«Перед лицом уничтожения»: как КНДР 15 лет держит США в страхе

15 лет назад КНДР заявила о наличии у нее ядерного оружия

15 лет назад КНДР признала наличие у нее ядерного оружия. Так Пхеньян показал, что усилия США и международного сообщества по разрешению «северокорейского ядерного кризиса» потерпели крах. Сегодня Северная Корея обладает ракетами, способными достичь территории США, а Вашингтон по-прежнему может предложить рабочей схемы для разрешения корейской проблемы. Как развивалась ядерная программа КНДР и почему мир не смог ее предотвратить, — в материале «Газеты.Ru».

10 февраля 2005 года КНДР впервые признала наличие у нее ядерного оружия. В общем-то, для международных наблюдателей это не стало неожиданностью — в том, что атомная программа Пхеньяна не носила исключительно мирный характер, к тому времени не сомневался практически никто. Однако до этого Северная Корея говорила лишь о наличии в стране «сил ядерного сдерживания», правда, что скрывалось за этим словосочетанием, не было до конца ясно.

Главным мотивом для создания ядерного оружия для КНДР послужило стремление защититься от США.

«Перед лицом усиления администрацией [президента США Джорджа] Буша политики уничтожения КНДР мы решительно вышли из договора о нераспространении ядерного оружия (еще в 2003 году. — «Газета.Ru») и для самообороны произвели ядерное оружие»,

— говорилось в заявлении МИД КНДР, которое было распространено Центральным телеграфным агентством Кореи (ЦТАК) и южнокорейским агентством «Ренхап».

Именно опасения со стороны северокорейских элит, которые к тому моменту уже окончательно приобрели черты наследственности и тотальной закрытости, в том, что Вашингтон во что бы то ни стало намерен ликвидировать политический строй КНДР, стали главным объясняющим мотивом действий Пхеньяна. Тем не менее, даже открыто признав наличие ядерного оружия, Северная Корея не говорила, что планирует применять его в наступательных целях.

«Наше ядерное оружие всецело оборонительное и будет оставаться силой ядерного сдерживания», — цитировало тогда «Ренхап» слова представителя МИД КНДР.

Так, по сути, рухнули все попытки урегулировать проблему северокорейской ядерной программы, которые предпринимались более 10 лет.

Фактически северокорейская ядерная программа остается одной из главных угроз для всего Азиатско-Тихоокеанского региона, устранить которую в настоящий момент крайне сложно, поскольку переговорные процессы проваливаются один за другим, а попытка разрешить ее военным путем может обернуться развязыванием достаточно крупного конфликта.

Зарождение ядерной программы и сотрудничество с СССР

Начало атомной программе КНДР было положено в середине 1950-х годов. Именно тогда в стране были созданы специализированные научные центры. К слову, у истоков северокорейской ядерной программы стояли СССР и отчасти Китай. В Советском Союзе северокорейские инженеры-ядерщики проходили подготовку, и к распаду социалистического лагеря в советских центрах отучились до 300 человек.

В 1956 году КНДР и СССР подписали соглашение о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии, и уже в 1965 году в исследовательском центре в городе Йонбен (провинция Пхенан-Пукто в центре страны) был установлен советский реактор ИРТ-2000. Его мощность была 2 МВт, впоследствии Пхеньян провел две модернизации объекта и довел его мощность до 8 МВт.

Однако уже к этому моменту внешнеполитический курс КНДР стал отклоняться от привычного. Пхеньян стал пытаться занять более обособленное положение по отношению и к Москве, и к Пекину. Именно этим обусловлено стремление создать собственную, не зависящую от внешних факторов систему обеспечения военно-стратегической стабильности режима. Сделать это, впрочем, было не так просто.

Собственная экономика была не столь сильна, отставание от Южной Кореи становилось все более очевидным. В этих условиях Пхеньян, судя по всему, уже тогда сделал ставку на разработку ядерного оружия.

