Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

«Фарс, не имеющий отношения к правосудию»

Фото из архива Газеты.Ru
Басманный суд, прозаседав 8 часов и совершив ряд грубых процессуальных нарушений, оставил Платона Лебедева за решеткой до 30 октября. Платон Лебедев заявил, что не считает все происходившее 28 августа судом, и еще в середине заседания устранился от участия в процессе.

Решение оставить Платона Лебедева в тюрьме еще на 2 месяца приняла судья Басманного суда Наталья Дударь. Она же, напомним, выдала 3 июля и санкцию на арест главы МФО «Менатеп».
Сегодня судья Дударь, благодаря своему, скажем так, своеобразному пониманию необходимости уважать Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), оказалась в весьма трудной ситуации, выйти из которой с честью не нашла в себе смелости.

Решение, которое Дударь приняла в середине заседания, при определенном развитии событий может привести к ее профессиональной дисквалификации.

Судья изначально готовилась по ходатайству Генпрокуратуры принять решение о продлении срока содержания Платона Лебедева под стражей (установленный до этого срок истек бы 3 сентября). Однако выяснилось, что само ходатайство подано незаконно.

События развивались так. Представитель Генпрокуратуры Валерий Вахтин заявил ходатайство о продлении срока содержания Платона Лебедева под стражей до 30 октября.

Было заявлено, что Генпрокуратура располагает некими дополнительными материалами, обосновывающими содержание главы «Менатепа» за решеткой. Адвокаты Лебедева попросили суд объявить перерыв в заседании с тем, чтобы ознакомиться с этими материалами и позволить Лебедеву отдохнуть. Суд эту просьбу удовлетворил.

В ворохе бумаг, который начали разбирать адвокаты Лебедева, обнаружилась доверенность, с которой прокурор Вахтин пришел на заседание. Оказалось, что это доверенность по другому делу. Это вопиющее нарушение УПК. Адвокаты немедленно заявили ходатайство об отводе судьи.

Доверенность, как рассказал адвокат Антон Дрель, была подписана заместителем генпрокурора Юрием Бирюковым. Как сказал Дрель, у него нет оснований полагать, что Бирюков не читает документов, которые подписывает. А потому нарушение УПК со стороны Генпрокуратуры в данном случае очевидно.

3 июля Басманный суд по просьбе Генпрокуратуры избрал для Платона Лебедева меру пресечения в виде лишения свободы. Кассационная жалоба адвокатов Лебедева на это решение была отклонена в Мосгорсуде.

6 августа Басманный суд отклонил жалобы адвокатов компаний «М-Реестр» и «ЮКОС-Лизинг», указывавших на допущенные представителями Генпрокуратуры в ходе обысков нарушения закона.

13 августа Басманным судом была отклонена еще одна жалоба на действия Генпрокуратуры, в которой на неправомерность следственной бригады указывали представители компании «ЮКОС-Москва».

Кроме того, Басманным судом был отклонен также ряд жалоб и ходатайств адвокатов сотрудника службы безопасности НК ЮКОС Алексея Пичугина.

При этом никаких новых обоснований необходимости держать Платона Лебедева за решеткой, по словам адвоката Евгения Бару, Генпрокуратура не предъявила. А те, что есть, вздорны и основаны, как сказал Бару, «исключительно на домыслах и богатой фантазии».

Претензий к судье Дударь у адвокатов и раньше было немало. Так, 3 июля, когда она выдавала санкцию на арест Платона Лебедева, его адвокаты не были допущены на заседание. Дударь также проводила заседания, игнорируя факт болезни Лебедева. При этом адвокаты так и не получили документов о медицинском освидетельствовании их подзащитного, из чего можно сделать вывод, что освидетельствования и не было.

Сегодняшний инцидент с доверенностью прокурора Вахтина переполнил чашу терпения адвокатов. Вахтин вообще не имел права участвовать в заседании, не говоря уже о том, чтобы заявлять какие-либо ходатайства. Поэтому, считают адвокаты, судье должен быть дан отвод, а ходатайство Генпрокуратуры следует признать незаконным.

Сами адвокаты Платона Лебедева ходатайств не заявляли — они только требовали отклонить ходатайство Генгпрокуратуры. Отметим, что в суде лежали также ходатайство супруги Лебедева об освобождении его под залог, а также поручительства семи депутатов из четырех фракций Госдумы. Эти документы, полагали адвокаты, также должны быть учтены судом. Но суд их не принял. Равно как и медицинские документы, свидетельствующие о том, что Платон Лебедев нездоров и нуждается в оказании медицинской помощи.

Парадокс ситуации в том, что решение относительно возможного отвода судьи Дударь должна была принять сама Дударь.

По оценкам опрошенных «Газетой.Ru» юристов, судья, конечно, могла объявить допущенное грубейшее нарушение несущественным, но такое действие судьи не пройдет незамеченным. Оно может стать поводом для рассмотрения ее персонального дела в квалификационной комиссии. Собственно, таким поводом может стать и сам факт допуска на закрытое заседание суда человека с подложной доверенностью.

В общем, судья Дударь стояла перед нелегким выбором. Неудивительно, что вскоре пресса и сотрудники МФО «Менатеп», которые не являлись участниками судебного процесса, были выдворены милицией не то что из зала суда, но вообще из здания. Предлог — окончание рабочего дня (18.00).

Спустя 20 минут после «окончания рабочего дня» Басманный суд принял решение отказать адвокатам Платона Лебедева в отводе судьи. Лебедев сразу запретил своим адвокатам участвовать в процессе и сам устранился от участия в нем.

После заседания адвокат Дрель передал журналистам слова своего подзащитного. Платон Лебедев не считает все происходившее судом, а считает «фарсом, не имеющим отношения к правосудию».

Антон Дрель отметил еще одно нарушение со стороны суда. Заседание было объявлено закрытым самой судьей Натальей Дударь без консультаций с обвиняемым и адвокатами. Это прямое нарушение статьи 241 УПК. Более того, в закрытом режиме прошло оглашение постановления суда — ведь прессу, как уже сказано, выгнали.

«То, что происходило, это очередное наступление на Конституцию, права человека и свободный рынок, представителем и строителем которого является Платон Лебедев», — заключил Антон Дрель.