«Алексий напомнил капризного гостя»

Интервью с епископом Украинской православной церкви Киевского патриархата Евстратием (Зорей) об итогах визита патриарха Варфоломея в Киев

Беседовала Эля Вермишева 04.08.2008, 10:15

От патриарха Константинопольского Варфоломея президент Украины Виктор Ющенко ждал благословения на создание единой поместной православной церкви, но патриарх дипломатично ушел от этой темы. Епископ Украинской православной церкви Киевского патриархата Евстратий (Зоря) рассказал «Газете.Ru», почему Варфоломей воздержался от прямого ответа президенту и как оценивают в Киевском патриархате итоги его визита.

— Как вы оцениваете итоги визита патриарха Варфоломея в Киев?

— Визит патриарха Варфоломея в Киев очень важен, и, я думаю, в полной мере мы сможем дать какую-то объективную оценку только уже на определенном историческом расстоянии. В то же время, главное, что можно отметить в этих событиях, это то, что Московская патриархия потеряла монополию на внутренние украинские вопросы и внутренние украинские проблемы. А то, что патриарх Алексий сослужил вместе с патриархом Варфоломеем, – знак того, что Московская патриархия вынуждена согласиться с тем, что она перестает быть монополистом в вопросах, которые касаются украинской церкви.

— А она была таковым?

— По крайней мере, она настоятельно пыталась таковой быть. Ведь она постоянно заявляла о том, что Украина – это каноническая территория Русской церкви, что все, что происходит в Украине, имеет отношение к Русской церкви, и именно РПЦ имеет право выступать по всем церковным вопросам от имени Украины. Это хорошо прослеживается на таком примере. Одной из причин, из-за которых встреча патриарха Московского и папы римского признается невозможной, постоянно упоминается то, что католики якобы разгромили епархии Русской церкви на западной Украине. Отношения между православными и греко-католиками в западной Украине и впрямь достаточно сложные. Только речь тут идет по большей части о православных, которые не находятся в юрисдикции Московского патриархата. Тем более что прихожан МП в этой части Украины абсолютное меньшинство.

Нечто подобное МП пыталась до сего времени реализовать в отношении Украины, навязывая свою позицию в отношении независимости украинской церкви другим православным церквям как единственно правильную и верную. Но визит патриарха Варфоломея и то, что он говорил в Киеве, свидетельствует о том, что времена такой позиции завершились.

— Но, вместе с тем, патриарх Варфоломей вел себя очень дипломатично – он не сказал ни да, ни нет. Он, по сути, говорил о том, что церковь должна быть едина, при этом упоминал, что должно быть найдено какое-то решение ситуации, но он не обозначал его. А прощаясь с президентом Украины Виктором Ющенко, вообще сказал нечто обтекаемое, что теперь трактуется как угодно…

— На самом деле нужно понимать, что Константинопольский патриархат на протяжении столетий находился на территории и под властью иноверцев. Поэтому у этой церкви, как ни у какой другой, выработалось умение говорить и действовать очень осторожно.

Патриарх Вселенский не будет действовать, не просчитав всех своих ходов.

Но то, что он приехал в Киев, несмотря на все сопротивление со стороны Московского патриархата и его призывы к предстоятелям православных церквей отказаться от украинского визита, свидетельствует о многом.

— А вашей церкви разрешение церковной ситуации каким видится?

— У нас есть цели. Эти цели таковы: первое — благо и развитие православной церкви в Украине; второе – единство православной церкви в Украине; и третье – поместный, то есть автокефальный статус как более отвечающий ее месту в православном мире. Все, что будет способствовать достижению этих задач, для нас приемлемо. Мы сейчас не можем говорить о каком-то конкретном пути или плане. Но если бы московский патриарх, будучи в Киеве, вместо ультиматумов предложил бы какие-то конструктивные меры для преодоления разделения украинского православия, мы бы прислушались. На самом же деле ничего, кроме общих фраз о том, что отделившиеся от Русской церкви должны вернуться к ней, мы не услышали, а те, кто их произносили, прекрасно понимали, что это просто риторические заявления, за которыми на самом деле ничего не стоит.

— Но ведь пока вообще какие-либо конкретные сценарии никем из первоиерархов не упоминаются, даже хотя бы как возможные варианты. А как вообще может быть?

— Вы знаете, когда в таких сложных условиях вырисовывается тот или иной сценарий, те, кто выступают против, сразу получают инструменты, чтобы противодействовать его реализации. Поэтому

до того момента, когда те или иные решения будут приведены в исполнение, говорить о том, что есть какой-то план, совершенно неуместно.

— Ваша церковь в итоге, вынужденно или добровольно, устранилась от участия в киевских торжествах...

— Устранились иерархи. Наши верующие, наше духовенство принимали в них самое активное участие. А церковь – это и иерархи, и духовенство, и народ… Более того, мне кажется, что незримо именно наши иерархи были во главе всех событий, что в эти дни происходили в Киеве: они не присутствовали лично, но все основные участники этих праздничных мероприятий — и патриарх Алексий, и патриарх Варфоломей, и президент Ющенко — о них думали.

— Да, в принципе, так или иначе, Московский патриархат обозначал существование раскольников, оговаривая, что в тех или иных мероприятиях примет участие только при условии, что их там не будет…

— Знаете, поведение патриарха Алексия мне напомнило поведение капризного гостя, который хочет, чтобы хозяева исполняли все его прихоти.

