Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Месть за карикатуру: хроника самого кровавого во Франции теракта

5 лет атаке на Charlie Hebdo: как Франция оказалась на войне

Пять лет назад во Франции террористы расстреляли сотрудников журнала Charlie Hebdo, а затем захватили заложников в магазине. Атака привела к неоднозначным результатам. С одной стороны, боевикам удалось запугать жителей республики, с другой — о журнале, который высмеивает религию и пророков, узнал весь мир. О том, как заложники прятались в холодильнике, кем были террористы и как Франция оказалась на войне — в материале «Газеты.Ru».

«Мы на войне»

Пять лет назад во Франции был совершен самый кровавый за 50 лет теракт — расстрел сотрудников журнала Charlie Hebdo. Атака стала первой в череде нападений в период с 7 по 9 января 2015 года, которые унесли жизни 17 человек.

Около 11:20 по местному времени у дома №6 на улице Николя-Аппер остановился черный автомобиль, из которого вышли двое вооруженных мужчин в черных балаклавах и одежде, похожей на экипировку силовиков. Они попытались войти в здание, но поняли, что в нем находится архив еженедельника Charlie Hebdo, а не его редакция. Тогда боевики подошли к двум случайным прохожим и стали спрашивать, где работают журналисты, после чего неожиданного застрелили одного из них — 42-летнего Фредерика Буассо.

Редакция журнала располагалась в доме №10 на той же улице. В это время оттуда выходила сотрудница Charlie Hebdo, художница Коринн Рей, которая собиралась забрать дочь из детского сада. Позднее она вспоминала, что

к ней подошли два араба, на отличном французском заявили, что они из «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещена в РФ — «Газета.Ru»), и приказали ввести код от двери.

Братья Саид и Шариф Куаши ворвались внутрь и открыли огонь по сотрудникам редакции, которые в тот момент собрались на утреннюю планерку. Стрельба продолжалась около 10 минут — за это время погибли 10 человек, в том числе главный редактор Charlie Hebdo 47-летний Стефан Шарбоннье.

По рассказам очевидцев, террористы в первую очередь потребовали вывести к ним именно «Шарба» и расстреляли его. Вместе с ним погиб полицейский Франк Бренсоларо. Он охранял Шарбоннье после того, как ему стали поступать угрозы от неизвестных за его карикатуры.

В 11.30 боевики выходили из здания — в это же время к нему подъехала полиция. Завязалась перестрелка. Недалеко от редакции террористы наткнулись на полицейского велосипедной бригады — 42-летнего Ахмеда Мерабе. Француз алжирского происхождения, он исповедовал ислам, но, несмотря на это, террористы сначала ранили его, а потом добили выстрелом в упор. Мерабе стал 12-й жертвой 7 января.

Во время погони боевики смогли скрыться от полиции — они успели бросить свой Citroen C3 и силой отобрали у другого водителя его автомобиль. Впоследствии эксперты рассказывали, что атака на Charlie Hebdo, в отличие от многих других террористических актов, была спланирована профессионально. Террористы заранее составили список своих жертв — журналистов еженедельника. Кроме того, им удалось настолько быстро скрыться с места преступления, что на некоторое время правоохранители потеряли их след. Однако уже утром следующего дня СМИ заявили, что атаку могли организовать братья Куаши 34 и 32 лет.

Буквально в течение получаса после нападения на место трагедии приехал президент Франции Франсуа Олланд и заявил, что в Париже вводится наивысший уровень террористической угрозы — все печатные органы, культурные объекты и общественные места были взяты под усиленную охрану.

Следующие несколько дней Париж, а с ним и вся Франция находились в атмосфере напряжения и страха. Всего через несколько часов после теракта в 10 км к юго-западу от Парижа в городке Фонтене-о-Роз неизвестный открыл огонь из пистолета и тяжело ранил в ногу и спину мужчину, который совершал пробежку. Правоохранители стали выяснять, есть ли связь между двумя инцидентами со стрельбой.

