«План, продиктованный практикой»

Бывшие полицейский и налоговик признались в вымогательстве денег у главы «Бизнес Солидарности» Яны Яковлевой



Глава движения «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева

Глава движения «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева

Телеканал «Дождь»
В Москве начался процесс по делу бывших сотрудников полиции и налоговой службы, обвиняемых в вымогательстве взятки у главы движения «Бизнес Солидарность» Яны Яковлевой. Деньги они требовали за составление «правильного» отчета по результатам налоговой проверки ее фирмы. В суде оба подсудимых заявили, что полностью признают вину.

Гагаринский райсуд Москвы в пятницу приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении бывшего инспектора столичной налоговой инспекции № 20 ФНС Руслана Рувинова и экс-полицейского Андрея Балабанова. Потерпевшей по делу проходит предприниматель и руководитель движения «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева.

Рувинов и Балабанов были задержаны 19 декабря прошлого года после того, как получили 3,5 млн рублей от Яковлевой за составление устраивающего обе стороны отчета о налоговой проверке ее фирмы «Софэкс».

Изначально им вменили вымогательство взятки, но позже следствие переквалифицировало дело на покушение на мошенничество (ч. 4 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ), посчитав, что обвиняемые не имели полномочий повлиять на составление отчета о налоговой проверке.

Как следует из оглашенного на первом заседании обвинительного заключения, бывший сотрудник управления экономической безопасности МВД Балабанов познакомился с инспектором отдела выездных проверок ИФНС № 20 Русланом Рувиновым в мае 2012 года и получал от него налоговые консультации для собственного бизнеса. Постепенно Балабанов завел с Рувиновым приятельские отношения.

По версии следствия, в июле 2012 года была назначена проверка в ЗАО «Софэкс», и налоговик «принял решение о получении взятки в особо крупном размере». Проверка затянулась, и «не позднее 20 ноября» Рувинов привлек в качестве посредника Балабанова. Последний с подачи инспектора позвонил Яковлевой и сообщил, что может помочь ее компании пройти проверку без затруднений. За свои услуги Балабанов потребовал от Яковлевой 3,5 млн рублей.

Кроме того, в ходе переговоров он настоял, что бухгалтерия «Софэкс» должна будет сама найти в своей документации налоговые нарушения на сумму не меньше 2,5 млн рублей. Это было нужно, чтобы инспектор отчитался перед руководством о том, что проверка «Софэкс» проводилась не зря.

Сразу после ультиматума Рувинова представители «Софэкс» обратились за помощью в правоохранительные органы, и все переговоры с вымогателями проходили уже под контролем оперативников.

Допрошенная на заседании главный бухгалтер «Софэкса» подтвердила, что по просьбе Яковлевой фальсифицировала документы о якобы имевшихся в работе фирмы нарушениях, которые в декабре 2012 были переданы Рувинову. Впоследствии эти фальшивки были приобщены к материалам уголовного дела.

Затем суд допросил бывшего непосредственного руководителя Рувинова, замначальника налоговой инспекции № 20 Александра Петухова, который проходит по делу как свидетель обвинения. Отвечая на вопрос адвоката Черноусова, представляющего интересы Яковлевой, почему тот не был в курсе деятельности своих подчиненных, Петухов говорил сбивчиво и тихо. Он рассказал, что в силу большого объема работы не мог контролировать каждого инспектора, а затем сослался на плохое самочувствие, попросив сделать перерыв, чтобы сходить в аптеку за лекарством, и судья Алишер Ларин пошел ему навстречу.

После перерыва суд приступил к допросам самих подсудимых.

Балабанов рассказал, что на преступление его толкнула тяжелая жизненная ситуация — болезни близких родственников, на лечение которых у него не было денег. Те же обстоятельства привел и Рувинов.

Он подчеркнул, что действовал исключительно по собственной инициативе и даже не успел договориться с Балабановым, как они поделят полученные от Яковлевой деньги.

Отвечая на вопросы представителя Яковлевой, Рувинов признал, что в ходе проверки никаких финансовых нарушений в работе «Софэкс» найдено не было.

Однако он потребовал сфабриковать соответствующие документы в силу того, что в ФНС есть некий «план, продиктованный практикой».

«Изначально Рувинов вину не признавал, в отличие от Балабанова, который ни разу не прибегал даже к 51-й статье Конституции (позволяющей не свидетельствовать против себя и близких. — «Газета.Ru»), — рассказал «Газете.Ru» адвокат Черноусов. — Потом, когда они хотели выйти на особый порядок, чтобы получить меньший срок, вину признали оба. Однако моя подзащитная выступила против. Поэтому я удивлен, что вину в полном объеме признали оба подсудимых».

Защитник также отметил, что признание Рувинова о наличии в налоговой службе практики, согласно которой в проверяемых фирмах должны быть выявлены нарушения вне зависимости, есть они на самом деле или нет, говорит о серьезных проблемах в ведомстве.

Следующее заседание суда состоится в понедельник, 30 сентября.