Националисты не закрыли суд

Националисты Максим Баклагин и Вячеслав Исаев, обвиняемые в убийстве судьи Эдуарда Чувашова, арестованы до 16 августа



Басманный суд арестовал Максима Баклагина и Вячеслава Исаева

Басманный суд арестовал Максима Баклагина и Вячеслава Исаева

РИА «Новости»
Басманный суд арестовал националистов Максима Баклагина и Вячеслава Исаева до 16 августа этого года. Накануне следствие предъявило им обвинение в убийствах судьи Эдуарда Чувашова и антифашиста Ивана Хуторского. Фигуранты дела ходатайствовали о закрытом процессе. Оба они признали свою вину и активно сотрудничают со следствием.

В четверг в Басманном суде Москвы следствие ходатайствовало об аресте националистов Максима Баклагина и Вячеслава Исаева. Оба они были задержаны 26 июня на съемной квартире во Владимирской области. При них были обнаружены пистолет-пулемет финского производства «Суоми», пистолет Макарова, ручная граната и другие боеприпасы.

Около 14.00 к залу подошли десяток спецназовцев и судебных приставов, некоторые были в масках. Часть из них забежала внутрь, часть осталась караулить снаружи. «Пошли отсюда!» — крикнул пристав журналистам, размахивая руками, чтобы представители СМИ посторонились, хотя ажиотажа в коридорах суда не было. Через несколько минут мимо камер провели Баклагина — он шел, низко наклонив голову. Пишущую прессу пропустили в зал. Фото и телекамерам было разрешено снимать лишь в коридоре.

Рассматривать ходатайство следствия взялась лично председатель Басманного суда Ольга Солопова, хотя дежурной в четверг была другая судья.

Худощавый, с короткой бородкой Баклагин сидел за решеткой в наручниках и с недоверием посматривал на журналистов. «Подозреваемый, простите, обвиняемый, встаньте», — начала заседание судья. Выяснилось, что 27-летний Баклагин родом из подмосковного города Дубны, безработный, женат и уже имеет дочь 2012 года рождения.

— Ходатайства имеются? — поинтересовалась судья. Участники процесса ответили отрицательно.

— Следователь, у нас открытое заседание? — немного помолчав, вновь спросила она.

— Открытое, — согласился следователь по особо важным делам Следственного комитета России Игорь Краснов.

— Никто не хочет ходатайствовать о закрытом? — как бы между прочим поинтересовалась она.

Слово попросил сам подсудимый:

— Я хочу закрытый процесс.

— На каком основании?

— Есть информация, которую я не хотел бы, чтобы услышали неучастники процесса.

Его адвокат по назначению при помощи судьи уточнила, что просьба основывается на п.2.4 ст. 241 УПК — то есть в целях обеспечения безопасности близких родственников Баклагина.

Следователь не возражал, а прокурор поддержала ходатайство. На этом представителей СМИ выгнали из зала. Через 45 минут Ольга Солопова вышла из зала, чтобы вынести постановление. Еще через час пишущих журналистов вновь пригласили в зал. Из постановления судьи стало ясно, что Баклагину предъявлено обвинение по пп. «ж, л» ч.2 ст.105 УК (убийство по мотивам идеологической ненависти и вражды), ст.295 УК (посягательство на жизнь судьи), ч.3 ст.222 УК (незаконное приобретение, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов).

Ему вменяются убийства судьи Эдуарда Чувашова и антифашиста Ивана Хуторского.

В своем ходатайстве следователь указал, что Баклагин длительное время скрывался от следствия (находился в федеральном розыске), поэтому вновь может убежать, а также оказать давление на свидетелей по делу и сфальсифицировать доказательства. Во время задержания Баклагин, как следует из материалов дела, попытался применить имеющееся у него оружие против сотрудников ФСБ. При этом помимо боеприпасов в квартире были обнаружены поддельные документы и средства маскировки.

Сам обвиняемый в ходе заседания завил суду, что «готов был явиться с повинной» и сотрудничает со следствием.

Против ареста он возражал, объяснив, что жена и новорожденная дочь нуждаются в его помощи. Но судья оставила его под стражей до 16 августа.