Между тем к месту расстрела журналистов несли свечи, цветы и карандаши — они в эти дни стали символом свободы слова, которую, как считали французы, пытались уничтожить боевики. После того как стало известно, что нападение было совершено исламскими экстремистами, некоторые жители города начали развешивать рядом с местом трагедии плакаты, оскорбляющие мусульман. Среди них было изображение летающей свиньи, которая стреляет из автомата Калашникова. Корреспонденты, работающие на месте событий, рассказывали, что не раз от парижан можно было услышать фразу — «мы на войне».

Заложник в коробке

8 января в стране было объявлено днем траура, однако Франции не дали спокойно проститься с погибшими. Полиция установила, что стрельбу в Фонтене-о-Роз открыл 32-летний Амеди Кулибали — выходец из семьи малийских эмигрантов, который родился и вырос в пригороде Парижа. К моменту атаки он был знаком с братьями Куаши около 10 лет. Кулибали познакомился с младшим Шарифом Куаши в тюрьме, когда сидел за ограбление. Именно он передал братьям оружие для нападения на Charlie Hebdo.

После расстрела журналистов Кулибали стал готовиться к тому, чтобы в случае необходимости спасти подельников от преследования полицией. В городе Монруж, расположенном в 6 км юго-западнее Парижа, он застрелил темнокожую полицейскую-стажера Клариссу Жан-Филипп рядом со зданием школы и ранил еще одного сотрудника дорожной службы. По версии следствия, Кулибали открыл огонь просто для того, чтобы опробовать оружие для будущих действий.

На следующий день около 13.00 пособник террористов вошел в магазин кошерных продуктов у Венсенских ворот в Париже и открыл стрельбу.

После того как Кулибали заявил посетителям магазина, что они взяты в заложники, он стал по очереди подходить к мужчинам и спрашивать, какой они национальности. Услышав от нескольких из них ответ «еврей», боевик стрелял на поражение.

В результате погибли четыре человека: 22-летний студент и работник магазина Йохан Коэн, 21-летний студент и сын главного раввина в Тунисе Йоав Хаттаб, 45-летний Филипп Бархэм, который работал исполнительным директором IT-компании и воспитывал четырех детей, и 62-летний пенсионер Франсуа-Мишель Саад — отец двоих детей.

При этом еще один сотрудник магазина — 24-летний мусульманин Лассан Батхили — не только смог спастись сам, но и укрыл еще шесть человек, которых он спрятал в холодильной камере.

«Я открыл дверь, и несколько человек пошли со мной. После чего я выключил свет, выключил холодильник, и они зашли внутрь. Я попросил их успокоиться, не шуметь. Если он узнает, что мы здесь, он может прийти и убить нас», — вспоминал Батхили. Сам молодой человек смог сбежать из магазина через грузовой лифт. Как только он вышел на улицу, полиция по ошибке приняла его за террориста и заковала в наручники.

Кулибали захватил магазин кошерных продуктов, поскольку братья Куаши, которые в этот момент засели в типографии в местечке Даммартен-ан-Гоэль, не могли угрожать полиции убийством заложников. Кулибали заявил силовикам, что расстреляет всех в магазине, если они нападут на Куаши.

Фактически у братьев тоже была возможность взять заложника, но они, к счастью, об этом не узнали. Сотруднику типографии удалось спрятаться в большой упаковочной коробке, когда боевики забаррикадировались в здании. Французские журналисты, ссылаясь на источники в МВД, писали, что мужчина не только наблюдал из укрытия за перемещениями террористов, но и смог связаться с силовиками по телефону и информировать их о том, что происходит внутри.

Штурм типографии и магазина продуктов начался практически одновременно. В 17:00 правоохранители проникли в типографию, боевики выбежали из здания и открыли огонь. Оба они были ликвидированы силовиками. Ранее во время переговоров с правоохранительными органами Куаши заявили силовикам, что хотят и готовы умереть как мученики.

