«Он не совершил ни одного шага, который можно поставить в упрек»

Тверской суд отказался отправить гендиректора ФГУП «Охрана» Андрея Комиссарова под домашний арест



Директор ФГУП «Охрана» Андрей Комиссаровпосле окончания заседания в Тверском районном...

Директор ФГУП «Охрана» Андрей Комиссаровпосле окончания заседания в Тверском районном суде

РИА «Новости»
Тверской суд во второй раз оставил гендиректора ФГУП «Охрана» Андрея Комиссарова на свободе, отказав следствию в ходатайстве о его домашнем аресте. Доводы следователя суд назвал надуманными и несостоятельными. В ходе заседания выяснилось, что бывший замглавы МВД Михаил Суходольский фигурирует в деле как свидетель.Следствие, как стало понятно в суде, разыскивает ключевые документы ФГУП, которые могут подтвердить виновность Комиссарова. Сам обвиняемый считает, что документы были ликвидированы еще в 2008 году.

В четверг Следственный департамент МВД во второй раз попытался арестовать гендиректора ФГУП «Охрана» Андрея Комиссарова. Все участники процесса, в том числе следователь с материалами дела, прибыли в Тверской суд к 10.00. Однако дежурный судья Андрей Криворучко был занят вынесением приговора, а затем принялся рассматривать иные дела об арестах. Все это время следователь, подсудимый, его адвокат и группа поддержки, а также журналисты провели в коридорах суда. Прокурор и следователь отворачивались к окну, прячась от телекамер, а подсудимый скромно сидел, опустив глаза и скрестив руки.

В зал суда участников процесса пригласили только около 16.00. Заседание началось с ходатайств адвоката Александра Гофштейна. Он представил суду множество медалей и других наград, которыми был награжден Комиссаров, когда был полковником милиции. Также адвокат отметил, что его подзащитный 2 апреля создал рабочую группу в своем учреждении, которая обязана всячески помогать следствию в поиске необходимых документов. Кроме того, он попросил допросить в суде начальника отдела кадров ФГУП «Охрана», который, по его словам, «отвечает за сохранность документации». Прокурор и следователь принялись знакомиться с наградами 44-летнего обвиняемого. Но у прокурора вызвала сомнение медаль «В память 850-летия Москвы». По его словам, он тоже имеет такую, и эта единственная государственная награда из всех перечисленных.

«В трудовой книжке должна быть запись об этой медали, но таковая отсутствует, — заявил прокурор. — Я сомневаюсь в ее подлинности».

Комиссаров оправдывался, что, когда его назначили на должность гендиректора ФГУП, трудовую книжку ему не дали. «Тогда хотелось бы получить копию бумаги, свидетельствующей о награждении, иначе я сомневаюсь в ее подлинности», — отрезал прокурор.

Судья, выслушав стороны, приобщил к делу документы и отказал обвинению в допросе свидетеля.

После этого он сообщил, что в суд поступило ходатайство следствия о домашнем аресте Комиссарова, которое было вынесено следователем 4 апреля.

При домашнем аресте запрещается покидать пределы дома, общаться с неразрешенными лицами, пользоваться телефоном, интернетом и иными способами связи.

Исходя из материалов, 5 декабря 2011 года было возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере) в отношении неустановленных лиц, а через два дня — 7 декабря — было возбуждено дело в отношении Комиссарова и неизвестных лиц по ч. 2 ст. 201 УК (злоупотребление должностными полномочиями). В марте 2012 года оба дела объединили в одно производство.

Ранее следователи уже ходатайствовали об аресте Комисарова, задержанного 26 марта. Но Тверской суд 28 марта отказал следствию, мотивируя это тем, что преступление, в котором его подозревают, относится к экономическим. Задержанный был отпущен прямо в зале суда. 4 апреля следствие предъявило Комиссарову официальное обвинение.

По его вине, считает следствие, ФГУП закупил оборудование по завышенным ценам, отчего бюджет лишился более 60 млн рублей с 2008-го по 2011 год.

Дело о мошенничестве было возбужденно по этой же причине, но в нем речь идет о 140 млн рублей, которые были похищены не с 2008-го, а с 2006 года. При оглашении материалов дела судья упомянул, что договор о закупке оборудования подписали Комиссаров и бывший гендиректор ФГУП Дмитрий Ложкин. Соглашение было заключено с ЗАО «Безопасность комплекс». По некоторым данным, соучредителями этой фирмы являются сын бывшего первого замглавы МВД и экс-начальника ГУ МВД по Санкт-Петербургу Михаила Суходольского Григорий и знакомый генерала Александр Боримкий. Имя последнего не раз звучало в ходе процесса, в деле он фигурирует как свидетель.

Следователь Сергей Мурашов при обосновании своего ходатайства заявил, что Комиссаров отказался выдать документы, необходимые следствию, и дать показания. «Он отказался отвечать на все вопросы, ссылаясь на статью 51 Конституции (право не свидетельствовать против себя. — «Газета.Ru»), — жаловался он, цитируя каждый вопрос, который задавался обвиняемому. — На него возлагается обязанность документооборота предприятия. Следствие расценивает это как умышленное сокрытие доказательств по делу». В рамках дела, по его словам, проходили два обыска — в декабре 2011 года и в марте 2012-го. Последний проводился в кабинете Комиссарова. Обвиняемый, рассказывал Мурашов, предоставил все документы за 2007 год, но бумаги за последующий период, в который было совершено инкриминируемое ему преступление, исчезли. Комиссаров, являясь гендиректором предприятия, по его словам, может оказать давление на своих сотрудников. Следователь отметил, что обвиняемый также может общаться с неустановленными лицами, информируя их о ходе следственных действий.

