онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Бонус
Развернуть
«Не понравился — выводят и бьют»: куда попали Кокорин и Мамаев

Как Кокорин и Мамаев отбывают срок в колонии под Белгородом

Полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев и нападающий «Зенита» Александр Кокорин, а также его брат Кирилл отбывают свои сроки за драки в центре Москвы в колонии общего режима в Белгородской области. «Газета.Ru» рассказывает, как у футболистов обстоят дела и вернутся ли они на поле.

РПЛ ждет

Павел Мамаев и Александр Кокорин попали в следственный изолятор, а потом и на скамью подсудимых после событий 8 октября. Тогда футболисты после матча их команд в Санкт-Петербурге и в преддверии паузы на игры сборных, куда они не были вызваны, отправились в Москву отмечать десятилетие своей дружбы, влипнув в уже прекрасно всем известные события с водителем ведущей Первого канала Ольги Ушаковой (ныне Шаблий) на парковке у ночного клуба и чиновниками Денисом Паком и Сергеем Гайсиным в кафе.

Вот уже больше девяти месяцев бывшие футболисты сборной России не выходят на футбольное поле, вместо этого отбывая сроки заключения в ИК-4 в Белгородской области, куда недавно были доставлены вместе с младшим братом Александра Кокорина Кириллом, тоже активно поучаствовавшим в инцидентах.

Тем не менее в футбольном мире до сих пор многие уверены в том, что игроки вернуться на поле и будут выступать на самом высоком уровне.

«Смогут ли они вернуться – все в этой жизни реально. Это зависит от них самих. Понятно, что нужно много работать. Наверное, можно и сейчас как-то себя в форме держать. Можно располнеть, как Кокорин, но потом можно все это сбросить. По мне, их наказание – «ту мач» (слишком), — рассказал «СЭ» главный тренер «Ростова» Валерий Карпин.

Главный тренер питерского «Зенита» Сергей Семак и вовсе заявил, что ждет возвращения Кокорина из колонии и рассчитывает, что клуб перезаключит с ним контракт, истекший 30 июня этого года.

«Доступа (к Кокорину) нет, следить сложно. Что касается Саши, с моей стороны был бы рад, если бы он к нам поскорее вернулся и заключил новый контракт с клубом», — цитирует Семака агентство РИА «Новости».

Учитывая, что «Зенит» заготовил для сыгравшего всего в трех матчах прошлого сезона РПЛ игрока золотую медаль, кажется, что проблем с новым соглашением не будет.

Мамаеву несколько сложнее, потому что владелец «Краснодара» Сергей Галицкий уже не раз заявлял о грядущем расторжении контракта с полузащитником. При этом интерес к креативному игроку все равно будет достаточно серьезный. Так, готовность подписать Мамаева уже проявляли в грозненском «Ахмате» и екатеринбургском «Урале».

Начало срока

В колонию общего режима ИК-4, находящуюся в Белгородской области близ города Алексеевка, футболисты прибыли 9 июля, а уже через несколько дней дотошные журналисты засняли и распространили кадры, как они играют на территории исправительного учреждения в футбол.

«Где они играют? Какие видеокадры? Все вопросы в пресс-службу УФСИН. В футбол они не играли. Какие кадры? Какие кадры могут быть? Все вопросы в пресс-службу УФСИН. Они в данный момент сидят в штрафном изоляторе – все втроем», — прокомментировал для «Спорт-Экспресса» ситуацию начальник колонии.

Чуть позже распространила официальное заявление пресс-служба УФСИН, опровергнувшая информацию о штрафном изоляторе.

«В связи с распространением в СМИ сведений о применении к Павлу Мамаеву и Александру Кокорину мер наказания, сообщаем, что за время нахождения в исправительном учреждении к дисциплинарной ответственности они не привлекались», — говорится в заявлении.

Все дело в том, что спортсмены попали в восьмой отряд, так называемый коммерческий и, по всей видимости, не прошли десятидневную процедуру карантина, уже попав в обычный распорядок тюремной жизни, в которой у представителей данного отряда, по информации СМИ, имеются некоторые привилегии по отношению к остальным заключенным.

«По прибытии каждому заключенному положено десять дней карантина, если их не определяют в изолятор, где условия совсем кошмарные. Но футболистам, в связи с медийностью, ШИЗО не грозил – их, как мне сказали, сразу поместили в восьмой отряд, с улучшенными условиями, — поведал в интервью «Советскому Спорту» отбывавший наказание в этой ИК гражданский активист и эколог из Коломны Валентин Соколов.

— Впрочем, правила карантина одинаковы для всех. Видимо, поэтому начальник колонии и стал оправдываться, так как процедура нарушена. Сразу в «жилку» попасть нельзя. Такая процедура в каждом централе».

Что это за колония

ИК-4 является колонией общего режима, причем считается достаточно строгой, ближе к так называемым «красным» исправительным учреждениям с максимально жесткими порядками.

При этом жизнь в том самом восьмом отряде, где уже оказались футболисты и Кокорин-младший, отличается от распорядка других отрядов, где условия более суровые.

«Вот как раз при мне там сидел министр, которого осудили за хищение миллионов долларов. Он сидел в восьмом отряде, куда попали футболисты. В обычном отряде очень тесно, есть просто проход между «шконками», а походить негде,

— сообщил все тот же Соколов. — Есть еще «кулек» — место, где стоит телевизор, но он практически всегда закрыт за какие-нибудь наказания. А рядом с каждым бараком так называемая «локалка» — огражденная территория метров тридцать. В бараке обычно человек 300, поэтому, даже если выйдут, набьются битком. А за «локалку» выходят только в столовую. Министр мог спокойно прогуливаться по территории, в дорогих очечках, со свитой прихлебателей, которые перед ними расшаркивались: «Ой, не споткнитесь».

Рассказал бывший заключенный ИК-4 и о футбольном поле, на котором уже успели продемонстрировать свое мастерство Кокорин с Мамаевым.

«Небольшое поле — длина круга где-то 100 метров. Я просто бегал вокруг кросс — 10 километров, пока другие играли. Поле меньше минифутбольного. Сетка очень высокая, но вся дырявая, и мяч постоянно улетает. Кстати, прямо рядом находится церковь, и до сих пор удивляюсь, как в ней окна не повыбивали, — цитирует активиста «Советский спорт».

— Приходится ждать, пока подадут, ведь выходить нельзя. Мячей в ИК два, но если оба улетели, то выйти из клетки, где играют в футбол, нельзя. Ее открывают только в девять часов, когда время отбоя. Если перелез – наказание».

Кроме того, по словам бывшего заключенного, Кокорин и Мамаев смогут воспользоваться какими-то привилегиями, если пожертвуют деньги на нужды колонии — например, на улучшение того же стадиона.

Поведал Соколов и не самые приятные вещи о порядках в ИК-4:

«К Кокорину и Мамаеву, понятно, это вряд ли относится, а к остальным стандартная программа: тебя бьют сразу. Приходит этап, и начальник колонии просто смотрит и просто по своему желанию тем, кто ему не понравился лицом или взглядом, или, допустим, плохо поздоровался, того выводят в коридор, где бьют, а потом отправляют в ШИЗО (штрафной изолятор — «Газета.Ru»)…»

В общем, футболисты, конечно, попали не на курорт, но их жизнь в заключении будет все-таки не самой ужасной, тем более что сидеть им осталось не так уж много времени — оба выйдут на свободу осенью 2019 года.