Во время перерыва одна из посетительниц суда встала перед камерами и заявила: «А я поддерживаю, что они убили судью». При этом представиться она отказалась. Судебные приставы сначала пригрозили ей, что выгонят, а когда поняли, что это не заставит ее замолчать, отогнали подальше от телекамер.

Через несколько минут в зал проводили Исаева. Еще до того, как судья начала устанавливать его личность, он заявил, что у него есть ходатайство.

«Подождите, рано еще», — ответила Солопова. Для начала она потребовала, чтобы с него сняли наручники: «Он и так за решеткой. Не убежит». 26-летний обвиняемый, как выяснилось в суде, родом из подмосковного города Дмитрова, холост и «по паспорту» без детей, хотя, как утверждал Исаев, они у него есть. «Оформите отцовство, тогда и будете отцом, которые имеет обязательства», — сказала судья.

— Вы работали? — спросила она.

— Работал. На Дмитровском мебельном комбинате. Столяром-уборщиком.

— Вы работали на момент задержания или увольнялись?

— Не знаю. Я полтора года назад ушел и не забрал трудовую книжку. Может, меня и уволили.

Когда дошла очередь до ходатайств, Исаев также попросил закрыть процесс, так как «беспокоится за безопасность семьи».

— Какая у вас семья? Вы холост и без детей, — иронизировала Солопова.

— Родители.

Далее все пошло по прежнему сценарию: процесс был закрыт, а обвиняемый арестован до 16 августа.

Как сообщил в четверг Следственный комитет, Баклагин, Исаев и третий участник Алексей Коршунов обвиняются в том, что 12 апреля 2010 года убили судью Чувашова из «мести за осуществление им законной деятельности по отправлению правосудия при рассмотрении уголовных дел и вынесении приговоров в отношении лиц, исповедующих радикальные националистические взгляды и обвинявшихся в совершении убийств». Исаев и Баклагин следили за ним и установили его место проживания и автомобиль, на котором судья передвигался. Обвиняемые составили подробное расписание судейских будней: время его выезда из дома и возвращения домой, номер кодового замка двери подъезда, расписание слушаний уголовных дел в Московском городском суде. Само убийство совершил Коршунов, выстрелив дважды в голову Чувашова из револьвера калибра 7,62 мм.

Иван Хуторской по кличке Ваня Костолом был убит 16 ноября 2009 года в подъезде своего дома. Исаев и Баклагин, как и прежде, осуществляли за ним наблюдение и в день нападения подали сигнал по рациям Коршунову, который поджидал антифашиста в подъезде. Он был убит из револьвера того же калибра. При этом в обоих эпизодах следствие отмечает, что в убийстве участвовали и «другие лица».

Алексей Коршунов скончался 4 октября 2011 года в Запорожье, подорвавшись на собственной гранате. В его квартире украинские следователи обнаружили его российский паспорт, несколько паспортов граждан Украины с его фотографией, два пистолета ТТ, боеприпасы к ним и глушитель, а также стартовый пистолет, переделанный для стрельбы боевыми патронами. Была ли произведена ДНК-экспертиза тела, не сообщается.

Как подозревает следствие, Баклагин и Исаев состояли в «Объединенной бригаде 88», «Боевой организации русских националистов» и «Автономной группе сопротивления «Русский щит».

При этом им до сих пор не предъявили обвинение в убийстве антифашиста Ильи Джапаридзе, совершенном 28 июня 2009 года. В середине апреля этого года Люблинский суд Москвы приговорил националиста Юрия Тихомирова за убийство Джапаридзе к 10 годам колонии строгого режима. Следователи считают, что осужденный четыре раза выстрелил в него из травматического пистолета «Оса», а Баклагин нанес ему не менее 26 ножевых ранений. Исаев же увез своих приятелей с места преступления.

Источник в правоохранительных органах рассказал «Газете.Ru», что Баклагин был задержан и допрошен следователями еще в конце 2010 года. В обмен на свободу он дал показания на Коршунова, Тихомирова, Исаева, а также Никиту Тихонова и Евгению Хасис, осужденных ранее за убийство адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Тихонов же не так давно был перевезен из колонии в столичное СИЗО и, как уверяет источник, также дает показания.