Эксперты утверждают, что лидер КНДР Ким Ир Сен взял курс на создание собственного оружия в начале 1970-х годов, тогда же северокорейские специалисты перешли к освоению ключевых ядерных технологий военного назначения.

Помог в этом Пхеньяну, как ни парадоксально, официальный статус члена Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) — КНДР в 1974 году вошла в организацию, после чего ускорила процесс освоения ключевых ядерных технологий и, как следствие, проработку возможностей создания собственного ядерного оружия.

Такое положение дел уже не устраивало СССР: слабо контролируемое государство с собственными ядерными амбициями становилось фактором неопределенности. К этому добавляются и не особо дружественные отношения Москвы и Пекина, который имел (и до сих пор имеет) влияние на КНДР. И хотя диалог между СССР и КНР к середине 1980-х годов начинает постепенно восстанавливаться, стабилизации на корейском направлении это не помогает.

Не без давления Москвы в 1985 году КНДР присоединяется к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Это стало условием Советского Союза для продолжения сотрудничества в сфере атомной энергетики. В обмен советские инженеры должны были возвести в КНДР АЭС, оснащенную четырьмя реакторами ВВЭР-440.

Тогда же в Йонбене началось строительство ядерного реактора мощностью 50 МВт и еще одного — в Тхончхоне — мощностью 200 МВт. Оба реактора, по оценке специалистов, имели двойное назначение, то есть они могли использоваться не только для выработки электроэнергии, но и получения плутония оружейного качества.

К слову, советская АЭС в КНДР так и не была построена: в 1990 году прошли переговоры президентов СССР и Республики Корея Михаила Горбачева и Ро Дэ У, по итогам которых Советский Союз свернул сотрудничество с Пхеньяном в области атомной энергетики.

Северокорейский ядерный кризис

В январе 1992 года наступил период относительного спокойствия на Корейском полуострове. Сначала Пхеньян подписал с МАГАТЭ соглашение о мерах по контролю за ядерными объектами страны, а в феврале КНДР и Южная Корея подписали Совместную декларацию о безъядерном статусе полуострова. Стороны отказались от испытаний, производства, ввоза, хранения и размещения ядерного оружия. До этого с территории Республики Корея было полностью вывезено американское ядерное оружие.

Однако уже в мае того же года инспекция МАГАТЭ заявила, что Пхеньян производит плутония больше, чем утверждали ранее северокорейские политики. Справедливости ради, надо отметить, что тогда же эксперты подчеркнули, что этого количества плутония не хватило бы КНДР для создания собственного ядерного оружия.

Тем не менее, доверие к корейской ядерной программе было подорвано, и МАГАТЭ потребовало дополнительных инспекций — в Йонбене. КНДР эти требования проигнорировала, а в 1993 году и вовсе заявила о начале процедуры выхода из ДНЯО.

Ситуация стала приобретать острый характер, а в СМИ ее описывали как «северокорейский ядерный кризис». В дело вмешались США, поскольку именно Вашингтон северокорейские элиты продолжали называть источником главной угрозы существования КНДР.

США пообещали не вмешиваться в дела Пхеньяна, в обмен КНДР приостановила выход из ДНЯО. Правда, спустя год — 13 июня 1994 года — страна вышла из МАГАТЭ.

По данным CNN, президент США Билл Клинтон в ответ на эти действия даже планировал нанести ракетный удар по ядерному реактору в Йонбене и обсуждал возможность атаки с тогдашним министром обороны Уильямом Перри. От этих действий их отговорил председатель объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джон Шаликашвили, который, ссылаясь на аналитические данные, прогнозировал масштабный военный конфликт, который приведет к большому числу жертв — со всех сторон участников столкновений.

Начался процесс переговоров между Пхеньяном и Вашингтоном, результатом которых стало заключение рамочных соглашений между двумя странами.

Пхеньян, в частности, взял на себя обязательства остановить строительство и использование реакторов и предприятий по обогащению урана, отказаться от извлечения плутония из топливных сборок реакторов, вывозить отработанное ядерное топливо за пределы страны, а также предпринять меры для демонтажа всех объектов, чье назначение указывает на распространение ядерного оружия.

