Право на выстрел

Французский полицейский осужден за убийство метателя гранат

Pascal Rossignol/Reuters

Французский суд признал виновным постового полицейского, который застрелил вооруженного подозреваемого. Вердикт был вынесен уже после принятия местным парламентом закона, который дал полицейским расширенные права на применение оружия. Лидеры местных полицейских профсоюзов считают, что судебная практика в стране направлена скорее на защиту подозреваемых, чем интересов работников МВД.

Апелляционный суд Парижа осудил на пять лет условно офицера патрульно-постовой службы французской полиции Дамьена Сабудьяна (Damien Saboundjian), который застрелил подозреваемого, бросившего гранату в полицейский экипаж. Об этом «Газете.Ru» сообщили в профсоюзе полиции Франции (Syndicat France Police).

Судья признал сотрудника МВД виновным в «умышленно совершенном насилии без намерения убить человека, которое тем не менее повлекло за собой смерть».

Сам инцидент произошел вечером 12 апреля 2012 года в коммуне Нуази-ле-Сек в Сена-Сен-Дени — пригороде Парижа, известном своим высоким уровнем преступности. Экипаж из четырех полицейских, в состав которого входил Сабудьян, прибыл туда после того, как кто-то позвонил в правоохранительные органы и сообщил о вооруженном ограблении магазина. Сотрудники полиции стали прочесывать местность в поисках возможных подозреваемых.

Они остановили 29-летнего местного жителя Амина Бентуси, чтобы проверить у него документы. Однако мужчина бросил в полицейских гранату, которая не разорвалась, и побежал. За ним погнались трое постовых, в число которых входил и Сабудьян. Убегавший был вооружен револьвером и направлял его в сторону сотрудников полиции. Осужденный позже сотрудник МВД четырежды выстрелил в Бентуси, одна из пуль попала ему в спину. Через несколько дней Бентуси скончался в больнице от полученного ранения. Экспертиза установила, что подозреваемый бросил в полицейских муляж гранаты, но револьвер был боевым. Причастность убитого к ограблению доказать не удалось.

Суд первой инстанции не усмотрел нарушения закона в действиях Сабудьяна. Однако адвокат Бентуси, нанятый родственниками, обжаловал это решение, и апелляционный суд признал полицейского виновным.

Теперь он автоматически сядет в тюрьму, если совершит в течение пяти лет какое-либо иное нарушение закона. Кроме того, в течение пяти лет полицейскому запрещено ношение оружия.

Впрочем, это самое мягкое наказание, которое ему грозило. Максимальное наказание за это деяние — 20 лет лишения свободы.

Дело об убийстве Бентуси вызвало серьезный общественный резонанс. Население мигрантских кварталов Парижа неоднократно устраивало акции в поддержку семьи убитого, в ходе которых требовало самого серьезного наказания для Сабудьяна. Пикетчики собрались и перед зданием апелляционного суда, где был оглашен обвинительный приговор. Несколько сотен человек скандировали: «Виновен, виновен, виновен!» и «Требуем справедливости для Амина!».

Дело Бентуси в очередной раз привлекло внимание к очень строгим правилам применения оружия для полицейских, которые предусмотрены французским уголовным кодексом. Он разрешает применять оружие в целях «правомерной защиты» (для сравнения: в российском праве действует понятие «необходимая оборона»). Закон определяет условия такой защиты — необходимость, пропорциональность и одновременность. Оценку законности применения оружия для защиты в каждом отдельном случае дает суд.

Судебная же практика настолько сурова, что вынуждает полицейских стрелять лишь в исключительных случаях, рискуя при этом жизнью.

Осенью 2016 года по Франции прокатилась серия митингов и акций протеста уже самих работников МВД. Ее организовали крупнейшие полицейские профсоюзы страны. На выступления «протестующих в погонах» спровоцировали события в парижском пригороде Вири-Шатийон, произошедшие в октябре 2016 года. Группа из 10–15 человек напала на два полицейских экипажа: их машины забросали бутылками с горючей смесью, а самих полицейских избили. Двое получили серьезные ожоги, а один 28-летний сотрудник обгорел на треть и несколько дней находился на грани жизни и смерти.

В феврале 2017 года французский парламент принял закон, по которому права стражей порядка на применение оружия были расширены. По новым правилам и полицейские, и жандармы, и работники таможни получили право стрелять на поражение в целом ряде случаев. В частности,

новый закон позволяет стрелять в случае, если подозреваемый сам вооружен, если его действия создают угрозу для жизни людей, а также стрелять разрешается по водителю машины, который не желает остановиться.

Тем не менее выстрелу на поражение должны предшествовать предупредительные выстрелы, причем более одного. После принятия этого документа в крупных французских городах прошли митинги противников того, чтобы сотрудники МВД получили дополнительные права применять огнестрельное оружие.

Впрочем, по словам представителей профсоюза полиции, судящих по многолетней судебной практике, новый закон пока не слишком-то упростил работу французским правоохранителям. «В данном случае была ли явная угроза жизни? Да, поскольку Амин Бентуси направлял свое оружие на нашего коллегу. Был ли ответ на действие подозреваемого адекватным? Да, так как на угрозу применения оружия подозреваемым полицейский ответил тем, что применил свое служебное оружие», — рассуждает один из профсоюзных лидеров полицейских Мишель Тури. Он призвал всех: и сотрудников полиции, и жандармов, и таможенников — объединить усилия, чтобы защищать свои права в суде и других инстанциях в случае возникновения новых дел, аналогичных делу Сабудьяна.

Отметим, что французские полицейские оказались в лучшем положении по сравнению со своими британскими коллегами.

На Туманном Альбионе сотрудникам МВД вовсе не выдают оружия. Его имеют право носить на постоянной основе лишь бойцы спецназа, остальным сотрудникам органов внутренних дел оружие выдается в особых случаях по распоряжению начальника полиции города или графства.

Сказанное не относится к полицейским формированиям Северной Ирландии, где полицейские применяют и носят оружие на регулярной основе. Это положение вещей закреплено в законе Великобритании «О полиции и доказательствах по уголовным делам от 1984 года».

В июле 2016 года британская газета The Independent опубликовала итоги расследования своих корреспондентов, где было сказано, что годом ранее подавляющее большинство полицейских занимались в тире только семь раз в течение года. Это было связано с тем, что почти все рабочее время они оружие не носят, а потому в занятиях по огневой подготовке их начальство не увидело необходимости.

Более того, долгое время нормативы огневой подготовки британских стражей порядка предусматривали, что

полицейский, если ему все же пришлось стрелять, должен стремиться не убить подозреваемого, а «устранить угрозу», которую тот создает.

Эти правила были пересмотрены после 11 сентября 2001 года, когда британских полицейских стали тренировать по методике, которой пользуются израильские правоохранители. Она предусматривает ликвидацию человека, подозреваемого в намерении применить оружие или взрывное устройство, пока он не успел этого сделать. Впрочем, когда натренированные по этой методике полицейские 24 июля 2005 года застрелили в Лондоне выходца из Мексики, по ошибке приняв его за террориста, то подверглись жесткой критике со стороны общественности и журналистов.