«Готовят новые преступления»: заключенным отключат связь

Заключенных могут отключить от сотовой связи

Операторов могут обязать отключать заключенных от сотовой связи по требованию ФСИН — соответствующий проект 9 января внесли в Госдуму. Его авторы подчеркнули, что с 2017 по 2018 год число мошеннических преступлений, совершенных в местах лишения свободы с помощью телефонов, выросло с 300 до более 500 случаев. Между тем операторы и эксперты заявили «Газете.Ru», что данный проект может помешать «законопослушным абонентам», а также заключенным, которые хотят связаться с близкими.

В Госдуму внесли законопроект об отключении мобильной связи в местах лишения свободы. Как указано в документе, данное нововведение необходимо в связи с ростом преступлений, связанных с телефонным мошенничеством со стороны заключенных.

С инициативой 9 января выступили зампред комитета по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн, глава комитета Василий Пискарев, а также председатель комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

В законопроекте авторы предлагают руководителям территориальных органов уголовно-исполнительной системы (УИС) обращаться к операторам с запросом о прекращении оказания услуг связи любому заключенному, который использует мобильный телефон.

При этом, если нововведение вступит в силу, операторы будут обязаны содействовать правоохранителям и блокировать абонента, который отбывает наказание в колонии или содержится в СИЗО.

Между тем лицензионные условия российских операторов гласят, что они не могут лишить клиента связи, но в проекте указано: в случае заключенных данные правила не работают — оператора не привлекут к ответственности за исполнение просьбы правоохранителей.

«Газета.Ru» отправила запрос нескольким операторам — в МТС и «Мегафоне» отказались комментировать законопроект. Между тем в «Билайне» заявили, что не хотят, чтобы инициатива депутатов каким-либо образом ущемляла права их «законопослушных клиентов», отметив, что они уже выполняют все требования, предписанные законодательством.

Отметим, что согласно статье 116 УИК РФ подозреваемые, обвиняемые и осужденные не могут быть клиентами операторов, так как им разрешено звонить родственникам только с помощью таксофонов, установленных в учреждении — мобильные телефоны иметь при себе строго запрещено. На данный момент по п. 1 ст. 15 №144-ФЗ «Об оперативно-разыскной деятельности» силовики уже могут требовать блокировку сим-карт, однако для этого им необходимо доказать, что при использовании телефона заключенный нанес кому-либо вред.

Авторы законопроекта отмечают, что несмотря на эти меры число нарушений в местах лишения свободы, связанных с мобильными телефонами, «остается высоким». Так, в 2018 году в колониях и СИЗО изъяли более 56 тыс. средств связи, в то время как в 2017 году их было 64 тыс., а в 2016 году — 69,5 тыс.

Незначительно снижается и число людей, которых задержали за передачу или попытку передачи мобильных телефонов заключенным: так, в 2017 году на данном нарушении поймали около 6 тыс. человек, а в 2018 — 5 тыс.

В то же время количество преступлений мошеннического характера с использованием мобильных телефонов со стороны заключенных стремительно растет: в 2017 году их было около 300, а в 2018 стало уже более 500.

Как пояснил автор проекта Александр Хинштейн, под подобными преступлениями чаще всего подразумеваются мошеннические колл-центры, передавало принадлежащее Григорию Березкину издание РБК. В это понятие входит незаконно организованные на базе мест лишения свободы группы заключенных, которые рассылают абонентам российских операторов сообщения с предложением быстро разбогатеть, вложив немного денег, или, представляясь сотрудниками банка, просят собеседников назвать код из сообщения, после чего крадут деньги с его карты.

В то же время замдиректора ФСИН Валерий Максименко рассказывал «Газете.Ru», что с помощью мобильных телефонов заключенные могут совершать еще более серьезные преступления. «Люди звонят подельникам, планируют новые преступления, влияют на свидетелей — вот с этим надо бороться. Есть преступные сообщества, в которых по 200-300 активных членов — если их лидер сидит в тюрьме или колонии, то по одному его звонку подчиненные начинают запугивать всех. Самое главное, они таким образом планируют новые преступления, и они их в итоге совершают», — отмечал он.

Однако, по словам экс-секретаря Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы и вице-президента российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Ивана Мельникова, привлекать к ответственности за нарушения, связанные с телефонами, необходимо не только заключенных, но и сотрудников ФСИН.

«Это, к сожалению, бизнес, основанный на коррупции. Практически вся передача телефонов, сим-карт идет через сотрудников СИЗО и колоний. Каким-нибудь оперативникам или даже руководству учреждения незачем писать оператору. Они это могут делать только для того, чтобы продавать больше сим-карт заключенным», — сообщил «Газете.Ru» экс-секретарь ОНК Москвы.

Он отметил, что отбывающие наказание часто жалуются, что сотрудники ФСИН под угрозой отнять какую-либо вещь или право на звонок родственнику через таксофон вынуждают заключенных покупать у них мобильные телефоны.

«Из-за этого произошел такой случай: родственникам подозреваемого из Бутырки звонили его сокамерники и угрожали, что, если им не переведут деньги, то их близкому в СИЗО будет плохо. Потом умер человек — на его теле нашли многочисленные гематомы»,

— рассказал Мельников.

Он добавил, что поддерживает инициативу депутатов, однако считает, что ужесточение правил пользования телефонами в местах лишения свободы не должно касаться звонков родственникам. Так, по словам экс-секретаря ОНК, на данный момент арестованные могут звонить только с позволения суда или следователя — при этом они выбирают определенные номера, которые принадлежат родственникам, не имеющим отношения к уголовному делу. Между тем во время беседы с близким сотрудник ФСИН обязан находиться рядом с заключенным.

«В итоге следователи часто в качестве давления используют звонки. Угрожают, что, если подозреваемый не подпишет какую-то бумагу, то ему не разрешат позвонить жене или сыну. А представьте женщину, которая сидит в СИЗО и готова на все, чтобы связаться с ребенком», — сообщил Мельников.

По его мнению, чтобы пресечь эти нарушения со стороны правоохранителей, необходим закон, легализующий звонки родственникам.