«Россия получила мундиаль честно»

Виталий Мутко о решении ФИФА и чемпионате мира 2018 года

РИА

Министр спорта России Виталий Мутко в интервью «Газете.Ru» прокомментировал заявление ФИФА о снятии обвинений в коррупции с России и Катара. По словам спортивного чиновника, он удовлетворен выводами следствия, считает, что Россия получила чемпионат мира заслуженно, а конкуренты просто не могут смириться с поражением.

— Как вы прокомментируете заявление ФИФА и насколько оно было ожидаемо?
— Опубликованный отчет и выводы соответствующей комиссии — это серьезный документ. Могу сказать, что и не сомневался, что такие выводы будут сделаны. Россия всю свою избирательную кампанию вела честно, в рамках принципов и регламента, которые есть в ФИФА, и заслуженно получила мундиаль.

Основными нашими аргументами были серьезнейшая государственная поддержка проекта, правительственные гарантии, стабильная социальная и политическая ситуация в стране, популярность футбола, богатая история этого вида спорта, то наследие, которое оставит подготовка к проведению чемпионата мира. Важно и то, что такой турнир впервые проводится в Восточной Европе.

Мы работали корректно, спокойно, не переступая никакие грани, это подтвердили выводы, сделанные соответствующей комиссией, и я удовлетворен этим.

— Насколько комиссия привлекала российскую сторону к расследованию?
— Расследование длилось долго, осуществлялось под руководством господина Гарсии (глава следственного управления ФИФА Майкл Гарсия. — «Газета.Ru»), бывшего прокурора США. Он собрал специальную группу, которая включила в себя квалифицированных следователей. Они проводили различные исследования, мониторинг средств массовой информации, опросы людей и так далее.

Могу сказать, что со мной также разговаривали, как и с членами оргкомитета. Опрашивались люди, имевшие отношение к заявке, члены исполкома ФИФА, приезжавшие в Россию.

То есть следствие проделало большую работу, а результаты получились именно такими, какими мы их и ожидали. Это здорово, теперь Россия может спокойно готовиться к чемпионату мира и не отвлекаться на эти вещи.

Реклама

— Параллельно ФИФА обвинила Англию в подрыве процесса выборов хозяина ЧМ-2018, как вы это прокомментируете?
— Могу твердо сказать, что всегда, пока будет существовать конкуренция, пока будут существовать выборы, всегда проигравшие будут поднимать какую-то ненужную волну. Здесь речь идет об Англии, которая через журналистов раздувала эту тему.

Вот недавно прошли выборы городов — хозяев чемпионата Европы 2020 года, в число которых попал и Санкт-Петербург, и там финал получил Мюнхен, а Лондон как бы проиграл. На пресс-конференции Мишеля Платини, посвященной этому событию, британский журналист встал и стал задавать вопросы.

Они просто не понимают, как они могут проиграть. Когда англичане уступают, они с этим смириться не могут. Так же было и с Олимпиадой, когда американская заявка проиграла. Там посчитали, что если приехал президент США, если они подали заявку, значит, МОК должен проголосовать именно в эту сторону.

Не проголосовали – вот вам экономические санкции, спонсоры уйдут и так далее. Работу нормальную провести они не могут. Вот, например, как действовала Англия: я, член исполкома ФИФА, даже заявки их не видел. Они считают себя выше этих нюансов, а потом обижаются.

— Какие еще выводы были сделаны ФИФА по итогам последних выборов хозяев чемпионатов мира?
— Вообще помимо оценок того, как работали над заявками страны, сделаны выводы и по процедуре выборов. Процедуру нужно совершенствовать, и ФИФА этим уже начала заниматься. Как минимум принято решение выбирать заявки только на один чемпионат мира, то есть не объединять конкурсы, а окончательное решение будет выноситься на конгресс ФИФА. Комиссия обратила внимание на некоторые детали, над которыми теперь будет работать ФИФА, но они скорее технического, технологического плана.

— Как относитесь к обвинениям в адрес Катара?
— Да меня это вообще не интересует, нас с вами, Россию, это не интересует. Я всегда говорю, что я как член исполкома ФИФА всегда голосовал против заявки Катара, открыто и публично, и объяснял почему. Но сейчас мы уже коллеги, и я им желаю успеха. Мы сотрудничаем, обмениваемся информацией, потому что они за нами будут проводить чемпионат мира. Мы должны сейчас уйти от этих дискуссий и смотреть, как удобней, как лучше будет провести там мировое первенство.

— То есть все произошло именно так, как вы и ожидали?

— Конечно, я же находился внутри процесса. Мы работали честно, огромную поддержку нам оказал Владимир Владимирович Путин, бывший тогда премьер-министром. Он провел массу встреч, хоть это, наверно, и не его уровня встречи были. А в той же Британии премьер Кэмерон был в отпуске во время того, как приехала оценочная комиссия ФИФА, так он даже не соизволил вернуться. Как это может не сказываться?

— То есть все дело в отношении?
— Как говорится, черт в деталях. Сейчас мы представляли заявку Петербурга на Евро-2020. Конечно, это прекрасный город, великий город, все хотят, чтобы там состоялось такое событие. Там уже сейчас отличная инфраструктура, в следующем году или начале 2016 года мы достроим стадион: в городе все уже готово, в принципе. Но работу над заявкой надо было проводить. Нам пришлось убеждать, рассказывать, идти на какие-то компромиссы.

Даже если ты полностью готов, надо работать, а если не представить заявочную книгу, правильно технически оформленную, если ты не находишь времени встретиться с оценочной комиссией, то, конечно, у людей складывается определенное мнение.

Когда вы приезжаете в какой-то город и вам там говорят: «Да зачем нам этот чемпионат?» Когда у нас была оценочная комиссия, самое главное, что отметили специалисты ФИФА, это даже не технические подробности или сроки по строительству, а тот энтузиазм, с которым в России относятся к домашнему чемпионату мира. Они приехали в Казань, и там все, от президента республики до директора стадиона, живут этим проектом, и каждый знает свой маневр. Тут, конечно, складывается другое мнение.

Не хочу обижать бразильцев, но когда специалисты ФИФА приезжали в Бразилию за три года до мундиаля, они были в шоке. В провинциях говорили: «Да мало ли, что там федеральная власть придумала? Мы еще не знаем, как мы будем проводить турнир».

— А у России есть абсолютно четкое понимание того, как будет проводиться чемпионат мира?
— Конечно, и мы готовы быть открытыми, понятными, ясными. Говорят, что не хватает информации, – пожалуйста, на тему чемпионата мира мы готовы быть абсолютно открытыми. Сейчас мы откроем специальный портал, я готов не меньше раза в месяц встречаться и рассказывать о ходе подготовки, потому что я хочу, чтобы этот проект был совершенно понятен.

Ресурсы, которые мы выделили, они небольшие. Если возьмете эти 330 миллиардов, которые мы выделяем из федерального бюджета, то надо понимать, что эти средства распределяются с 2013 по 2018 год, да еще и делятся на 11 городов. Это примерно 30 миллиардов на город, куда входят и стоимости стадионов. Конечно, мы ждем частных инвесторов.

Конечно, мы работаем, и в городах трудятся. Но я много летаю по стране и могу сказать, что если бы у нас были стадионы и гостиницы (вот еще одна зона риска), плюс мы бы установили где-то временные терминалы в аэропортах, мы могли провести чемпионат мира хоть сегодня. Более или менее ситуация в городах меняется: я был в Самаре, там отремонтированы и набережная, и пешеходная зона, вообще города приводят в порядок.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице чемпионата мира по футболу — 2018.