В это же время спецслужбы начали операцию по освобождению заложников в самом Париже. Причем в подготовке плана штурма силовикам помог Ласан Батхили, который хорошо знал планировку магазина. Кулибали также был убит. Из мирных граждан больше никто не пострадал.

Смертельная обида

Как выяснилось позднее, братья Куаши выросли в Париже в семье алжирских иммигрантов. Мальчики рано потеряли родителей и воспитывались в приюте для сирот, который, по совпадению, находится недалеко от редакции Charlie Hebdo. Когда братьям было чуть за 20 лет, они познакомились с 24-летним самопровозглашенным имамом Фаридомом Беньету, который в подпольной мечети проповедовал им о необходимости «священной войны».

Вскоре братья стали членами группировки «Сеть Бют-Шомон» (название парка в 19-м округе Парижа), которая вербовала среди молодежи добровольцев для отправки в Ирак. Все это происходило в 2004 году, когда в этой стране полным ходом шла военная операция США и их союзников. Братья восприняли вторжение американских военных в Ирак как прямое нападение на мусульманский мир.

Шариф Куаши несколько раз сидел в тюрьме, в том числе за экстремизм. В своих показаниях он заявлял: «Конечно, Фарид влиял на меня, направлял в нужную сторону, объясняя необходимость моей смерти в будущем».

При этом тюремный психолог поверил, что Куаши раскаялся в своих экстремистских воззрениях: «Он заметил, что сам сильно изменился в этот период, хотя раньше не обращал на это внимания. Он понял, что ему запудрили мозги и втянули во что-то, что он не контролировал».

Саид Куаши в это время проходил боевую подготовку в лагере террористической группировки «Аль-Каида на Аравийском полуострове (АКАП)» (запрещена в РФ), а затем в Сирии, где воевал против сил президента Башара Асада.

Что касается причин нападения, то ими стали карикатуры на пророка Мухаммеда, которые не раз публиковал Charlie Hebdo. Сотрудники журнала придерживались мнения, что для юмора нет запретных тем — они могли высмеять любую религию, чиновников и политиков любой партии, гомосексуальные браки, разрешенные во Франции, неконтролируемый поток мигрантов в страну.

Незадолго до нападения на редакцию художники опубликовали карикатуру на лидера запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство» (организация запрещена в России)Абу Бакра аль-Багдади. В 2012 году Charlie Hebdo опубликовал книгу комиксов под названием «Жизнь Мухаммеда», а также разместил на страницах изображение голого пророка. За свои карикатуры, причем не только на мусульман, журнал не раз подвергался атаке — однажды в здание редакции бросили зажигательную бомбу, а сайт издания несколько раз взламывали хакеры. Именно по причине угроз со стороны обиженных карикатурами людей адрес редакции Charlie Hebdo стал государственной тайной, а к сотрудникам журнала приставили охрану.

Впрочем, в первом же номере еженедельника, вышедшем в свет после теракта, снова появилась карикатура на пророка. Номер поступил в продажу 14 января, и его первая партия была раскуплена во Франции буквально в первый же час после открытия киосков и магазинов. В результате тираж номера вырос сначала до пяти, а затем до семи млн экземпляров — абсолютный рекорд в истории французской печати.

При этом обычный тираж еженедельника составлял 60 тыс., и незадолго до трагедии журнал был на грани банкротства. Не случись этого страшного нападения, возможно, Charlie Hebdo перестал бы существовать и уж точно не стал бы всемирно известным.

Между тем с момента атаки на «Шарли» теракты во Франции участились. 19 атак впоследствии унесли жизни 264 человек. Только 3 января 2020 года в парижском пригороде Вильжюиф от ножа мужчины, кричавшего «Аллаху Акбар!», погиб местный житель.