Офицер попал под солдатские прутья

В Еланской учебной дивизии под Екатеринбургом солдаты-срочники избили железными прутьями офицера

ИТАР-ТАСС
В Еланской учебной дивизии под Екатеринбургом солдаты-срочники избили железными прутьями офицера, когда тот попытался задержать пьяного рядового. По мнению семьи пострадавшего, командование старается замолчать скандал. Сам пострадавший лейтенант утверждает, что в кузнице сержантских кадров процветают алкоголизм и наркомания.

Лейтенант Владимир Мечетной лежит в гарнизонном госпитале уже неделю. Но об инциденте в учебной дивизии, что располагается в 130 километрах от Екатеринбурга, стало известно только сейчас.

Как рассказала корреспонденту «Газеты.Ru» жена пострадавшего Елена Мечетная, кадрового офицера едва не убили во время ночного патрулирования гарнизона в ночь на 23 ноября. Дежурство пришлось на субботу. Мечетной на служебной машине вместе с двумя патрульными солдатами везли в комендатуру пару пьяных срочников. Проезжая по территории, офицер заметил еще одну нетрезвую компанию — «две девицы и двое в форме» (по словам жены, один из них был в бушлате с погонами старшего лейтенанта, а второй рядовой). «Муж повел рядового к машине, но тот вырвался и побежал. Володя за ним. Солдат забежал в подъезд казармы 225-го учебного танкового полка и начал стучать в дверь», — рассказала Мечетная. Солдат кричал: «Ребята, помогите! Не выдавайте меня!»

Рядового впустили в казарму, и сразу после этого оттуда выскочили 10–15 солдат с дугами от железных кроватей. Мечетной сразу получил 3–4 удара по голове.

«Муж мне потом рассказал, что солдаты кричали: «Убьем его!» Они начали бить его трубами еще в подъезде казармы. Очнулся он на улице, где его продолжали избивать. У него пробита голова в трех местах. Его спас дежурный по части офицер, который прибежал с оружием», — объяснила супруга пострадавшего. Кстати, как выяснилось, напавшие на офицера солдаты пытались отобрать у него пистолет, полагая, что оружие боевое, однако пистолет был газовый: офицер купил его для самообороны. Командование гарнизона ранее запретило выдавать патрульным офицерам огнестрельное оружие, опасаясь, что его могут отобрать.

Офицера отвезли в госпиталь. Несколько дней он пробыл в хирургическом отделении, потом его перевели в неврологию — Мечетной получил сильное сотрясение мозга.

По словам самого Мечетного, ему хорошо известен и зачинщик конфликта — рядовой Воробьев, и самый рьяный из нападавших — рядовой Дроздов. Оба они были нетрезвы, говорит он.

Однако, несмотря на это, военно-следственный отдел Еланского гарнизона до сих пор не возбудил уголовное дело по факту нападения. Более того, по словам Елены Мечетной, командование части сделало вывод, что лейтенант сам был нетрезв. «Мы дважды звонили в Генпрокуратуру, три раза в окружную прокуратуру. Ни командование дивизии, ни военные врачи не докладывали в Москву, в Министерство обороны, хотя обязаны были это сделать. В гарнизонной прокуратуре мне говорят, что ведется разбирательство», — сказала она.

Ни в прокуратуре Приволжско-Уральского военного округа (ПУрВО), ни в военно-следственном управлении округа комментировать инцидент не стали. По словам помощника военного прокурора по информационной работе Сергея Богомолова, в надзорное ведомство жалоб не поступало. Примерно так же ответили на вопрос «Газеты.Ru» в военно-следственном управлении ПУрВО. В следственном отделе Еланского гарнизона заявили, что «прокурора сейчас нет, а без его команды никакой информации нет и не будет».

«Солдаты просто от рук отбились, — рассказал «Газете.Ru» сам лейтенант Мечетной. — В феврале мне нос сломали, летом был конфликт с контрактником. Сейчас вот. Мне командир части говорил: «Это у тебя шестой раз за год, ты сам нарываешься — с людьми работать не умеешь». А я на службе был, долг выполнял. И мне что, показывать им, как водку наливать, что ли?» «Водку пьют, клей нюхают. Сам видел в сушилке казармы полиэтиленовые мешки с засохшим клеем», — заметил он.

В Еланский учебный центр, являющийся самой крупной в ПУрВО учебной частью, входят несколько учебных полков — танковый, артиллерийский, мотострелковый — и ряд других учебных подразделений. «Учебка» готовит сержантов из наиболее подготовленных и перспективных призывников и считается кузницей младших командиров. Впрочем, сами будущие командиры считают центр «школой выживания». «Сложилась такая практика: если офицер заденет солдата — сядет в тюрьму. А если солдат офицера — то, как в нашем случае, никаких последствий не будет. Те, кто бил моего мужа, через два дня уходят на дембель», — говорит Елена Мечетная.

Еланским учебным центром командует полковник Владимир Бизяев, он же является начальником Еланского гарнизона. «Это третья войсковая часть, которой он руководит. Две предыдущие части, в том числе и Челябинский танковый институт, где служил Андрей Сычев, были ликвидированы. Челябинским танковым институтом Бизяев командовал вплоть до его расформирования», — рассказала Мечетная.

Еланская дивизия уже неоднократно попадала в центр скандалов, связанных со случаями гибели солдат-срочников. Так, 2 июля 2002 года в одном из подразделений погиб новобранец Дмитрий Лисовский. 19-летний солдат прослужил в части всего 11 дней и даже не успел принять присягу. Основная версия гибели — самоубийство. По данным следствия, один из свидетелей видел, как Лисовский сам нанес себе удары топором, который он взял на пожарном щите. Раненого доставили в госпиталь, где солдат скончался. Между тем эксперты насчитали на голове солдата более десяти рубленых ран. 9 июля того же года глазах у сослуживцев застрелился из автомата 18-летний Михаил Шалапугин, прослуживший в Еланском гарнизоне всего полтора месяца. Получив на первых стрельбах автомат, Шалапугин отошел в сторону и тут же выпустил себе в голову очередь.