Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Защита от оружия США: зачем арабам и туркам С-400

Почему Саудовская Аравия покупает и С-400 у России и THAAD у США

Американский и российский военнослужащие около комплексов THAAD и С-400 «Триумф», коллаж... Adan Cazarez/U.S. Army/Reuters и Кирилл Каллиников/РИА «Новости»
Американский и российский военнослужащие около комплексов THAAD и С-400 «Триумф», коллаж «Газеты.Ru»

Одновременно с масштабными арестами представителей саудовской элиты, власти Эр-Рияда сообщили о перехвате баллистической ракеты, запущенной йеменскими повстанцами по главному аэропорту столицы королевства. Цель была сбита, но аравийская династия готовится противостоять повторению эксцесса, закупив одновременно российские ЗРС С-400 и американские THAAD.

ЗРС дальнего действия С-400 «Триумф» разработки и производства концерна «Алмаз-Антей» предназначена для высокоэффективного поражения самолетов стратегической и тактической авиации, баллистических ракет, гиперзвуковых целей и других средств воздушного нападения в условиях радиоэлектронного и других видов противодействия.

Реклама

Согласно данным производителя, система способна на дальности до 400 км поражать аэродинамические цели, а также на дальности до 60 км -— баллистические цели, летящие со скоростями до 4,8 км/с на высотах от нескольких метров до нескольких десятков километров.

THAAD – подвижный противоракетный комплекс наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата баллистических ракет средней дальности. Дальность стрельбы — до 200 км. Высота перехвата — по одним данным 150 км, по другим — 200 км. Головной подрядчик – компания Lockheed Martin.

В июне 2016 года две батареи комплекса THAAD получили вооруженные силы Объединенных Арабских Эмиратов. В 2017 году батареи комплекса THAAD размещены в Южной Корее в уезде Сонджу как надежное средство защиты от эксцессов северокорейской ракетной программы.

До 2018 года планируется размещение комплексах в нескольких префектурах Японии. Королевство Саудовская Аравия закупает аж 44 пусковых установки и 360 ракет, а также 16 пунктов управления и семь радаров на сумму в $15 млрд. Сколько в этой сделке политики, а сколько — реальной необходимости для защиты от иранских ракет — остается лишь догадываться. Но конкуренция со стороны российских производителей на таком узком рынке все равно встревожила представителей американский ОПК.

По словам Тимоти Кэхилла, вице-президента американской корпорации Lockheed Martin, курирующего противовоздушные и противоракетные системы, «одновременное развертывание и эксплуатация ПРК THAAD производства США и российской зенитной ракетной системы С-400 «Триумф» в Саудовской Аравии будет трудным и создаст проблемы».

«Американское правительство должно было однозначно принять серьезное решение по этому вопросу», — сказал Тимоти Кэхилл на брифинге во время прошедшего на прошлой неделе дубайского авиасалона.

«Мы столкнемся с некоторыми серьезными проблемами, когда две различных компании производят системы ПВО», — поддержал коллегу, вице-президент по стратегическому развитию Lockheed Martin Дэн Нортон.

По его словам, «пересечение секретных данных будет самой большой проблемой. Целераспределение во время совместных огневых задач будет иметь критическое значение».

Кэхиллу был задан вопрос о правах человека в Саудовской Аравии и как это совмещается с передачей Эр-Рияду ракетных технологий. На это вице-президент Lockheed Martin ответил следующим образом: «THAAD считается оборонительной системой, она не обладает возможностями наступательного оружия, не несет боеголовку. Комплекс представляет смертельную угрозу только для атакующих баллистических ракет, и ничему иному».

По его словам, система THAAD будет готова в Саудовской Аравии к эксплуатации совместно с «Патриотом» в модификации PAC-3, поскольку Эр-Рияд не располагает последней версией «Патриота» в варианте MSE.

Еще в 2015 году Вашингтон одобрил поставку в Саудовскую Аравию приблизительно 600 ракет для ЗРС «Патриот» PAC-3 и соответствующего оборудования. Сделка оценивается в $5,4 млрд. В октябре 2016 года Вашингтон снял последние препятствия для продажи 360 произведенных Lockheed Martin ракет для ПРК THAAD типа «hit-kill» (речь идет об отделяемой самонаводящейся ступени перехвата кинетического действия, предназначенной для поражения баллистических целей путем прямого попадания).