Мурашов заявил, что Комиссаров был «назначен на должность высокопоставленным сотрудником правоохранительных органов, который находится за пределами Российской федерации». «Я попрошу вас конкретизировать, о ком идет речь, — прервал его судья. — Я не могу принимать решения, основанные на сведениях о неких высокопоставленных чиновниках».

Следователь на мгновение замешкался и ответил, что 27 марта Комиссаров на допросе признался, что назначен на должность по инициативе Михаила Суходольского.

Бывший финансовый директор ФГУП «Охрана» Дарья Шиншина дала показания, что Комиссаров и его заместитель Александр Борисенко до сих пор связаны с генералом. Женщина уволилась из предприятия в 2008 году. Обвинение по этому делу ей было предъявлено 30 марта.

А 3 апреля она написала заявление, что ей поступают угрозы от неизвестных лиц, которые упоминали имя Суходольского.

Это произошло после того, как женщина дала показания против Комиссарова, Борисенко и Суходольского. Шиншина заявила, что опасается за свою жизнь и здоровье. В связи с этим она была взята под госохрану.

Сам Суходольский, как стало ясно в суде, находится в статусе свидетеля и ранее был допрошен по обстоятельствам уголовного дела.

— А Комиссаров ей угрожал? — спросил судья.

— Нет, — ответил следователь. — Это были неизвестные лица, которые ссылались на Суходольского.

— А при обысках вы документы не нашли?

— Нет. ФГУП располагается в огромном здании, это пять этажей. У предприятия 80 филиалов в субъектах России. Все обыскать нереально, — жаловался следователь.

— А Комиссаров скрывался или уничтожал документы?

— Нет таких сведений.

Адвокат Александр Гофштейн отметил, что с декабря 2011 года Комиссаров ни разу не попытался скрыться и исправно являлся по первому требованию следователя.

По его словам, с 28 марта, после того как Тверской суд отказал в аресте Комиссарова, следователь вызывал его четыре раза. За это время из подозреваемого он превратился в обвиняемого, а Шиншина успела заявить о неких угрозах.

Адвокат подчеркнул, что с декабря 2011 года следствие не ходатайствовало об отстранении Комиссарова от должности. «Почему?» — задал он вопрос следователю. Мурашов, слушавший его речь с ухмылкой, ответил: «Тайна следствия».

Сам Комиссаров рассказал, что является единственным кормильцем в семье: его жена не работает, у него трехлетний ребенок и престарелые родители, а старший 20-летний сын учится и не имеет никакого заработка. «Мы проживаем на даче, где нет поблизости ни магазинов, ни медицинских учреждений, — произнес он. — Домашний арест для нас был бы проблемой, даже за продуктами приходится ездить».

Он пояснил, что документы, которые ищет следствие, хранились у руководителей подразделений, которые просуществовали в структуре ФГУП четыре месяца и в 2008 году были ликвидированы.

Следователь же настаивал: подразделения не ликвидировали, их реорганизовали. Гофштейн обратил внимание, что отказ Тверского суда 28 марта в аресте Комиссарова вступил в законную силу и никаких новых оснований для изоляции обвиняемого от общества с тех пор не предоставлено. По его словам, доводы следователя «не выдерживают критики ни с точки зрения закона, ни с точки зрения совести». «Следователь не постеснялся приобщить в суде 28 марта к делу рапорт оперуполномоченного, — сказал он. — Якобы при оперативно-разыскной деятельности получена информация, что после освобождения из изолятора временного содержания он скроется на Украине и проведет во ФГУП совещание с целью давления на сотрудников. Но этого не произошло».

«Комиссаровым не совершено ни одного шага, который можно поставить ему в упрек», — сказал Гофштейн.

Гражданская жена Анастасия Буланкина попросила суд избрать меру пресечения в виде залога в 3 млн рублей. Выслушав все доводы, судья удалился в совещательную комнату. Свое решение он готовил около двух часов.

В итоге судья отказал следствию в домашнем аресте, назвав его доводы надуманными и несостоятельными, прошение о залоге он тоже отверг.

Меру пресечения, не связанную с изоляцией от общества, Криворучко предложил избрать следствию самостоятельно. На обжалование есть три дня. Следствие по делу продлено до 5 мая 2012 года.

Ранее сообщалось, что в рамках этого дела был проведен обыск в столичной квартире Михаила Суходольского в 1-м Зачатьевском переулке. Оперативники обнаружили там лишь строителей, делавших ремонт. Сам Суходольский и его сын отправились в отпуск в Израиль, где находятся до сих пор. Генерал был отправлен в отставку после министерской проверки в начале февраля в Санкт-Петербурге. Комиссия из 60 чиновников центрального аппарата МВД разбиралась с убийством подростка в отделении Санкт-Петербурга. Генерал заявил, что проверка мешает работе полиции, угрожая дестабилизацией на выборах президента России.