«Вековечное легкомыслие»: как охраняют российские музеи

Почему происходят кражи в российских галереях

Москвичи больше не смогут увидеть картину Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым», которая накануне была похищена из Третьяковской галереи. Полотно вернется в депозитарий музея, однако выставляться больше не будет. Это уже второй за год инцидент, демонстрирующий несостоятельность системы безопасности в московской галерее. В конце мая вандал повредил картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван». «Газета.Ru» рассказывает, что не так с охраной в российских музеях.

Кража картины Архипа Куинджи «Ай-Петри. Крым» запросто могла бы лечь в основу современного блокбастера. Похититель, переодевшийся в форму сотрудника Третьяковской галереи, снял полотно со стены на глазах многочисленных посетителей и спокойно покинул территорию музея. Затем он сел в белый внедорожник и скрылся с полотном, оценочная стоимость которого составляет около $1 млн.

Утром 28 января стало известно о задержании злоумышленника. Им оказался 31-летний житель Подмосковья, в отношении которого в декабре 2018 года было возбуждено уголовное дело за хранение наркотиков. Мужчина находился под подпиской о невыезде. Полотно он спрятал на территории строящегося объекта в Одинцовском районе Московской области.

По данным пресс-службы Третьяковской галереи, картина не получила повреждений. Вскоре она будет исследована специалистами Русского музея. Несмотря на то, что выставка Куинджи проходит до 17 февраля, картина на ней выставлена не будет. Об этом заявила директор Третьяковки Зельфира Трегулова.

Возбуждено уголовное дело по статье 164 УК РФ «Хищение предметов, имеющих особую ценность, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой». Похитителю «Ай-Петри» грозит до 15 лет лишения свободы.

После инцидента в Третьяковке глава Минкульта Владимир Мединский поручил провести комплексную проверку систем безопасности галереи и других ключевых российских музеев.

«Газета.Ru», изучив сайт госзакупок, выяснила, что, по сравнению с 2014 годом, затраты на охрану Третьяковской галереи, расположенной в Лаврушинском переулке, сократились почти на 11 млн рублей.

Если в 2014 году музей заключил контракт на 27 млн рублей для физической охраны своих зданий, то в конце 2018 года такой же тендер обошелся в 16,2 млн рублей.

Эти деньги будут потрачены на физическую охрану галереи в 2019 году. Несмотря на инцидент с повреждением картины Репина, сумма контракта с «Росгвардией» на обеспечение безопасности галереи за год увеличилась лишь на 192 тыс. рублей.

Как сообщил глава департамента музеев Минкультуры Владислав Кононов, после похищения полотна Куинджи все картины Третьяковки будут оснащены электронными датчиками безопасности. По словам гендиректора галереи Зельфиры Трегуловой, на датчики придется тратить десятки миллионов рублей ежегодно. Она отметила, что в ближайшие три месяца все здания музея оборудуют рентгеновскими установками для досмотра посетителей.

«Я хотела бы обратить ваше внимание на то, что это произошло на чрезвычайно посещаемой выставке. Выставке, где каждый день в залах находятся очень большое количество людей. Он [злоумышленник], как уже стало понятно с записей камер видеонаблюдения, вначале внимательно изучил обстановку перед этой картиной, о которой идет речь, а потом быстро снял ее со стены, выскочил из Третьяковской галереи уже с картиной без рамы», — пояснила Треголова на брифинге в Минкульте.

Как сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе Минкульта, музеи, находящиеся в ведении министерства, охраняют сотрудники Росгвардии. «За внутримузейным порядком следят сотрудники службы музейной безопасности (при наличии такой службы), а также музейные смотрители.

Количество музейных смотрителей и сотрудников службы безопасности определяется музеем самостоятельно в соответствии с необходимостью. Технические средства охраны также используются в музеях для обеспечения безопасности, в том числе датчики движения, сигнализации», — пояснили в ведомстве.

Там также добавили, что «только федеральные музеи ведения Минкультуры России подлежат охране войсками национальной гвардии Российской Федерации. Эти учреждения не имеют права охранять частные охранные организации. На остальные музеи распространяется частная охранная деятельность».

После инцидента с картиной Репина в Третьяковке была установлена современная система охранного телевидения, с помощью которой, в частности, была установлена личность укравшего картину Куинджи, подчеркнули в ведомстве.

По мнению академика Российской академии художеств Сергея Заграевского, инцидент в Третьяковской галерее произошел из-за халатности персонала. «Проблема следующая — наше вековечное легкомыслие. Гром не грянет, мужик не перекрестится. Тысячу раз уже говорилось — в том числе после повреждения картины «Иван Грозный и сын его Иван». В свое время был большой скандал в Эрмитаже, когда злоумышленники выносили ценности. Тем не менее, у картин на таких громких выставках до сих пор нет индивидуальной сигнализации, на выходе не проверяют, что выносят люди», — заявил он «Газете.Ru».

Заграевский предположил, что злоумышленник мог похитить картину, выполняя заказ от «черных» коллекционеров. «Я не верю, что это был флешмоб. В таком случае «Ай-Петри. Крым» бы уже повесили на ближайшем дереве и водили бы вокруг нее хоровод. Конечно, это был заказ», — пояснил он.

На картинах должны быть датчики, антивандальные стекла, а полотна необходимо надежно крепить в рамах, продолжает заслуженный работник культуры России. «Здесь тоже вопрос — как он легким движением руки взял и вытащил картон из рамы? За границей везде есть музеи богатые и бедные — во вторых обычно не выставляют дорогие картины, так как там нет серьезной системы безопасности.

Ладно, если бы полотно Куинджи украли из провинциального музейчика, но хищение произошло в Третьяковке. Это бросило большую тень на имидж музейного сообщества и Россию в целом.

Не надо рассчитывать на человеческий фактор. Можно отвлечь сотрудника Росгвардии, бабушку-смотрителя. Надо усиливать технические средства охраны. В конце концов, видеокамеру можно запрограммировать так, что она будет отслеживать положение полотна. И при любом сдвиге картины заверещит сигнализация, а все выходы и входы на экспозицию будут автоматически заблокированы», — заключил Заграевский.

У Третьяковской галереи уже есть прецедент, который должен был стать поводом для усиления безопасности в музее. Так, в конце мая житель Воронежской области Игорь Подпорин повредил одну из самых известных картин художника Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван». Мужчина проник в Третьяковку прямо перед ее закрытием — во время комиссионного обхода постоянной экспозиции. Он прошел мимо группы сотрудников галереи и нанес по застекленному полотну несколько ударов металлической стойкой ограждения. В результате стекло было разбито.

«Картине нанесены серьезные повреждения. Холст прорван в трех местах в центральной части работы на фигуре царевича. От падения стекла сильно пострадала авторская художественная рама. По счастливой случайности самое ценное — изображения лиц и рук царя и царевича — не пострадали», — говорилось в заявлении музея.

Свои действия злоумышленник объяснил тем, что на картине изображены недостоверные исторические факты. «Приехал посмотреть на картину. В восемь вечера хотел было уходить, но зашел в буфет. Выпил 100 грамм водки. Я водку не пью. И меня накрыло что-то», — пояснил Подпорин на допросе.

После инцидента последовали десятки заявлений различных ведомств о необходимости усилении охраны на экспозициях. Тем не менее не прошло и года, как Третьяковка вновь продемонстрировала несостоятельность своей системы безопасности.