Пенсионный советник
онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Товарищеские матчи (клубы)
Шахматы / Матч за шахматную корону. Седьмая партия
Единая лига ВТБ
НХЛ / регулярный чемпионат

«Оснований для дисквалификации Винер нет»

Интервью с Максимом Викторовым

Фото: ИТАР-ТАСС

Дисциплинарная комиссия Международной федерации гимнастики вынесет решение по делу главного тренера сборной России по художественной гимнастике Ирины Винер до 10 июля. В эксклюзивном интервью «Газете.Ru» адвокат Ирины Винер Максим Викторов подробно рассказал об этом деле, которое может закончиться дисквалификацией главного тренера российской сборной.

— Когда и с чего начался процесс против Ирины Винер?
— В конце апреля на имя Винер пришло письмо из Международной федерации гимнастики (FIG), что в отношении нее открыта дисциплинарная процедура в связи с возможно имевшими место нарушениями Дисциплинарного Кодекса Федерации. В письме сообщалось, что процедура открыта в связи с получением от президента НОК Украины и члена МОК Сергея Бубки многочисленных газетных статей и по просьбе президента Федерации Бруно Гранди.

Реклама

— Какие обвинения выдвигаются в адрес Ирины Винер?
— Например, претензии заключались в том, что Ирина Александровна якобы допустила критику в адрес методологии судейства, применяемой для оценки трудности выступления гимнасток. Но дело в том, что существуют две методики. По одной судьи, совещаясь между собой, достигают договоренности и выставляют один общий средний балл. При другой каждый судья выставляет свою оценку, а затем считается среднее арифметическое, такая методика является более объективной, ведь там меньшую роль играет человеческий фактор. Ирина Александровна разъясняла в прессе эти тонкости, но у кого-то могли возникнуть впечатления, что когда оценка выставляется по договоренности, речь идет не о прописанной в правилах процедуре, а о сговоре. А критиковать Федерацию и обвинять ее в сговоре — неправильно, хотя запрет на критику не прописан в Уставе FIG и не может быть там прописан.

Никакие факты, инкриминируемые Ирине Винер, своего подтверждения на слушаниях в Лозанне не нашли.

— Какова же роль Сергея Бубки в этом деле?
— Я буду опираться на то свидетельство, которое он дал. В нем он засвидетельствовал то, что он не только не имеет отношение к возбуждению дисциплинарной процедуры в отношении Винер, но и категорически против, чтобы такая процедура существовала. Он не подавал никаких жалоб для возбуждения дисциплинарной процедуры в отношении Винер. Мы располагаем этим документом. В своем свидетельстве Бубка подробно объясняет ситуацию, и его аргументы вполне убедительны.

— Какова роль президента Гранди, раз он был инициатором начала дисциплинарной процедуры в отношении Винер?
— Ключевая. Учитывая достаточно жесткое структурирование Федерации, роль президента является ключевой.

— А может ли Бруно Гранди, итальянец по национальности, быть заинтересован в дисквалификации Винер с той точки зрения, что ее отсутствие в сборной России ослабит команду в свете предстоящих Олимпийских игр и существенно повысит шансы на победу в Пекине итальянок?
— Мы можем об это говорить только по результатам вердикта. Если вердикт будет положительный для нас, то такие заявления не будут иметь никаких оснований.

— Как прошли слушания в Лозанне?
— Заседание дисциплинарной комиссии длилось около двух часов. Сначала выступила Ирина Александровна Винер, затем она довольно долго отвечала на вопросы, и, наконец, слово было предоставлено юристам.

В процессе ответов на вопросы стало очевидно, что нет никаких фактических обстоятельств, которые могли бы послужить основанием для возбуждения дисциплинарной процедуры.

— Но все-таки, какие санкции могут грозить Ирине Винер?
— Еще раз со всей ответственностью могу сказать, что фактов, в связи с которыми к Ирине Винер могли бы применить какие-либо дисциплинарные меры, нет! Но, к сожалению, Дисциплинарный кодекс FIG не описывает подобные вопросы, по сути, оставляя его на усмотрение дисциплинарной комиссии. В данной ситуации предмета для вынесения санкций нет как такового. У FIG просто нет оснований для того, чтобы Ирина Александровна после четырех лет подготовки находилась на Олимпиаде в лучшем случае на трибунах, а не вместе с командой.

— Может ли Федерация принять решение в ближайшие дни или, по вашему мнению, она это сделает непосредственно 10 июля?
— Я рассчитываю, что этот вердикт будет оглашен существенно раньше.

— То есть, грубо говоря, вполне возможно, что FIG обнародует свое решение буквально завтра—послезавтра?
— Да, вполне возможно.

— То, что есть пауза, может говорить о наличие какого-то противоречия внутри Федерации?
— По существу мы не знаем, есть ли противоречия, или нет. Мы можем пока строить только догадки.

— В случае отрицательного решения FIG будет ли подана апелляция в Федерацию или же в Спортивный арбитражный суд в Лозанне?
— Процедура на обжалование в апелляционный трибунал самой Федерации предполагает три месяца, в спортивный арбитражный суд — еще три месяца. То есть процедура отмены какой-либо санкции займет как минимум полгода, даже не считая времени на подготовку документов. То есть в нашем случае просто не хватит времени до начала Олимпиады. Фактически от президента и дисциплинарной комиссии FIG зависит исход Олимпийских игр в Пекине.

Я надеюсь, что они примут здравое и единственно верное решение.

— Но раз, по сути, никаких конкретных обвинений в адрес Ирины Винер нет, то нельзя ли было подать апелляцию в Спортивный арбитражный суд в Лозанне еще до начала слушаний?
— Апелляция, прежде всего, подается в апелляционный трибунал самой Федерации и только потом какое-то решение обжалуется в арбитражном суде. Последовательность может быть только такой: дисциплинарный комитет, потом апелляционный трибунал, потом спортивный арбитраж. Миновать эту цепочку нельзя.

— Можно ли провести параллели между «делом Винер» и недавней дисквалификацией сроком на 8 лет главного тренера украинских гимнасток Ирины Дерюгиной, которая обвиняется в жесткой критике судейства и членов Федерации?
— Только в том случае, если санкция в отношении Винер будет связана с дисквалификацией, тогда эту связь можно искать. Во всем остальном это разные дела.

— Дерюгина подала апелляцию, которая будет рассмотрена FIG 30 июня. Может ли быть такое, что Федерация сначала рассмотрит эту апелляцию и только потом обнародует свое решение по «делу Винер»?
— Не могу это прокомментировать, поскольку не в курсе дела Дерюгиной.

— Может ли «дело Винер» быть как-то связано с предстоящими в октябре этого года в Хельсинки выборами нового президента FIG?
— Это предположение, на которое можно давать ответы только по результатам вердикта.

— Какую позицию занял Олимпийский комитет России?
— Олимпийский комитет России полностью и безоговорочно поддерживает Ирину Александровну Винер и ее позицию. Этот вопрос специально рассматривался ОКР.