Возникает естественный вопрос — действительно ли представители американского производителя правы, и у королевства возникнут проблемы при совместной эксплуатации и, главным образом, боевом применении столь разных систем противовоздушной и противоракетной обороны, как THAAD и С-400.

Безусловно, управлять в автоматизированном режиме THAAD и «Триумфом» с одного командного пункта попросту нельзя. Слишком по-разному эти системы построены и аппаратурно, и алгоритмически. Если создавать к ним соответствующие средства сопряжения (к примеру, для пересчета координат, перевода в требуемый масштаб и вид телекодовой информации и так далее), то разработка их затянется на много лет и в конечном счете по цене может приблизиться к стоимости одной из систем. Но и делать этого нет никакой необходимости.

Обе системы самодостаточны и взаимодействие между ними можно организовать всего несколькими строками в боевых документах королевства. К примеру, если системы развернуты в одном позиционном районе, то можно установить, что выше высот 27 км по баллистическим целям работает THAAD, а ниже этой высоты, по всему спектру аэродинамических воздушных объектов стрельбу осуществляет «Триумф».

Что касается совместной боевой работы THAAD и «Триумфа» по баллистическим ракетам средней дальности, то тут взаимодействие можно организовать по секторам.

И этого на первых порах будет вполне достаточно, поскольку никаких налетов с плотностью в восемь и более целей в минуту в этом регионе не ожидается в ближайшие несколько лет. Иными словами, плотного потока аэродинамических и баллистических целей не будет, а взаимодействие между С-400 и THAAD можно организовать по высотам и секторам.

Если же системы будут дислоцироваться в пунктах, расстояние между которыми превышает 200 км, то необходимости в организации взаимодействия не возникнет и вовсе, за исключением обмена данными по обстановке по одному из каналов передачи речевой информации.

За техническое обслуживание, поставку запасных частей и обучение специалистов будет отвечать страна-производитель вооружения. И каких-то особенных проблем в этой сфере не предвидится.

Разумеется, было бы лучше, если в королевстве в начале была бы создана система радиолокационной разведки, затем система автоматизированного сбора радиолокационной информации, созданы системы зенитного ракетного и истребительного авиационного прикрытия, развернута сеть автоматизированных командных пунктов соответствующих уровней. И вся эта техника была бы одной страны — производителя вооружения и военной техники. Однако на практике так бывает очень редко.

С развертыванием в Саудовской Аравии С-400 и THAAD у королевства буду самые реальные шансы оценить достоинства и недостатки обеих систем. В этой конкурентной борьбе действительно победит сильнейший.

С чем предстоит бороться С-400 и THAAD в этом регионе? В первую очередь, с тактическими баллистическими ракетами типа СКАД, в свое время поставленными некоторым странам региона из СССР. В настоящее время ракеты этого типа продолжают поступать из Северной Кореи. Есть у противников Саудовской Аравии и тактические ракетные комплексы «Точка» (SS-21). Кроме того, теми же хуситами в Йемене применяются ракеты иранского производства типа «Burkan-1» (модернизированная советская Р-17 «Эльбрус» и северокорейская «Хвасон-6») и «Burkan-2».

«Burkan-1» по ТТХ примерно соответствует ракетам СКАД, а «Burkan-2» уже имеет отделяемую боевую часть. По дальности ракета может достать столицу Саудовской Аравии, нефтяные поля и опреснительные установки, весьма важные и чувствительные для королевства. Кроме того, огонь по объектам королевства ведется даже ракетами ЗРК С-75, приспособленными для стрельбы по наземным целям. Эта система получила название «Qahr». То есть отличиться THAAD и ЗРС «Триумф» будет где.

До этого момента боевые стрельбы по тактическим баллистическим ракетам производила американская ЗРС «Патриот» РАС-3. Речь идет о тактических баллистических ракетах, периодически запускаемых с территории Йемена мятежными хуситами. «Патриоту» приписывается, начиная с 2015 года, более 100 успешных перехватов, что, безусловно, является явным преувеличением. По другим данным, было не более 40 успешных стрельб. В общем, точными данными и результатами объективного контроля по этому поводу никто не располагает.

