Пенсионный советник

Наркомания поразила президента

Президент предложил тестировать на наркотики школьников, студентов и соискателей на работу

Полина Никольская, Елизавета Сурначева, Наталья Зиганшина, Рустем Фаляхов 18.04.2011, 23:33
ИТАР-ТАСС

В России могут ввести тестирование на наркотики в школах и при приеме на работу, а госвузам разрешат отчислять студентов-наркоманов. Для этого президент на Госсовете, посвященном проблемам наркомании среди населения страны, поручил чиновникам разработать соответствующие поправки в законодательство.

На прошедшем в понедельник в Иркутске Госсовете президент Дмитрий Медведев признал, что стратегия государственной антинаркотической политики до 2020 года, принятая год назад Федеральной службой по контрою за оборотам наркотиков (ФСКН), результатов пока не дала: «Перемен к лучшему пока очень и очень мало». «Наркомания — угроза глобального характера, она, к сожалению, распространилась по всей территории нашей страны», — добавил Медведев.

Для борьбы с наркоманией президент предложил членам Госсовета — главам регионов, министрам и руководителям научных центров — ввести тестирование на наркотики в школах, вузах и при приеме на работу.

Тестирование школьников

О возможном тестировании на наркотики в школах президент говорил уже неоднократно. Впервые идея прозвучала в сентябре 2009 года. После этого глава ФСКН и Государственного антинаркотического комитета (ГАК) Виктор Иванов сообщил, что уже с 2010 года российские школьники начнут сдавать тесты на наркотики, отметив, что «вопрос уже решен»: проверки в школах включены в государственную стратегию по борьбе с наркотиками. Заявление руководителя ФСКН вызвало обширную общественную дискуссию. Против тестирования выступали многие общественные деятели и официальные лица. В результате добровольное тестирование учеников 7—11-х классов в рамках эксперимента начали лишь в нескольких регионах.

В феврале этого года Иванов вновь начал говорить, что российских школьников ждет обязательное тестирование на употребление наркотиков, проходить оно будет в рамках диспансеризации. За это выступили главный санитарный врач России Геннадий Онищенко и уполномоченный по правам ребенка при президенте Павел Астахов. Решить, будет ли тестирование обязательным во всех российских школах или станет проводиться по желанию родителей и старшеклассников, чиновники тогда пообещали на очередном Госсовете.

«Практика тестирования учащихся школ в регионах уже апробирована. Это непростая тема, далеко не все родители положительно ее восприняли», — заявил в понедельник Медведев.

В частности, глава Башкирии Рустэм Хамитов доложил, что 3% родителей отказались от тестирования детей, а глава ХМАО Наталья Комарова сказала, что в ее регионе таких было 15%. Одним из первых регионов, где школьников начали тестировать на наркотики, стала Свердловская область: губернатор Александр Мишарин заявил о начале эксперимента в апреле 2010 года. По его словам, за это время было протестировано 96 тысяч старшеклассников, студентов училищ и колледжей, выявлено «1,2 тыс. потребителей наркотиков». Областному бюджету эксперимент обошелся в 60 млн рублей.

Теперь Медведев предложил ввести обязательное тестирование на наркотики в школах на федеральном уровне.

«К сожалению, ситуация такова, что нам придется пойти на это. Родители, которые знают, что почем, те, кто пережил трагедию деградации, а иногда даже гибели их детей, понимают значение ранних тестов», — сказал глава государства, который перед заседанием встретился с представителями общественной организации «Матери против наркотиков».

Однако министры выступили против обязательного тестирования.

По словам главы Минздрава Татьяны Голиковой, обязательное тестирование противоречит законодательству о здравоохранении, кроме того, школьник, у которого выявили зависимость, по словам министра, становится изгоем в классе.

Но более всего Голикову обеспокоила стоимость этой процедуры. «Когда тестируется 15 тысяч детей, а выявляется 15 случаев, органы ставят вопрос о финансовой обоснованности», — сказала министр.

Глава Минюста Александр Коновалов также назвал принудительное тестирование «слишком серьезным расхождением с общим принципом оказания медицинских услуг в России». «Позиция министерства не в том, что это невозможно, а в том, что, если такое решение будет принято, последует очень серьезная работа»,— уклонялся от правки законодательства министр юстиции.

Ранее против обязательного тестирования высказывался и министр образования Андрей Фурсенко. Он заявил, что не считает это нужным и что, «даже если это необходимо, мы к этому не готовы».

