«Башню срывает»: почему силовики сводят счеты с жизнью

Источники «Газеты.Ru» объяснили, почему в силовых ведомствах растет число самоубийств

Сотрудники силовых ведомств России регулярно сводят счеты с жизнью — только в сентябре стало известно о пяти таких случаях. Выгорание на работе, мизерные зарплаты, отсутствие психологической помощи: говорить о том, что к этому приводит, можно бесконечно. Источники рассказали «Газете.Ru», почему силовики не справляются со стрессом.

Погибают в тире, на посту и в автомобиле

За последние несколько месяцев сообщения о сотрудниках силовых ведомств, которые приняли решение расстаться с жизнью, поступают в СМИ практически еженедельно. Совсем недавно, 7 октября, в Татарстане сотрудник МВД попытался покончить с собой — как сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу местного ведомства, он скончался в машине скорой помощи по пути в больницу. Все обстоятельства и причины происшествия сейчас устанавливает комиссия. По неподтвержденной информации,

погибший — 32-летний капитан полиции Марат Абзалеев.

Как сообщает источник портала «Бизнес-Онлайн», трагедия произошла в тире в здании МВД в центре Казани. Собеседники телеграм-канала «Омбудсмен полиции» уточняют, что в это время в помещении находились еще двое сотрудников полиции.

За несколько дней до происшествия в Казани — 1 октября — в Москве совершил самоубийство высокопоставленный сотрудник МЧС, работавший в специальном управлении Федеральной противопожарной службы (ФПС). Пресс-служба ведомства уже подтвердила, что он покончил с собой.

В мае 2018 года в отношении погибшего, 40-летнего подполковника Олега Жукова, по информации Mash, было возбуждено дело о проведении незаконной закупки противопожарной техники, однако позже оно было закрыто по решению прокуратуры.

В конце сентября было обнаружено тело 34-летнего военнослужащего пограничного управления ФСБ России по Челябинской области. По предварительной версии следствия, причиной смерти стало самоубийство, сообщил РИА «Новости» источник в правоохранительных органах региона.

21 сентября также стало известно о доследственной проверке по факту суицидов двух сотрудников Росгвардии, произошедших в один день в Ивановской и Вологодской области.

Как рассказали РИА «Новости» в региональном СУ СК России, смерть начальника штаба из Иваново не носит естественный характер. — когда его тело было найдено в лесополосе, он был одет в форменную одежду. «Информации о том, что его смерть может быть связана со служебной деятельностью, у нас нет», — отмечали в ведомстве. Тем не менее, по данным «МК», свести счеты с жизнью мужчина решил после того, как ему не дали уйти на пенсию.

Сотрудник Росгвардии из Вологодской области, найденный мертвым в тот же день, занимал должность руководителя Отдела вневедомственной охраны. Официальный представитель Росгвардии Валерий Грибакин уже заявил, что случаи самоубийств росгвардейцев между собой не связаны.

Проверка в связи с кончиной сотрудника проводится и в исправительной колонии № 7 в Якутии, сообщили в республиканском СК. По данным ведомства, представитель ФСИН покончил с собой 7 сентября, «находясь на посту». Как уточняет телеканал «Якутия 24» со ссылкой на собственные источники в правоохранительных органах, перед тем как наложить на себя руки 27-летний сотрудник ИК № 7 убил свою девушку на почве ревности.

Почему скрывают данные о суицидах правоохранителей

Официальной статистики по числу самоубийств сотрудников силовых ведомств в России нет. Соответствующими цифрами Росстат не располагает — там предлагают обращаться в Министерство внутренних дел.

«Данные о случаях самоубийств среди сотрудников правоохранительных органов Росстат не собирает и не рассчитывает. Информацию по случаям суицида сотрудников предоставляют правоохранительные органы, поскольку субъектом официального статистического учета, осуществляющим формирование и предоставление пользователям официальной статистической информации о преступности, является МВД России», — сообщили в федеральной службе государственной статистики «Газете.Ru».

«Газета.Ru» обратилась в МВД с запросом о случаях суицидов среди силовиков за последние три года, однако на момент публикации материала информация не была предоставлена.

В общем доступе ее нет — об этом ранее говорил директор Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии имени Сербского Зураб Кекелидзе. «Сбором такой информации занимается МВД, но это закрытые данные, получить к ним доступ вы не сможете. Но, в любом случае, данных по суицидам с делением по профессиональному признаку в природе не существует», — заявлял Кекелидзе «Медиазоне».

При этом профессор Волгоградского государственного университета Александр Сухинин в своем исследовании, посвященном суицидальному поведению сотрудников полиции, утверждал, что ежегодно органы внутренних дел теряют от 200 до 430 сотрудников.

«За последние десять лет отмечается тенденция к увеличению этого вида чрезвычайных происшествий среди сотрудников», — отмечал эксперт.

Три причины, доводящие сотрудников органов

Три причины, по которым сотрудники органов совершают суицид, обозначила и специалист по работе с личным составом МВД Галина Смирнова (имя изменено). По ее мнению, в первую очередь, сказываются проблемы в семье — отсутствие взаимопонимания по тем или иным причинам. Второе – финансовая безысходность, а третье – психологическое давление и конфликты на работе.

«Самоубийства сотрудников правоохранительных структур могут быть связаны, например, с вовлечением в коррупционные схемы. Кроме того, известен случай самоубийства должностного лица реорганизованной правоохранительной структуры — он взял ипотеку, однако продолжить работать не смог. Вот и решил все закончить от безысходности», — рассказала Смирнова «Газете.Ru».

