онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
«Считают ее монстром»: как ученица сбежала от Тутберидзе

Завершившая карьеру Шелепень рассказала о работе у Тутберидзе

Полина Шелепень, первая ученица Этери Тутберидзе, достигшая серьезных успехов под ее руководством, дала откровенное интервью, в котором рассказала, почему решила уйти от Тутберидзе и сменить спортивное гражданство. Сейчас девушка уже завершила профессиональную карьеру и с головой ушла в тренерскую деятельность.

Полина Шелепень стала первой фигуристкой, после успехов которой мир узнал о тренере Этери Тутберидзе. Под ее руководством Шелепень достигла высоких результатов на международном юниорском уровне — Полина дважды отбиралась в финал Гран-при, где завоевала две серебряные медали.

В 2012 году девушка со скандалом покинула своего тренера.

Теперь, как признается Шелепень, решение было поспешным. Это девушка начала понимать уже с возрастом.

Реклама

«Сложность была в том, что мы очень долго проработали вместе. Но последний сезон складывался тяжело в плане отношений. Я сейчас это все объясняю своим переходным возрастом тогда. В 16-17 лет тебе и дома кажется, что все к тебе несправедливо придираются. Ты думаешь: «Вы все неправы, а я молодец. Просто отстаньте», — рассказала фигуристка в интервью «Матч ТВ».

Интересно, что в это время в группе Тутберидзе уже начинала тренироваться совсем юная Юлия Липницкая, ставшая впоследствии олимпийской чемпионкой.

Тутберидзе тогда говорила, что Шелепень попросту сбежала от нее, даже не попрощавшись.

«Убежала из Новогорска, и после этого я ее больше не видела. Она даже со мной не попрощалась», — говорила Этери Георгиевна в 2017 году в интервью РИА «Новости».

Тренер признавалась, что ей непросто приходилось работать с Полиной, несмотря на талант девочки. Ее, по словам Тутберидзе, было необходимо «заставлять работать», что в группе именитого специалиста неприемлемо.

«Пожалуй, сложнее всего было с Шелепень.

Полина — очень талантливая девочка по прыжкам. Но каждый раз ее нужно было заставлять.

Не знаю, чем это объяснить. Может, так происходило потому, что Полина каталась у меня с четырех лет, относилась как к маме, а своего ребенка сложно тренировать», — цитирует Тутберидзе официальный сайт ФФККР.

Однако никакой обиды Шелепень на своего бывшего тренера не держит. Она не понимает людей, которые представляют себе Тутберидзе «монстром». Что касается методов работы своего бывшего тренера, то Полина не считает, что здесь была и есть какая-то жестокость.

«Почему-то когда люди говорят, что Этери Георгиевна — строгий тренер, они представляют ее каким-то монстром.

Я до сих пор слышу это от тех родителей своих учеников, кто знает, что я тренировалась у Тутберидзе. Они смотрят на меня так, как будто я побывала в аду и вернулась живая.

Но любой тренер на высоком уровне не будет все время гладить спортсмена по головке и просить не расстраиваться. В России таких тренеров точно нет», — подчеркнула Шелепень.

По словам фигуристки, все спортсмены в группе Тутберидзе понимали, что тренер использовала метод кнута из лучших побуждений.

«Все мы прекрасно понимали — тренер хочет, чтобы мы были лучше. На нас никто не срывался просто потому, что настроение плохое. Если уж получали, то за дело. Когда любишь своего тренера, нет мысли, что на него можно обижаться за критику и строгость. Он поругал — ты пошел и исправил, сделал хорошо, и вот тебя уже похвалили», — вспоминает Полина.

«Спортсмен выигрывает соревнования, ему вешают на шею медаль, и тогда никто не вспоминает моменты, когда тренер был строг, кричал и ругался. Все думают только, какой большой труд за этой медалью стоит», — рассказала Шелепень.

При этом фигуристка не отрицает, что у нее случались конфликты с Тутберидзе, однако, как признается, происходило это зачастую из-за ее характера. В частности, в один из подобных моментов Шелепень и приняла решение окончательно покинуть Тутберидзе.

«У нас были конфликтные ситуации, и я как вспыльчивый человек могла иногда уйти с тренировки. Никогда себе раньше такого не позволяла, но в последний сезон это даже было видно по моим соревнованиям: если Полина провалила турнир, значит точно накануне с тренировок уходила», — заявила она.

«В какой-то момент я подумала, что не хочу больше ругаться. Никакого прогресса от этого нет все равно.

Главной проблемой было то, что я очень любила своего тренера и не могла представить, как я подойду к ней и скажу «до свидания».

Это было бы мучительно тяжело. Решила, что тут подойдет метод пластыря — просто сорвать, и все.

Я вернулась в номер с тренировки и написала маме, чтобы она забрала меня со сборов. Взяла пару вещей с собой, дождалась маму, а в Новогорске сказала, что мне надо прогуляться. Мы уехали. Когда меня хватились — начали звонить и искать, и тогда уже пришлось признаться, что я ушла совсем», — вспомнила Шелепень.

После ухода от Тутберидзе Шелепень начала тренироваться у Светланы Соколовской, а позднее сменила спортивное гражданство с российского на израильское. Карьера молодой и перспективной фигуристки надломилась, как она признается, совершенно глупым образом» — Полина во время тренировки подвернула ногу, ей поставили неверный диагноз, из-за чего возникла серьезная проблема.

«Представляете, как важна правильная диагностика? Израильские врачи говорили, что при верном диагнозе и лечении мне нужно было бы просто пропустить две недели на льду. А так получилось, что я только усугубила ситуацию», — с досадой отметила девушка.

В возрасте 19-ти лет Шелепень официально завершила профессиональную карьеру и приступила к тренерской деятельности. Сейчас она успешно тренирует детей в одной из московских школ – работа, как Полина рассказывает, ей по душе. Она также с радостью отмечает, что очень довольна сравнениями с Тутберидзе. Уже в работе с детьми она сама старается перенимать манеру своего бывшего тренера.

«Уже были моменты, когда говорили, что я очень похожа на Этери Георгиевну, всегда подразумевая это как комплимент.

Главное, что мне передалось от нее — любовь к своему делу.

Думаю, это одна из причин, почему у меня хорошо получается тренировать. Я очень люблю детей, очень люблю лед, и моя работа в этом смысле — работа мечты.

Сколько я помню Этери Георгиевну — неважно, насколько уставшей, с какими проблемами и в каком самочувствии она приходила на каток, на льду она всегда была в порядке. Это меня заряжало. Я хочу, чтобы мои спортсмены в работе видели меня такой же — полной сил и желания тренировать». – резюмировала Шелепень.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице фигурного катания, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».