Присяжные проголосовали за убийство

По делу об убийстве Егора Свиридова вынесен обвинительный вердикт присяжных

Александра Кошкина, Дмитрий Карелин 20.10.2011, 22:34
Аслан Черкесов , обвиняемый в убийстве болельщика «Спартака» Егора Свиридова РИА «Новости»
Аслан Черкесов , обвиняемый в убийстве болельщика «Спартака» Егора Свиридова

Аслан Черкесов виновен в убийстве болельщика «Спартака» Егора Свиридова — к такому решению после шестичасового совещания пришла коллегия присяжных. Остальные участники драки на Кронштадтском бульваре тоже не заслужили ни оправдания, ни снисхождения. По мнению адвокатов, на решение коллегии повлияли запутанные вопросы, а не доказательства.

В четверг в Мосгорсуде присяжные вынесли вердикт по делу об убийстве фаната «Спартака» Егора Свиридова. Это должно было произойти еще в среду. Перед коллегией было поставлено 29 вопросов, главный из них — было ли убийство болельщика умышленным или нет. Остальные вопросы, составленные председательствующим Андреем Расновским, касались факта преступления, степени его тяжести, а также доказанности участия в нем каждого из подсудимых. Однако формулировки опросного листа не понравились подсудимым, которые попросили Расновского переписать их. В итоге около 15.00 председательствующий, выдав присяжным новый вариант опросника, обратился к ним с напутственным словом, и те ушли в совещательную комнату.

Проведя там больше шести часов, члены коллегии вынесли решение: Аслан Черкесов виновен в умышленном убийстве и не заслуживает снисхождения.

Уроженца Нальчика Черкесова следствие считало непосредственным убийцей Свиридова — ему было предъявлено обвинение в убийстве из хулиганских побуждений и хулиганстве. Мнения присяжных о его виновности разделились: за три часа в совещательной комнате коллегия к единому выводу не пришла, и пришлось перейти к голосованию. В итоге большинство присяжных — восемь из двенадцати — решили: виновен, четверо намеревались оправдать Черкесова. При этом 10 из 12 заседателей посчитали, что подсудимый не заслуживает снисхождения.

На процессе Черкесов утверждал, что действовал в рамках самообороны. Прокуратура и потерпевшие настаивали, что это было немотивированное нападение.

Вместе с Черкесовым на скамье подсудимых находились пятеро уроженцев Дагестана: Акай Акаев, Артур Арсибиев, Нариман Исмаилов, Хасан Ибрагимов и Рамазан Утарбиев. Им инкриминировалось хулиганство и умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Эти преступления присяжные также сочли доказанными.

По данным следствия, 6 декабря 2010 года обвиняемые вместе выпивали в кафе недалеко от станции метро «Водный стадион». Выйдя после полуночи на улицу, на автобусной остановке они столкнулись с компанией молодых людей — Егором Свиридовым и его друзьями Денисом Петроченко, Сергеем Гаспаряном, Дмитрием Корнаковым и Дмитрием Филатовым. Как рассказывали на допросах пострадавшие футбольные болельщики, тем вечером они провожали Свиридова на выездной матч «Спартака» и отмечали это в одном из соседних кафе. Исмаилов, говорилось в обвинительном заключении, подошел к Петроченко и спросил, все ли у него в порядке. Получив утвердительный ответ, Исмаилов ударил его в лицо, а затем к нему подключились и остальные подсудимые. Черкесов в это время стрелял из травматического пистолета. В общей сложности, он произвел 12 выстрелов. С расстояния меньше метра он выстрелил Свиридову в голову и живот. Как позднее установили судмедэксперты, эти выстрелы стали для болельщика смертельными — с земли он больше не поднялся. Убегая с места происшествия, Черкесов сорвал с Филатова сумку, которую, не найдя в ней ничего особо ценного, позднее выбросил в кустах.

Убийство Свиридова вызвало большой резонанс в среде футбольных фанатов, среди которых многие придерживаются националистических взглядов. Уже 11 декабря несколько тысяч радикально настроенных болельщиков, скандируя националистические лозунги, вышли на Манежную площадь, где устроили драку с ОМОНом, а также избивали всех попадавшимся им на пути «неславян». После беспорядки распространились по другим районам столицы, в некоторых произошли убийства на националистической почве. Правда, по итогам расследования беспорядков на Манежной площади задержаны были лишь пять человек — активисты «Другой России» Игорь Березюк, Кирилл Унчук и Руслан Хубаев, а также Леонид Панин и Александр Козевин. Процесс по их уголовному делу, возбужденному по ч. 3 ст. 212 (призывы к массовым беспорядкам), ч. 2 ст. 213 (хулиганство), ч. 1 ст. 282 (возбуждение ненависти или вражды), ч. 2 ст. 318 (применение насилия к представителю власти) Уголовного кодекса сейчас проходит в Тверском райсуде Москвы.

Что касается обвиняемых по делу об убийстве Свиридова, то они на протяжении всех слушаний в Мосгорсуде настаивали, что действовали в порядке самозащиты. Якобы агрессивно настроенные друзья Свиридова, также являвшиеся активными болельщиками «Спартака», начали отпускать в их адрес расистские ругательства и сами спровоцировали драку.

Тем не менее присяжные сочли, что зачинщиками были как раз Черкесов и компания. Главного обвиняемого, признанного виновным в убийстве, также сочли грабителем: по мнению 11 заседателей из 12, он действительно сорвал сумку с потерпевшего Филатова. Акаева, Арсибиева, Исмаилова и Утарбиева посчитали виновными 10 заседателей, двое голосовали за их невиновность. Что касается Ибрагимова, то за вердикт «виновен» проголосовали девять членов коллегии, трое решили, что он должен быть оправдан.

Подсудимые выслушали вердикт спокойно, не выдав эмоций. Адвокаты уверены, что приговор судьи будет обвинительным, и уже готовы его обжаловать.

«В процессе было допущено множество нарушений», — говорили защитники, покидая Мосгорсуд поздно вечером в четверг. В частности, по словам адвокатов, вопросы, поставленные перед присяжными, были сформулированы слишком сложно и запутанно, и «далеко не все замечания защиты были учтены».

Теперь, после вынесения вердикта, представители гособвинения и адвокаты, а также сами подсудимые примут участие в его обсуждении. Во время этой процедуры прокуратура сообщит, каких сроков, по ее мнению, заслуживают обвиняемые, а затем судья Расновский удалится для вынесения приговора.