В обмен Вашингтон обязался осуществлять в КНДР поставки топливного мазута, а также построить взамен остановленного в Йонбене реактора мощностью 5 МВт два более современных реактора на легкой воде мощностью 1000 МВт каждый (их, вместе с тем, нельзя было бы использовать для наработки оружейного плутония).

Этим планам не суждено было сбыться: в 2000 году Билла Клинтона на посту президента США сменяет Джордж Буш, диалог с которым не заладился. В итоге отношения КНДР и США снова ушли в глубокое пике, и реакторы так и не были построены.

КНДР в 2002 году официально заявляет о возобновлении ядерной программы, а в 2003-м окончательно покидает Договор о нераспространении ядерного оружия.

В августе 2003 года Северная Корея выступает с инициативой провести шестисторонние переговоры по урегулированию ядерного кризиса на Корейском полуострове. Всего было проведено шесть раундов при участии КНДР, США, России, КНР, Республики Корея и Японии. Они, правда, ни к чему не привели. В 2009 году Пхеньян заявляет о бессмысленности продолжать переговоры. Москва и Пекин до сих пор полагают, что возрождение формата было бы полезно для урегулирования ситуации.

Пхеньян переходит к испытаниям

В феврале 2005 года Пхеньян публично заявляет о наличии у него ядерного оружия, и уже через год, в октябре 2006-го, проводит первое подземное ядерное испытание. Официальных данных по этому поводу не было, однако эксперты полагали, что его мощность составила менее килотонны в тротиловом эквиваленте.

Это событие вызвало осуждение мирового сообщества. Совет Безопасности ООН принимает резолюцию 1718, предусматривающей эмбарго на поставки в КНДР вооружений, материалов и оборудования, которое может быть использовано для разработки ядерного оружия, баллистических ракет и других видов оружия массового уничтожения.

Впоследствии КНДР произвела еще пять испытаний — в 2009, 2013, дважды — в 2016 и в 2017 годах. При этом четвертое и шестое испытания Пхеньян заявил как термоядерные. Совбез усиливал санкционное давление на Пхеньян еще девять раз.

В 2012 году парламент КНДР внес изменения в конституцию. С этого момента Северная Корея позиционирует себя как ядерная держава.

Впрочем, ракеты «Нодон» с дальностью 1200-1500 км находились на вооружении КНДР еще с 1990-х годов. В 2017 году Пхеньян испытал межконтинентальные баллистические ракеты «Хвасон-14» и «Хвасон-15», дальности действия которых хватает, чтобы достичь континентальной территории США (о том, какие ракеты есть на вооружении у КНДР, — читайте в материале военного обозревателя «Газеты.Ru» Михаила Ходаренка).

Таким образом, Северная Корея, по сути, стала обладателем ядерного оружия, способного достичь территории США (на данный момент на это способно лишь вооружение России и Китая).

И это уже вызывает серьезное беспокойство со стороны США.

Глава Белого дома Дональд Трамп встречался с северокорейским лидером Ким Чен Ыном дважды — в 2018 и 2019 годах. Саммит, который, по замыслу Вашингтона, должен был завершиться историческим прорывом, завершился провалом. США, по сути, было нечего предложить Пхеньяну, поэтому дальше декларации о намерениях дело не зашло.

И здесь можно сказать, что опасения Кима можно считать вполне обоснованными. В 1994 году КНДР уже достигала договоренностей с США, однако смена политического руководства привела к тому, что эти соглашения были сорваны. Да и действия самого Трампа не внушают уверенности в надежности соглашений. Ситуация со сделкой по иранской ядерной программе, которую Трамп объявил невыгодной для Вашингтона, показала, что сменщик Трампа в Белом доме может объявить «невыгодными» и соглашения с Пхеньяном. Настоящая денуклеаризация Корейского полуострова, к чему, скажем прямо, КНДР не стремится, — процесс нелегкий и вряд ли уложится в один срок президентских полномочий американского лидера.