Маленькие зарплаты, как одну из причин суицидов среди сотрудников правоохранительных органов, обозначил и экс-сотрудник ГУ МВД, который пожелал сохранить анонимность.

«В первую очередь бытовая неустроенность сотрудников играет роль. Зарплаты у некоторых сотрудников того же ДПС просто смешные — около 37 тыс. рублей. Это при том, что у многих из них большие семьи, на иждивении находятся по двое-трое детей. Отсюда идут семейные скандалы — мол, времени семье не уделяешь, денег не приносишь и все в этом роде. А за этим следуют комплексы, которые их добивают», — рассказал собеседник «Газеты.Ru».

По его словам, сложно приходится сотрудникам ведомств и из-за плавающего графика, который исключает возможность нормальных выходных. «Даже если у человека получается выходной, то у него в этот день организовывают либо какие-то стрельбы, занятия или зачеты. Вот и выходит, что за десять дней у человека выпадает один выходной, в который он просто отсыпается. Во время ЧМ-2018, например, некоторые сотрудники вообще работали без выходных на протяжении месяца», — отмечает экс-сотрудник МВД.

Источник также отметил, что немалую роль в дезорганизации процесса работы сотрудников вносит и постоянный прессинг со стороны руководства, которое находится в постоянной гонке за показателями.

«Руководителям нужны результаты, а отдуваются рядовые сотрудники – особенно ярко это прослеживается по линии МВД и Росгвардии. Это очень безрадостно, башню может сорвать. В результате люди просто начинают пить, чтобы снять стресс. Не увольняются в большинстве случаев только с прицелом на то, что совсем немного осталось дослужить до пенсии», — заключил экс-сотрудник МВД.

С правоохранителем согласилась и Смирнова, по словам которой, профессиональное выгорание, разочарование в профессии и в жизни, ведущие к суицидам, наиболее распространены среди тех сотрудников, которые уже имеют выслугу лет и приближаются к пенсионному возрасту.

«После десяти лет работы они уже в большинстве случаев остаются дорабатывать на одном месте, даже если оно им не нравится, так как хотят получать льготную пенсию. И тут уже действительно возникает профессиональное выгорание, от которого сотрудники решаются наложить на себя руки», — рассказала сотрудник по работе с личным составом.

Почему никто не может помочь

Основная задача по решению психологических проблем сотрудников лежит на штатных психологах, уверена сотрудница одной из силовых структур Ростова-на-Дону Татьяна Петрова (имя изменено – «Газета.Ru»). Такие специалисты в обязательном порядке включены в штат правоохранительных органов. В их задачу входит проверка будущих сотрудников на стрессоустойчивость, а также утверждение заключения при рассмотрении вопроса о повышении сотрудников по службе.

Кроме того, участие психолога может понадобиться и при возникновении конфликтных ситуаций в подразделениях среди сослуживцев, либо между руководителями и подчиненными должностными лицами, отмечает Петрова.

«В их задачи входит морально-психологическая подготовка сотрудников, в первую очередь тех, кто входит в так называемую «группу риска». Среди них оказываются разведенные сотрудники, у которых проблемы в семье, многодетные, люди, у которых много кредитов, сотрудники, которым группа риска выставлена по заключению психологов, а также те, за которыми закреплено оружие. С ними должны систематически работать, но на деле вся эта работа остается только на уровне бумаг», — сообщила сотрудница правоохранительных органов.

На формальное выполнение обязанностей со стороны штатных психологов пожаловался и сотрудник ФСИН Вадим Шипелов (имя изменено – «Газета.Ru»).

По его словам, сотрудники ведомства, находясь в состоянии нервного перенапряжения, очень часто приходят на вышку, на которой работают, и расстаются с жизнью. При этом психологи даже не пытаются отследить тех, кто уже находится на грани.

«Изначально в таком положении дел виновато психологическое давление со стороны коллектива, очень разрозненного. Да и руководство очень мало уделяет этому внимания – просто делают свою работу и плевать на то, что там происходит с сотрудниками. При этом требуют очень многого, не замечая переработок и замотанности подчиненных. И в итоге приходится справляться со своими проблемами самостоятельно», — рассказал Шипелов «Газете.Ru».

Изданию также удалось связаться с экс-офицером пограничных войск, пожелавшим дать комментарий анонимно. Как рассказал источник, во время его службы самоубийства в офицерском корпусе вооруженных сил и правоохранительных органов совершались регулярно. Ничего не изменилось и спустя 20 лет.

«К середине 90-х годов вооруженные силы находились в состоянии «полураспада». Месяцами офицеры не получали зарплат, и так мизерных по тем временам. Материальное обеспечение вооруженных сил было на крайне низком уровне. Многим офицерам по ночам приходилось разгружать вагоны, чтобы хоть как-то обеспечивать семью», — вспоминает экс-офицер.

По его словам, тогда роль в возникновении целой воны самоубийств сыграла крайне низкая бытовая обустроенность, отсутствие перспектив и тяжелые условия службы. «Проблемы 90-х, вызвавшие волну суицидов того периода, по крайней мере понятны, а то, что происходит сейчас, просто демонстрирует, насколько слабее стали даже те, кто называется «силовыми структурами», — заключил собеседник «Газеты.Ru».