Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Денди, их черепашки и тараканы

Зачем денди выводили на прогулку своих черепашек? Каким шампанским нужно чистить ботинки? Почему приличные люди не едят овощей? Множество полезных сведений можно почерпнуть из этой энциклопедии дендистской жизни.

Книга Ольги Вайнштейн «Денди: мода, литература, стиль жизни» вышла в издательстве «НЛО» в серии «Искусство повседневности». Шестисотстраничный исторический труд выглядит по-дендистски изящно, а кроме того, оказывается увлекательным чтением, расширяющим наши традиционные представления об этой когорте эстетов.

Лорд Байрон говорил: «В XIX веке есть три великих человека — Браммелл, Наполеон и я». Двоих последних мы помним хорошо и лишь Джорджа Брайана Браммелла не изучаем на уроках истории и литературы. А он несомненно оказал влияние и на литературу, и, возможно, даже на историю.

Харизма родоначальника дендизма в свое время была такова, что ему подражали аристократы и монархи, а ведь он даже не был знатного происхождения. «Ничему не удивляться», — было первым правилом денди. Внуку камердинера Браммеллу посчастливилось закончить Итон, остальное приложилось.

Обладавший идеальным вкусом, Браммелл научил светское общество безупречно одеваться и ежедневно мыться.

Он мог сказать герцогу, что фрак его не заслуживает этого гордого имени, назвать толстяком принца Уэльского, заставить неловко одетую герцогиню, пятясь, удалиться с бала. «Она ела капусту», — сказал он о бывшей невесте, и это прозвучало приговором. Овощи Браммелл полагал едой простолюдинов, а сам, по его словам, лишь однажды случайно проглотил горошину. Шпилька Браммелла могла стоить светской карьеры дебютантке, а нувориши, наперебой звавшие Браммелла на обеды, жадно ловили из его уст даже насмешку как знак особого внимания. Сохраняя бесстрастие, он поражал неожиданностью — это было вторым правилом денди.

Герцогиня Йоркская и герцогиня Девонширская, прапрапрабабка принцессы Дианы, были его приятельницами. Его последователями стали Джордж Байрон и Оскар Уайльд, Пушкин и Лермонтов, Стендаль и Бальзак, Бодлер и Пруст. Свою жизнь Браммелл превратил в величественный перформанс. Он мог четыре часа кряду завязывать галстук, добиваясь совершенства. Его лакей, указывая на усеянный скомканными шелковыми платками пол, говорил: «Это наши неудачи».

Менять сорочки денди полагалось по три раза на дню, перчатки — по шесть.

Порядок фланирования и лорнирования, искусство поз и разговора — все было незримо прописано в катехизисе светского льва. Сложный кодекс чести обязывал платить карточные долги равным, но снисходительно относиться к неуплате портным и башмачникам. В конце концов Браммелл, оказавшись по горло в долгах, торжественно исполнил третье и главное правило денди — «удаляться, как только достигнуто впечатление». Он бежал от кредиторов во Францию, где тихо прожил четверть века и закончил жизнь в долговой яме, нищим, полусумасшедшим, принеся все, что у него было, на алтарь легенды.

Все важные периоды и личности европейского и российского дендизма рассматриваются в книге подробнейшим образом. Не забыты дамы — Джорджиана Девонширская, Жорж Санд, Зинаида Гиппиус, Коко Шанель, Марлен Дитрих, Жаклин Кеннеди. Сквозь Серебряный век и двадцатые годы протягивается историческая нить, нанизывая на себя стиляг, «тедди», «штатников», а в двадцать первом веке — «бобо» и метросексуалов. Последнее слово современного мира в пропаганде дендизма — виртуальные сетевые сообщества. Впрочем, с сожалением констатирует автор, денди без иронических кавычек в нынешнем веке встретить невозможно.

Глубокие умы, как в свое время выразился денди д'Оревильи, для дендизма недостаточно тонки, а тонкие недостаточно глубоки.

И, наверное, каждый современный ум все же опасается умереть в метафизической долговой яме.

О. Вайнштейн. «Денди: мода, литература, стиль жизни» — М.НЛО, 2005.

Ольга Борисовна Вайнштейн — филолог и культуролог, автор и составитель сборника «Ароматы и запахи в культуре»