Активисты остались в опале

Давление на оппозиционеров в минувшем году вышло за рамки административных арестов

В 2012 году власти усилили давление на гражданских активистов, констатируют правозащитники из «Агоры» в своем докладе «Преследование гражданских активистов в России. Итоги-2012». Количество уголовных дел на лидеров протеста увеличивалось вместе с суммами штрафов за нарушения, которые, по мнению чиновников, допускали оппозиционеры при проведении своих акций.

В 2012 году в России по-прежнему преследовали гражданских и политических активистов, но куда жестче, чем в 2011-м. Уголовных дел в отношении оппозиционеров стало больше, а финансовые взыскания к ним после правки законодательства о митингах и демонстрациях – весомее. Усилилось противостояние между оппозицией и охранителями на религиозной почве. Это основные тренды общественно-политической жизни в России, которые констатируют правозащитники из ассоциации «Агора» в своем ежегодном докладе «Преследование гражданских активистов в России. Итоги-2012».

В своем докладе, который оказался в распоряжении «Газеты.Ru», правозащитники отмечают, что число акций в минувшем году сопоставимо с тем, что фиксировалось в 2011-м. Главное отличие в публичности. В 2012 году число тех, кто побывал на митингах, возросло более чем на 200 тысяч человек. Если в 2011 году средняя численность акции составляла примерно 550 человек, то в 2012-м – 1200.

Публичность политических мероприятий увеличилась в основном за счет митингов «За честные выборы» в декабре 2011 года и последующих акций оппозиции, которые прошли на проспекте Сахарова и Болотной площади. При этом большая часть акций проходила в Москве.

Согласно подсчетам правозащитников, которые ориентируются на данные движения «ОВД-инфо», в прошлом году в столице насчитывалось более 200 оппозиционных акций. «В целом по всем регионам число публичных мероприятий больше, но задержанных во время них было почти в три раза меньше, поскольку и численность людей на акциях была не такая большая, как в Москве», — констатируют авторы доклада.

Правозащитники отмечают, что власти куда менее активно использовали административный арест в качестве наказания за участие в митингах или пикетах. После вступления в силу поправок в Кодекс об административных правонарушениях, повышающих денежные штрафы за нарушение порядка проведения мероприятий, «политика властей в отношении протестующих приобрела исключительно финансовый характер». Фактически, подчеркивают правозащитники, в России был введен своего рода налог на реализацию конституционных свобод – наложение крупных штрафов, от 10 до 20 тысяч рублей, стало обычным делом. Попавшие под раздачу активисты реагировали на это в судебном порядке. Не менее 10 участников митингов, в том числе Алексей Навальный, направили жалобы в Конституционный суд, которые ждут рассмотрения. Как таковые аресты сохранились в единичных случаях – эту форму санкций власти применяли, когда речь заходила о банальном неповиновении правоохранительным органам или, к примеру, мелком хулиганстве.

Впрочем, поведение властей в регионах разное. В Чувашии в 2012 году произошел прорыв в судебной защите организаторов и участников акций. Более 10 административных дел в судах развалилось из-за отсутствия состава правонарушения. В нескольких случаях суды признавали незаконными отказы муниципалитетов в согласовании митингов с протестующими. Успехи гражданского общества фиксировались и в Татарстане. Но были и прямо противоположные примеры: в Нижнем Новгороде, напоминают правозащитники, 10 марта 2012 года полиция жестко разогнала участников шествия: 85 человек были задержаны и доставлены в отделы полиции.

«Мы наблюдаем рост влияния региональных и местных властей на политику в отношении публичных мероприятий. Она во многом зависит от удаленности от федерального центра, самостоятельности региона, отсутствии традиций массовых протестов, наличия групп юристов, занимающихся правовой защитой активистов», — отмечается в докладе.

Что же касается насилия по отношению к активистам, то тут в 2012 году наблюдалось два новых тренда. Практика нападения на мусульман впервые в минувшем году демонстративно вышла за пределы Северного Кавказа, где подобного рода насилие уже давно в порядке вещей. По мнению авторов доклада, это самостоятельное явление с трудно разделяемыми политической и религиозной мотивациями. В «Агоре» прежде всего имеют в виду покушения на руководителей Духовного управления мусульман Татарстана (ДУМ) — подрыв автомобиля муфтия республики Илдуса Файзова и убийство в этот же день заместителя муфтия Валиуллы Якупова.

