Арест с туберкулезом не страшен

ФСИН собирается составить список болезней, при которых нельзя заключать человека под стражу

Юрий Мартьянов/Коммерсантъ
ФСИН думает, как уменьшить смертность в СИЗО. В ведомстве решили составить список заболеваний, включая последнюю стадию рака и диабет, при которых содержать подследственных под арестом в изоляторе нельзя. Эксперты же говорят, до такого состояния больных людей доводят именно под стражей, и считают, что такими предложениями смертность подследственных не уменьшить.

Составить список болезней, с которыми нельзя заключать под стражу, и. о. замглавы ФСИН РФ Владислав Цатуров предложил на встрече с руководством СИЗО № 4. В минувший четверг здесь от сердечной недостаточности скончался осужденный за продажу наркотиков Андрей Сафронов, после чего Цатуров и уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин приехали сюда с проверкой. После смерти страдающей диабетом Веры Трифоновой в СИЗО «Матросская Тишина» тема больных арестантов стала для ФСИН одной из самых острых. Полгода назад в том же изоляторе от панкреонекроза умер юрист фонда Hermitage Capital Сергей Магнитский, чья смерть стоила должностей нескольким чиновникам столичного управления ФСИН. Но если ему осознанно отказывали в медицинской помощи, то Трифонову готовы были освободить и следователь, и сами тюремщики, но, как говорил ее адвокат Владимир Жеребенков, никто из них не хотел брать на себя ответственность за освобождение, а его подзащитная в итоге «стала жертвой круговой поруки». Магнитский попал в СИЗО без серьезных заболеваний, а защита Трифоновой предоставила сотруднику СКП Сергею Пысину, который теперь обвиняется по ст. 293 (халатность) УК РФ, справки о тяжелой форме диабета и диабетической нефропатии еще в самом начале следствия. Тем не менее он подал в Одинцовский суд Подмосковья ходатайство об аресте, которое теперь уже бывшая судья Ольга Макарова удовлетворила.

Диабетическая нефропатия — заболевание почек, вызванное осложнениями при диабете. На выраженной стадии у больного начинается интоксикация азотистыми шлаками, которая чаще всего заканчивается смертью. Диабетическая нефропатия входит в список заболеваний, утвержденных постановлением правительства № 54 от 6 февраля 2004 года, освобождающих осужденных от отбывания наказаний. Среди болезней, упомянутых в постановлении финальные стадии туберкулеза, рака, диабета, четвертая стадия СПИДа, болезни сердца с недостаточностью III степени и т. д.

И. о. замглавы ФСИН Цатуров предлагает распространить действие этого постановления и на подследственных.

Соответствующий пакет предложений, рассказал «Газете.Ru» глава пресс-службы ФСИН Александр Кромин, поступит в Минюст в самое ближайшее время. «Но это пока просто рабочие предложения, не больше, так что говорить о свершившемся факте пока нельзя», — уточнил он. На данном этапе, говорят во ФСИН, предлагается только вписать в правительственное постановление 2004 года строчку о подследственных, не меняя перечень болезней.

Такой список должен быть, но его нужно расширить, а «ценз» для больных арестантов снизить, считает член общественного совета при ФСИН Валерий Борщев. «Мы такой вопрос ставили уже давно. Такой перечень заболеваний очень нужен, но 54-е постановление в отношении подследственных нужно расширить и смягчить», — сказал он «Газете.Ru».

Условия содержания в российских СИЗО гораздо хуже, чем в тюрьмах и колониях, поэтому нередко хронические заболевания, с которыми подследственный спокойно жил на воле, обостряются и входят в изоляторе с терминальную стадию.

«В правительственном перечне слишком завышенные формы заболеваний, а нужно сделать так, чтобы человек, склонный к ней, не садился в изолятор, где его болезнь как раз дойдет до критической стадии», — говорит правозащитник.

Список заболеваний, при которых арестовывать подозреваемых нельзя, обязательно нужно расширить, но оформить его как законопроект, а не постановление, считает депутат Павел Крашенинников. Председатель парламентского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству заявил «Газете.Ru»: если перечень заболеваний будет содержаться в полноценном законе, то гарантий, что судьи, следователи и тюремщики будут его соблюдать, гораздо больше. «В принципе, и без этого закона в УПК есть норма, предусматривающая замену ареста подпиской о невыезде, если есть справка о серьезных заболеваниях, но никто ее не соблюдает. Может, если появится конкретный закон с конкретным перечнем болезней, то у судей с прокурорами хоть чуть-чуть прибавится правосознания», — размышляет Крашенинников.

Пока готовится закон, судьбу Веры Трифоновой и Сергея Магнитского может повторить обвиняемый в мошенничестве бывший латвийский предприниматель Григорийс Спекторс. Он сидел в том же СИЗО № 4, что и скончавшийся наркоторговец Сафронов, а 7 мая попал в тюремную больницу «Матросской Тишины». После перенесенного инсульта он ослеп, а из-за хронического диабета у него может развиться гангрена ноги. Защита бизнесмена, как и в случае с Трифоновой, неоднократно предоставляла суду справки о том, что в изоляторе Спекторс сможет прожить от силы несколько месяцев, но подозреваемого в мошенничестве каждый раз оставляли под стражей.