На самом деле, скорее всего, запусков ракет хуситами было на порядок меньше, чем сообщают саудовские медиа. И успешные перехваты «Патриотом» ракет мятежников ничем, кроме словесных заявлений, не подтверждаются.

Арабские коалиционные силы публично признали всего несколько успешных боевых стрельб. Руководитель Lockheed Martin на дубайском аэрошоу вообще тактично уклонился от оценок боевой эффективности «Патриота» в ходе боевых действий на юге Аравийского полуострова.

Зачем туркам и арабам С-400

В свое время распространялись разные версии, объясняющие стремление Турции и Саудовской Аравии приобрести зенитную ракетную систему С-400 «Триумф».

Одна из них, весьма фантастическая, звучала примерно так – якобы российская сторона отказалась выполнить просьбу Турции передать ей доступ к внутренним системам зенитной ракетной системы С-400, которую Москва готовится передать Анкаре согласно заключенному контракту. И об этом вроде как рассказывали источники, знакомые с ходом российско-турецких переговоров. Утверждалось, что системы радиолокационного опознавания «свой-чужой» на поставленные в Турцию ЗРК будет также устанавливать российская сторона.

Сразу скажем, версия весьма странная, поскольку российские зенитные ракетные системы и радиолокационное вооружение поставляются за рубеж без государственной системы опознавания «Пароль».

Точнее, наши системы поставляются за рубеж с теми системами государственного опознавания, которые пожелает установить заказчик. Но свою ключевую информацию по «Паролю» Россия не отдает никому. Поставлять технику за рубеж с российской государственной системой опознавания «Пароль» означает, по меньшей мере, раскрывать военные и государственные секреты страны.

В частности, турки попросили, чтобы поставка ЗРС С-400 производилась с натовской системой государственного опознавания МК-12. В ней будут реализованы 1, 2, 3 режимы опознавания, то есть не имитостойкие режимы. Кстати, китайцам С-400 был поставлен с «Паролем», но, естественно, без российской ключевой информации. Саудовцы находятся на этапе выбора государственной системы опознавания для своего С-400, но склоняются к системе НАТО МК-12.

Но в той настойчивости, с которой Турция и Саудовская Аравия хотят приобрести российскую систему «Триумф», по-видимому, есть свой резон. К примеру, допустим (подчеркнем – чисто гипотетически) истребитель ВВС Иордании F-16 получил боевую задачу сбить точно такой же истребитель, но ВВС Израиля.

Однако иорданский летчик не сможет поразить израильский самолет. Об этом позаботилась страна-изготовитель вооружения и военной техники – Соединенные Штаты.

В бортовой комплекс и оружие истребителя введены соответствующие ограничения. Боя между двумя американскими F-16 не получится. Точно такие же ограничения зашиты и в зенитные ракетные и противоракетные системы, произведенные в США и на Западе. И этому уже есть многочисленные примеры.

В частности, в 1991 году во время войны в Заливе по внешнему сигналу были отключены все французские средства ПВО, которыми располагал Саддам Хусейн. С теми же французскими ЗРК «Кроталь» подобные случаи имели место и в Африке.

А обстановка на Ближнем и Среднем Востоке может сложиться так, что в вооруженное противоборство вступят страны, оснащенные оружием, закупленным в США и на Западе. Выполнить боевую задачу в этом случае не сможет ни одна из сторон. А российское оружие лишено этого принципиального недостатка. В любом случае и при любых обстоятельствах оно будет всегда в боевой готовности.

Как бы там ни было, Саудовская Аравия подписала соответствующие контракты с Москвой, чтобы укрепить возможности королевства в области противовоздушной и противоракетной обороны с помощью российской зенитной ракетной системы С-400 «Триумф».

Это — свершившийся факт и дискуссии о целесообразности такого шага, наверное, уже не совсем уместны. Обозримое будущее должно продемонстрировать эффективность «Триумфа» в боевой обстановке.

Совершенно другое дело, что иногда абсолютно беспричинно позиция покупателей нашего оружия на арабском востоке может в одночасье измениться на 180 градусов. Такие случаи, в частности, со странами Залива бывали уже неоднократно. И это тоже надо иметь в виду.