотрясение мозга и отпустили.

Никаких признаков опьянения у меня не обнаружили, но кровь из вены для теста на алкоголь, как это всегда делается при ДТП с пострадавшими, взяли.

Правда, я не видел, как пробирку опечатывали — после забора меня сразу отправили делать томографию».

После ДТП девушка на Mazda сама признала, что нарушила ПДД, и Никулин получил полное возмещение ущерба от страховой компании. После этого он, ничего не подозревая, купил новый автомобиль взамен разбитого. Однако, когда спустя примерно три недели его вызвали в ГИБДД ознакомиться с протоколами и материалами дела, оказалось, что

медицинское исследование выявило у молодого человека тяжелую степень опьянения — в крови у него нашли 3,95 промилле алкоголя. В таком состоянии человек должен находиться в бессознательном состоянии и не реагировать на происходящее вокруг.

Кроме того, есть риск впасть в алкогольную кому, возможен даже летальный исход.

«Когда инспекторы сами увидели эту цифру, то очень удивились и сказали, что суд первой инстанции, куда они отправят материалы, обязательно должен признать произошедшее ошибкой, — говорит водитель. — Потому что они сами бы запомнили, что я был в таком неадекватном состоянии, кроме того, в протоколе были бы пометки о том, что у меня обнаружены первичные признаки опьянения: запах изо рта, нетвердая походка и так далее. Но ничего этого не было. Врач скорой помощи, который осматривал меня после ДТП, также указал, что «клиники опьянения нет».

В больнице меня осмотрели нейрохирург и травматолог — никаких нарушений двигательной сферы и изменений психической деятельности, характерных для пьяного человека, они также не выявили. Неужели они не смогли бы понять, что я в стельку пьян, что я не смог бы ехать в коме?».

В конце концов Никулин стал отслеживать, когда пройдет заседание по его делу — надеялся пригласить туда врачей скорой помощи и, возможно, самих инспекторов ГИБДД. Но мировой суд состоялся сразу после новогодних праздников в 2016 году, а извещение об этом водитель получил, по его словам, спустя более чем десять дней.

Мировой судья, основываясь на результатах экспертизы, в отсутствие автомобилиста признал его виновным в пьяном вождении — его лишили прав на полтора года, а также оштрафовали на 30 тыс. рублей.

«Я попытался обжаловать решение мирового суда, но не успел со сроками. Обращался в прокуратуру, но это тоже не дало результатов, — посетовал автомобилист. — Купленную в кредит новую машину мне пришлось продать, я потерял работу, которая требовала наличие автомобиля. Однако в 2017 году я услышал о деле «пьяного мальчика» из подмосковной Балашихи, узнал, что судмедэксперт допустил грубую ошибку, и понял, что и в моем случае могла иметь место ошибка экспертов. Ведь кровь я сдавал в одном месте, потом образцы курьером доставили в лабораторию. И там врачи запросто могли спутать мою пробу с чьей-то другой».

Как пишет местное издание «Регион 29», химико-токсикологическое исследование крови, взятой в больнице у Андрея Никулина, проводили в областном психоневрологическом диспансере. Заместитель главного врача по наркологии Вячеслав Никуличев заявил журналистам, что никаких ошибок в анализах быть не могло.

«Если возникает необходимость, по назначению врача у водителя берется биожидкость — кровь или моча, — рассказал замглавврача. — По правилам, надо взять две пробы — основную и контрольную, которая хранится в течение двух месяцев. Им присваивается шестизначный номер, который наносится на ярлычок, на нем пациент расписывается, все это упаковывается в его присутствии таким образом, чтобы емкость нельзя было вскрыть без нарушения целостности. Курьер привозит биожидкость, и сотрудник нашей лаборатории осматривает упаковку — если она нарушена, образец не возьмут на исследование».

По словам Никуличева, экспертизу крови Андрея Никулина в диспансере провели в полном соответствии с приказами. В журнале регистрации указано, что она поступила в 10:30 30 сентября 2015 года, а исследовали ее на следующий день.

«Исследования у нас проводятся методом газовой хроматографии, который считается самым современным и надежным, — сказал Никуличев. — Оборудование регулярно проходит поверку. В работу газового анализатора невозможно вмешаться, он определяет уровень алкоголя автоматически. Но отмечу, что мы лишь провели исследование и отправили результаты заказчику. Заключение о состоянии опьянения наши специалисты не выносили. Они даже не видели этого человека. Вот если бы водитель проходил у нас полное медосвидетельствование, мы бы составили акт на основе всех имевшихся данных».

Водитель рассказал «Газете.Ru», про после происшествия пообщался с врачом «скорой», который осматривал его после ДТП. И хотя медработник признался, что в потоке вызовов в памяти многое не откладывается, настолько пьяного водителя все-таки запомнил бы.

«Он и специалист, который проводил экспертизу, говорят, что при такой концентрации этанола характерны угнетение сознания вплоть, даже кома, я не смог бы держаться на ногах, — говорит Никулин.

Поэтому я считаю, что произошла путаница — мою пробу спутали с чьей-то другой, в больнице мне сказали, что я не первый, кто приходил к ним с такими жалобами».

Между тем заведующий архангельского судебно-химическим отделением областного бюро судмедэкспертизы Андрей Домашин отметил, что при перевозке образцов необходимо исключить возможность повреждения емкостей, попадания в них другой жидкости, отклеивания этикеток, подмены материала. По его словам, важно соблюдать условия хранения — при температуре до -4 градусов со сроком до пяти суток. Лучше всего, по его оценке, проводить исследование в течение 24 часов после забора.

В настоящее время Никулин вместе с адвокатом готовит жалобу в областной суд. В 2017 году он обратился к независимому эксперту, который изучил все материалы дела. Он пришел к выводу, что каких-либо объективных признаков, свидетельствующих о наличии алкогольного опьянения в момент ДТП, не имелось как с позиции действующего правового регулирования медицинского освидетельствования на состояние опьянения водителя, так и с экспертной и клинической точек зрения. Автомобилист намерен вернуть себе не только водительские права и отменить штраф, но и потребовать моральную компенсации с больницы и ответственных за результаты неверного, по его мнению, исследования.