Думаю, что этот визит был ему глубоко неприятен, и поэтому он постарался сократить его до минимума, не поехав в Донецк.

— Но говорилось о том, что он плохо себя чувствует…

— Мне кажется, это не более чем дипломатические реверансы. Знаете, патриарх Филарет едет к своей пастве, даже если ему угрожают физической расправой… Как, например, в Одессе проплаченные из Москвы деятели заявляли, что если Филарет ступит на одесскую землю, то мы наделаем то-то и то-то…

Слухи о том, что патриарх Алексий себя плохо чувствует, циркулировали еще за неделю до его визита.

Просто удивительно: если этот человек является авторитетным пастырем для миллионов верующих, почему он не поехал к своей пастве, которая его очень долго ждала, которая с радостью его приняла бы: все же это не Львов, не Тернополь, это даже не Киев, это Донецк – один из наиболее пророссийских регионов Украины. И вот к этой пастве, которая его ждала как родного отца, он не поехал.

Я думаю, что патриарх Алексий, для которого поездка в Киев была не самой приятной, все-таки согласился на нее из-за того, что на него повлияли внешние факторы, в том числе и российская власть, которая ему настоятельно порекомендовала не отказываться от визита.

Ранней весной в кабинете у президента Путина Алексий впервые сказал, что он поедет в Украину. Хотя патриарху Московскому, как человеку, который с большим пиететом относится к собственной персоне, и привык, что он главный на этом празднике жизни, было неприятно, что его визит со стороны украинских властей был организован на уровне дипломатического этикета, но не более того.

Но гости приезжают и уезжают, а хозяева остаются. В Украине Киевский патриархат пользуется поддержкой трети, более чем трети населения.

— А сколько у вас приходов?

— Приходов у нас более 4,5 тысячи.

— Но все-таки у Украинской православной церкви Московского патриархата их намного больше…

— Официальная статистика Государственного комитета по делам национальностей и религий говорит о том, что на 1 января текущего года у МП на Украине было чуть более 11 тыс. приходов, вернее, не приходов, а зарегистрированных религиозных организаций, и надо учесть, что таковыми считаются общины из 10 человек. Это достаточное условие для регистрации. Но что на самом деле стоит за этой общиной, 10 человек или бумажная фикция, или, наоборот, кафедральный собор, куда приходят тысячи человек верующих, может сказать только человек, который знает обстоятельства ее существования. Во времена предыдущего президента на местах местные власти старались зарегистрировать как можно больше приходов Московского патриархата. В то время как общины Киевского испытывали значительные затруднения в своей регистрации.

Статистика зарегистрированных приходов абсолютно не отражает реальную ситуацию на религиозной карте Украины. Мы оперируем данными социологических опросов, которые проводятся различными социологическими институциями, как украинскими, так и иностранными, в том числе и российскими. Все они дают приблизительно одну и ту же цифру. Это около 30% Киевского патриархата и около 20% — Московский патриархат. Иначе говоря, приблизительно 14 млн человек сторонников Киевского патриархата, и около 9-9,5 млн — Московского. Игнорировать эти факты невозможно и недальновидно.

— Незадолго до приезда в Киев патриарха Константинопольского патриарх Филарет говорил о том, что решение о статусе Киевского патриархата уже есть и оно вот-вот будет озвучено …

— Где он такое говорил? Такая новость могла появиться только с провокационной целью. Тем более что накануне визита патриарха Вселенского делалось все, чтобы его сорвать. Запугивание всеправославным расколом, рассказы о том, что Варфоломей едет принимать раскольников под свое начало, все это как раз из этого ряда. Как видим, ничего из того, о чем говорили в Москве, не произошло. У меня сложилось впечатление, что таким образом некоторые функционеры из МП решили выдать свое полное дипломатическое поражение за победу.

Сначала всех напугать тем, что реально не существует, а потом заявить: «Вот видите, этого не произошло, понимаете, как многого мы добились».

— А информация о том, что около месяца назад в Стамбуле Варфоломей встретился с представителем вашего патриархата и людьми митрополита Мефодия (Кудрякова), тоже что-то из области слухов?

— Ну, если учесть, что ни наш, ни Константинопольский патриархат такую информацию не распространял, то возникает вопрос: почему она вообще появилась? Почему ее распространяет Московский патриархат, который до этого годами распространял другую информацию, а именно о том, что ни одна православная церковь с Филаретом не хочет иметь ничего общего.

— Не исключено, что ситуация на Украине будет затронута на встрече православных патриархов в Стамбуле. Как Вы думаете, что-то конкретное там прозвучит?

— Сейчас абсолютно невозможно что-либо спрогнозировать. Между православными церквями ситуация настолько запутанная и неоднозначная: достаточно сложно понять, насколько православные церкви готовы поддаться давлению со стороны Московского патриархата. И вообще, приедет ли сам патриарх Алексий? Можно предположить, что, скорее всего, нет.

— И еще завершающий вопрос. Вас не смущает, что ситуация вокруг религиозной ситуации на Украине так политизирована?

— Нам грустно и больно от того, что верующий человек, православный, вынужден думать о том, в какой храм он заходит и что он там услышит, не будут ли его там спрашивать – ходит ли к раскольникам и в каком храме молится. Вопрос веры, вопрос места церкви в обществе всегда был и будет одним из важнейших вопросов существования самого общества. И потому понятно, что такое молодое государство, как Украина болезненно переживает вопрос становления собственной церкви, а многие политики пытаются на эту ситуацию повлиять.