Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Через два-три года это место будет заполнено отечественными разработками»

Cмогут ли российские программисты заменить своих американских и европейских коллег

Дмитрий Бевза, Юнна Коцар 26.08.2014, 11:45
компания-производитель

Российские разработчики довольно высоко оценивают свои нынешние возможности по импортозамещению в области программного обеспечения. «Газета.Ru» продолжает разбираться, насколько реально перейти с зарубежного на отечественное ПО и какими будут преимущества и недостатки этого перехода.

«Синергия» с Linux

На прошлой неделе заместитель начальника департамента информатизации и корпоративных процессов управления РЖД Вадим Москаленко сообщил, что ОАО «Российские железные дороги» и Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики в Сарове (дочернее предприятие «Росатома») планируют совместно создать критически важные бизнес-приложения на базе программного обеспечения с открытым исходным кодом. Позднее представитель РЖД пояснил «Ведомостям», что в рамках этого проекта будет разработана операционная система «Синергия» на базе ядра Linux.

Ранее, в июле, состоялось специальное заседание комиссии Госдумы, посвященное импортозамещению технологий в стратегических информационных системах, а депутаты профильных комитетов обсуждают поправки к закону о госзакупках (44 и 223 ФЗ), которые обяжут госкомпании и организации отдавать предпочтение продукции IT, не использующей лицензируемых импортных компонентов.

В августе в ходе международного молодежного форума «Таврида», прошедшего в Крыму, глава Минкомсвязи России Николай Никифоров заявил, что его ведомство разрабатывает планы по импортозамещению программного обеспечения.

Мы готовим комплекс мер, чтобы поддержать шаг за шагом, год за годом развитие и становление целой большой отрасли импортозамещающего программного обеспечения.

Мы разрабатываем механизм, который позволит отрасль укрепить, поддержать. Это небыстрый путь, это путь, который займет три года, пять лет, семь лет по некоторым направлениям», — заявил министр. При этом он признал, что для обеспечения этой программы России потребуется еще около 600 тыс. программистов в дополнение к уже 350 тыс. имеющихся.

Против шпионских закладок

Позиция сторонников перехода на отечественное ПО, как правило, базируется на трех аргументах.

По их мнению, так как большинство крупных разработчиков и поставщиков ПО, таких как Microsoft, Google, Оracle, SAP, — это американские и европейские компании, то в условиях нынешней политической ситуации и санкций со стороны США и EС их юрисдикция может представлять угрозу для национальной безопасности и экономики России. Речь идет в первую очередь о прекращении продажи лицензионного ПО в Россию и приостановке обслуживания уже поставленных программных продуктов.

Другой аргумент — возможное наличие шпионских закладок в программах западных компаний.

Третий довод в пользу массового перехода на отечественное ПО — положительное влияние на экономику России инвестиций в отечественную IT-отрасль, без которых такой переход невозможен.

Однако где взять такие инвестиции и такое количество квалифицированных кадров, не совсем понятно.

Согласно данным рекрутингового агентства Luxoft Personnel, в 2013 году в Росcии наблюдался дефицит специалистов, которые имеют хорошую экспертизу в информационных технологиях. Помимо постоянно востребованных разработчиков IT-отрасль испытывала нехватку специалистов по облачным технологиям, Big Data, Digital, мобильным разработкам и разработкам в банковской сфере.

Нехватка IT-специалистов — глобальная проблема, с которой пока не смогли справиться даже ведущие страны мира.

Набирающее мировую популярность дистанционное образование возникло именно как реакция на неспособность обычных университетов обучать и выпускать достаточное для глобальной экономики количество программистов.

Программисты-оптимисты

Российские разработчики ПО тем не менее довольно высоко оценивают свои нынешние возможности. Так, по мнению креативного директора компании Redmadrobot Максима Десятых, если в целях импортозамещения будет создан вакуум в сфере прикладного ПО для бизнеса, то через два-три года это место будет заполнено отечественными разработками, не уступающими по качеству. А еще через год-другой софт будет готов к экспорту — лучше зарубежных аналогов. Квалификации наших разработчиков достаточно для этого.

«Это вполне реальная задача, которая решается в разумный срок за посильные для российского бизнеса деньги. Даже никаких специальных государственных дотаций не требуется — всего один указ», — заявил он «Газете.Ru».

Что касается возможности прекращения поставок массового ПО на российский рынок в результате экономических санкций, то представители крупных компаний от официальных комментариев отказались, но в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» сообщили, что всерьез такую возможность не рассматривают.

Наибольшей критики у экспертов, опрошенных «Газетой.Ru», вызвал тезис о том, что российские программные продукты будут более безопасными, чем уже существующие и использующиеся программы крупных международных компаний.

Владимир Мамыкин, директор по информационной безопасности Microsoft в России, утверждает, что их ПО регулярно проходит сертификацию на соответствие требованиям по информационной безопасности РФ. Microsoft дает возможность государству убедиться в отсутствии «потайных дверей» в программах Microsoft. На сегодня сертифицированы уже более 40 продуктов, включая Windows 8.

Также важно понимать, что если небольшие приложения пишутся российскими программистами, что называется, с нуля, то такие сложные продукты, как операционные системы, базы данных и пр., разрабатываются на базе СПО — свободного программного обеспечения.

По некоторым оценкам, доля программного кода в продуктах СПО, частично или полностью оплаченная софтверными гигантами (от продуктов которых призывают отказаться сторонники импортозамещения), достигает 80%.

«ПО с открытым кодом (СПО) и ПО с закрытым кодом (проприетарное — ППО) — это две основы одного большого рынка программного обеспечения, противостояния между которыми нет, так как разработчики ППО и СПО работают в партнерстве. В частности, Microsoft активно участвует в разработке СПО, состоит в сообществе разработчиков СПО и даже является одним из крупнейших игроков этого рынка, ежегодно инвестируя во все направления R&D совокупно более $9 млрд», — сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе Microsoft.

Антивирусный эксперт «Лаборатории Касперского» Юрий Наместников считает, что свободное программное обеспечение по своей природе ничем не отличается от проприетарного. А тот факт, что пользователь имеет полный доступ к коду и всегда может его проверить на предмет «закладок», на практике также не всегда работает.

«Проверить программные продукты, созданные с применением открытых технологий, сегодня не так-то просто: большинство из них содержат уже сотни тысяч строк программного кода, для вычитки которых потребовались бы сотни человеко-часов и работа очень квалифицированных программистов», — говорит Наместников. В качестве примера уязвимостей в продуктах с открытым исходным кодом он привел нашумевший Heartbleed (ошибка в протоколе шифрования OpenSSL, позволяющая несанкционированно читать память на сервере или на клиенте). Обнаруженная уязвимость в самом распространенном криптографическом пакете OpenSSL потенциально могла привести к хищению данных почти всех пользователей интернета.