Еще один новый тренд – радикальные православные и их методы борьбы с защитниками прав ЛГБТ или представителями секс-меньшинств.

Самым заметным примером этого нового течения в охранительном движении следует считать деятельность группы под негласным руководством Дмитрия Цорионова, который предпочитает себя называть Дмитрием Энтео. «Его сторонники отметилась десятком фактов, связанных с насилием и угрозами насилия. Основными целями нападений этой группы стали сторонники Pussy Riot», — вспоминают правозащитники.

17 августа 2012 года у Хамовнического районного суда Москвы, где оглашали приговор по делу Pussy Riot, к активистам Юлии Архиповой и Ивану Чернявскому подошли несколько человек. Один из них держал в руках воду в емкости, похожей на ковш. Они потребовали у девушки снять футболку с надписью «СВБД ПСРТ» (свободу Pussy Riot) и изображением иконы в маске. Православные активисты заявили, что их оскорбляет футболка Архиповой и что они благословенны бороться с «кощунницами». Архипова снять футболку отказалась, и тогда один из молодых людей с ковшом попытался облить ее и Чернявского водой. Дмитрий Цорионов схватил активистку за руки и стал кричать: «Покайся!», пообещав, что в следующий раз вместо воды будет краска. Друзья Архиповой передали активиста сотрудникам полиции, но те разбираться не стали и отпустили воинствующего православного.

Дальше Цорионов только наращивал активность. 27 августа появилась информация о нападении неизвестных на Павелецком вокзале на Алексея Мысливца. Цорионов вместе с соратниками на перроне при входе в вагон «Аэроэкспресса» до аэропорта Домодедово сорвал с Мысливца футболку с надписью «СВБД ПСРТ» и иконой в маске — содрав футболку, он немедленно его разорвал. Как позже рассказывал Мысливец, один из нападавших начал креститься и, держа в руках порванную футболку, говорить: «Русь святая, храни веру православную... Так будет с любым «кощунником»…..

Впрочем, нападение православных – сугубо столичное явление, говорится в докладе. В других регионах подобного в 2012 году не фиксировалось.

Авторы доклада разделяют уголовное преследование активистов на два периода: до и после инаугурации Владимира Путина 7 мая 2012 года. В первом периоде тон задавало дело панк-группы Pussy Riot и трех ее участниц — Марии Алехиной, Надежды Толоконниковой и Екатерины Самуцевич, которые были арестованы в марте 2012 года. 17 августа Хамовнический районный суд Москвы приговорил участниц молебна в храме Христа Спасителя к двум годам колонии. 10 октября приговор был оставлен без изменения для Алехиной и Толоконниковой, а Самуцевич реальный срок заменен на условный.

После инаугурации Путина и до конца года число уголовных дел в отношении активистов начало расти в геометрической прогрессии. Активизация правоохранительных органов была вызвана «Маршем миллионов» на Болотной площади накануне инаугурации. Число фигурантов «болотного дела» продолжает расти – сейчас их уже 20 человек.

«Впервые Следственный комитет задействовал огромные людские ресурсы — более 150 следователей по очевидно политически мотивированному делу. Ранее такие крупные следственные группы создавались только после мощных стихийных бедствий и катастроф. Фактически впервые в 2012 году Следственный комитет был использован российскими властями для массового уголовного преследования», — говорят представители «Агоры». В рамках «болотного дела» было проведено огромное количество обысков и выемок. Общее количество обысков выросло почти в 3,5 раза.

Начиная с июня 2012 года уголовному преследованию подверглись Алексей Навальный, Сергей Удальцов, несколько членов созданного осенью Координационного совета оппозиции из числа националистов. Правоохранительным органам в этих делах активно подыгрывало государственное телевидение, создавая соответствующий фон «Анатомиями протеста». Из-за усилившегося давления участились случаи политэмиграции. Если до 2012 года активисты уезжали в основном «по-тихому», констатируют в «Агоре», то в прошлом году это стало отдельным трендом, особенно после истории с Леонидом Развозжаевым, которого с Украины вывезли российские спецслужбы. Помимо истории с Развозжаевым правозащитники отмечают события вокруг члена «Другой России» Александра Долматова. Не получив политического убежища в Голландии, он повесился в департационной тюрьме в Голландии в январе этого года.