Как заявила на Госсовете Голикова, Минздрав и Минобрнауки уже подготовили проект федерального приказа о добровольном двухэтапном тестировании школьников на употребление наркотиков.

По ее словам, документ предполагает, что сначала школьники добровольно пройдут социологический тест. С теми из тестирующихся, кто «попал в группы риска», «потом можно работать в части уже медикаментозного тестирования», сказала министр.

Стало ясно, что на Госсовете решение об обязательности тестирования принято не будет. «Думаю, нужно поступить следующим образом. Вы продолжите работу над двухэтапным тестированием, но одновременно я считаю, что мы должны всё-таки простимулировать наши субъекты федерации и дать им возможность осуществлять тестирование в рамках закона — конечно, не ломая существующую на сегодняшний день систему», — сказал президент.

Медведев описал, как видит ситуацию в будущем: регионы решают, будут проводить тестирование или нет, а правительство описывает, как надо проводить тестирование, если субъекты все же согласятся на него пойти.

Независимые эксперты считают идею тестирования в школах бессмысленной. По словам руководителя фонда «Права ребенка» Бориса Альтшуллера, оно будет формальным только из-за того, что в стране фактически отсутствует система реабилитации. (В своем выступлении на Госсовете Медведев, коснулся проблемы реабилитации бывших наркоманов, но назвал ее «четвертой проблемой».)

Не понимая, что делать с наркозависимым человеком, проводить профилактику в виде тестов нельзя, уверен и глава фонда «Новая наркополитика» Лев Левинсон.

Кроме того, отмечает он, нужно понимать, что выявленный несовершеннолетний наркоман — это больной, а не нарушитель. Этот принцип, по мнению Левинсона, нарушается в еще одном предложении президента — отчислять из университетов студентов за употребление наркотиков.

Отчисление наркозависимых студентов

«Мне понравилась та, казалось бы, простенькая идея, которая прозвучала у ректора Московского государственного университета (ректор МГУ, председатель Союза ректоров Виктор Садовничий присутствовал на заседании Госсовета. — «Газеты.Ru»). Мы сегодня, когда посещали реабилитационный центр, говорили о том, что во многих иностранных частных вузах установлено правило, что учёба в вузе не совместима с употреблением наркотиков. Замечен — до свидания. В государственных вузах таких правил у них нет», — сказал по итогам Госсовета президент.

Медведев дал понять, что не против, чтобы в госвузах наконец такие правила появились.

По его мнению, отчислять студентов за однократное употребление наркотиков «невозможно и неправильно», но «должен быть поставлен определённый юридический заслон, который должен осознаваться всеми студентами». Изменения президент предложил вносить в учредительные документы вузов. Студент, подчеркнул Медведев, — человек совершеннолетний и может осознать последствия своего выбора. «Люди должны понимать: поступили в университет — значит, сознательно выбрали определённую линию поведения. Хочешь придерживаться другой линии — уходи. В конце концов, каждый человек отчасти волен выбирать свою судьбу как минимум», — пояснил Медведев.

В итоге Минобрнауки было поручено проработать «вопрос корректировки учредительных документов».

Как будет выявляться, употреблял ли студент наркотики, — президент не сказал. Садовничий на заседании отметил, что если говорить об обязательном тестировании студентов, то такой закон стоит обсудить широко, как обсуждался закон «О полиции» и закон «Об образовании». По мнению председателя союза ректоров, большинство студентов согласятся пройти бесплатное тестирование на наркотики. Он также предложил организовать специальные программы в университетах, например, «Университет без наркотиков» или «Группа без наркотиков». А в уставах уже можно закрепить положения, что делать со студентами, которые отказались от участия в программах.

Ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов сказал «Газете.Ru», что в его университете учащиеся проходят обязательный медосмотр: «У нас есть информация о неблагополучных студентах, мы стараемся таким людям помочь».

«В настоящее время, согласно российским законам, вуз не имеет права отчислить студента за употребление наркотиков», — пояснил Кузьминов.

Предполагать, что будет происходить в вузе, если законы изменятся, он пока не стал, сказав, что это преждевременно. Но и вводить обязательное тестирование Кузьминов считает необязательным. «В принципе, добровольное тестирование мало чем отличается от обязательного, ведь отказ уже привлекает к себе внимание, и все это понимают — и те, кто отказывается от тестирования, и администрация образовательного заведения», — сказал ректор.

Зампред комитета Госдумы по образованию Олег Смолин считает, что увязывать употребление наркотиков с правом на образование вообще нельзя.

«Для многих школьников и студентов, которые употребляют наркотики, это не столько вина, сколько беда. С ними должны работать психологи, родители, а если речь идет о наркотической зависимости, то и врачи. В крайнем случае возможно принудительное лечение, но не принудительное отчисление. Наказывать нужно тех, кто занимается производством и распространением», — говорит депутат.

Левинсон, в свою очередь, отметил, что отчислять за употребление наркотиков только согласно уставам вузов вообще незаконно, для этого нужно менять не устав, а законодательство. «Это все равно, что прописать, что студента можно изгнать по состоянию здоровья. Он может быть талантливым молодым человеком, но наркозависимым. Не выгоните же вы человека по состоянию здоровья, если он, допустим, успевает по учебе», — заявил эксперт.

Тестирование при приеме на работу

Президент предложил применить заграничный опыт в борьбе с наркозависимостью населения российским работодателям.

Медведев сообщил, что в Трудовой кодекс можно внести изменения, согласно которым в трудовых договорах компании смогут прописать отказ от употребления наркотиков в качестве одного из условий приема на работу — или ставить его предварительным условием для заключения договора.

На Госсовете эту идею выдвинул главный нарколог Минздравсоцразвития Евгений Брюн. По его словам, недавно он увидел объявление о приеме на работу в США именно с таким требованием. «Речь здесь идёт не о принудительном тестировании и не о чём-то, что колеблет основы, скажем, действующего законодательства об охране здоровья. Речь идёт просто об условиях заключения трудового договора, к числу которых может относиться и это, — заявил Брюн. — Я, например, считаю это абсолютно нормальным, допустим, особенно когда речь идёт о частном бизнесе, в конце концов, это дело работодателя, каким образом формулировать предложения, связанные с заключением трудового контракта. Надо подумать, каким образом интегрировать это в действующее законодательство».

Сейчас тесты на наркотики проходят лишь представители определенных специальностей. Перечень представлен в постановлении правительства от 1993 года, среди профессий пилоты, космонавты, водители автобусов и т. д. Глава ФСКН Иванов неоднократно заявлял, что перечень устарел и его надо пополнять новыми профессиями.

Но о том, чтобы ввести изменения в трудовое законодательство, речи еще не шло.

Как эта идея будет внедряться, тоже пока неясно.

Генеральный директор ЗАО «Финэкспертиза. Консалтинг» Дмитрий Шустерняк сказал, что в современных условиях ввести при приеме на работу тесты можно двумя способами: либо расширить список профессий, где тест на наркотики будет необходимо проходить, либо наделить работодателя правом по своему усмотрению, без обязательного тестирования, проверять персонал. «Даже если проверять на наркотики менеджера, который закупает шмотки, это будет все равно полезно для работодателя. Наркотики у нас вне закона. И, если менеджер их употребляет, он нарушитель закона. Зачем такой работник нужен?» — говорит Шустерняк.

Главный специалист социально-экономических программ Центра социально-трудовых прав Петр Бизюков рассказал «Газете.Ru», что сейчас подобные медсправки работодатели требуют только в том случае, если служба связана с ответственностью за жизнь других. «Однако непонятно, как все это будет осуществляться в массовом порядке. Если нужно будет взять справку в диспансере, это приведёт к огромным очередям и коррупции. Если специальное оборудование надо будет закупать на рабочих местах, это ударит по бюджету предприятий. Непонятно, как можно будет устроить массовую проверку людей. В школе и вузе хотя бы есть возможность снять всех с уроков и погнать на диагностику, а далеко не в каждой компании так сделаешь», — говорит эксперт. «В итоге возникнет чёрный рынок справок. Причем пользоваться им будут не только те, кто имеет основания, но и просто не желающие стоять очередь в диспансерах, — говорит Бизюков. — К тому же непонятно, как быть в том случае, если человек принимает лекарства. Да и спектр наркотиков сейчас широкий, и нельзя сделать один анализ на весь спектр наркотиков». «В результате следует признать, что это спонтанная идея, которая навеяна острой проблемой. Она и для президента, и для юриста выглядит несолидно», — заключил он.

А доцент кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии имени Кутафина Юлия Петровичева считает, что тест на употребление наркотиков при приеме на работу вообще противоречит Конституции, в которой закреплено право гражданина на труд.

Кроме того, по действующему Трудовому кодексу сведения о здоровье гражданина, а употребление наркотиков, наркозависимость, считается болезнью, являются конфиденциальной информацией, отметила она.