От Чили до Гонконга: почему 2019 год утонул в протестах

«Газета.Ru» — об особенностях протестных движений 2019 года

Антиправительственные протесты можно считать одним из главных трендов 2019 года. Массовые волнения охватили страны по всему миру — в Европе, Латинской Америке и Азии. Демонстрации вспыхивали по разным причинам, но обладали общей чертой — все они постепенно видоизменялись, уходя от своих первоначальных целей и становясь все более политическими. О главных протестах 2019-го — в материале «Газеты.Ru».

«Желтые жилеты» — французские волнения

Протестное движение автомобилистов возникло во Франции еще осенью 2018 года, однако в 2019-м демонстрации достигли особого размаха. Люди первоначально вышли на улицы из-за налога на топливо, в результате которого цены на бензин выросли почти на четверть. Само движение получило свое названия за счет того, что все демонстранты были одеты в желтые жилеты — данный предмет должен иметь каждый водитель во Франции.

Хотя инициатива правительства по топливному налогу и запустила протесты, впоследствии его отмена перестала быть основным требованием активистов. К «желтым жилетам» постепенно подключились различные радикальные силы и антиглобалисты.

В начале 2019 года протестующие, изначально требовавшие социально-экономических реформ, стали призывать к отставке правительства и президента Франции Эммануэля Макрона. Трансформировался и костяк движения, к автомобилистам присоединились работники сферы услуг и представители низшего среднего класса.

Демонстрации традиционно проходили по субботам — вплоть до весны по всей Франции на улицы выходили по 100 тыс. человек. Акции часто заканчивались столкновениями с полицией и погромами. За время демонстраций стражи порядка задержали десятки тысяч человек, более 3100 из них получили обвинительные приговоры.

При этом стоит отметить, что активистам удалось добиться введения мораторий на рост цен на топливо, увеличения минимального размера оплаты труда на €100 — до €1598 в месяц, а также организации народных дебатов, в ходе которых власти Франции начали вести открытый диалог с гражданами страны по всем спорным вопросам.

При этом «желтые жилеты» не ушли с улиц, несмотря на успех с выполнением их первоначальных целей. Хотя они и потеряли большую часть своих участников, по субботам на улицы выходили около 30-50 тыс. человек по всей стране.

Как заявил в разговоре с «Газетой.Ru» руководитель Центра французских исследований Института Европы РАН Юрий Рубинский, причиной спада популярности «желтых жилетов» стал национальный диалог правительства Франции.

«Само движение было не слишком эффективным и не принесло каких-то существенных перемен в социальной сфере, так как реформы кабмина были заморожены, а не отменены», — указал эксперт.

Начиная с осени акции «желтых жилетов» начали постепенно сходить на нет, но протестные настроения в обществе разгорелись с новой силой. Причиной стала инициатива правительства по пенсионной реформе. Новая система будет основана на принципах начисления баллов в зависимости от трудового стажа и размера оклада, что фактически упразднит льготные режимы для 42 специальностей.

С декабря в стране началась всеобщая забастовка учителей, врачей, работников общественного транспорта, профсоюзов.

«Желтые жилеты» попытались присоединиться к народному протесту, чтобы вновь заявить о себе. Однако им не удалось возглавить всеобщую забастовку и вернуть влияние на политическую жизнь Франции, в частности, потому что основной костяк движения практически не затрагивает предстоящая пенсионная реформа.

«Социальный состав и причины появления желтых жилетов никогда не были структурированы, хотя само движение было достаточно масштабным и правительство вместе с президентом пошли на уступки. Сегодня это спонтанное движение нижних слоев среднего класса угасает и не имеет перспективы, чтобы стать политическим фактором», — резюмировал Рубинский.

Политический коллапс в Венесуэле

Демонстрации в Венесуэле возникли сразу по политическим причинам: масштабные антиправительственные митинги вспыхнули в в этой латиноамериканской стране в начале 2019 года, а триггером послужило переизбрание Николаса Мадуро на пост президента республики.

Инаугурация венесуэльского лидера состоялась в январе, однако оппозиция отказалась признавать Мадуро легитимным президентом страны. В противовес главе государства выступила Национальная ассамблея Венесуэлы, которая обвинила президента в узурпации власти.

Противоречия с парламентом привели к тому, что Мадуро пришлось принять присягу в Верховном суде, а не в Национальной ассамблеи. Но это стало лишь одной из самых незначительных проблем венесуэльского лидера. Ситуация в стране постепенно накалялась, а массовые демонстрации усиливались.

Переломным моментом стал шаг спикера Национальной ассамблеи Хуана Гуайдо, который объявил себя временным президентом Венесуэлы вскоре после инаугурации Мадуро. Легитимность самопровозглашенного лидера первыми признали США, а затем ряд стран Латинской Америки и Европы. Таким образом в стране сформировалось двоевластие.

Гуайдо возглавил протесты против Мадуро, обещая жителям республики отправить президента в отставку, провести новые выборы и решить экономические проблемы страны. Лидер оппозиции активно пользовался западной поддержкой, договариваясь, например, о доставке гуманитарной помощи.

Люди активно продолжали протестовать, вступая в ожесточенные схватки с сотрудниками правопорядка. Только за январь 2019 года были задержаны около тысячи человек, а более 50 погибли.

Апогеем противостояния властей республики и оппозиции стала неудачная попытка госпереворота, которая произошла в конце апреля. Гуайдо при поддержке несогласных с Мадуро политиков попытался свергнуть президента. Однако попытка закончилась неудачей, власти Венесуэлы обвинили Колумбию и США в попытке спровоцировать военный мятеж.

После этих событий стороны конфликта согласились приступить к переговорам. Первые встречи представителей правительства Венесуэлы и оппозиции прошли в мае, посредником в них выступила Норвегия. Встречи не привели к определенным результатам, что стало причиной для разочарования граждан в Гуайдо.

Согласно опросам Meganalisis, рейтинг поддержки лидера оппозиции составил 11%, что лишь на 1% выше показателя Мадуро. При этом в начале протестов за Гуайдо готовы были пойти более 50% респондентов, однако провал свержения президента Венесуэлы практически уничтожил самозваного лидера страны.

Однако лидер венесуэльской оппозиции не теряет оптимизма. Так, Гуайдо в воскресенье заявил о выходе из партии «Народная воля», объяснив это необходимостью сосредоточиться на исполнении обязанностей временного главы государства.

«Я попросил мою партию освободить меня от партийных обязанностей, чтобы стать независимым гражданином и посвятить себя каждой из сфер жизни страны и потребностям нашего народа», — написал он в Twitter.

Протесты в Венесуэле практически сошли на нет из-за действий лидера оппозиции, указал в разговоре с «Газетой.Ru» главный научный сотрудник Института Латинской Америки РАН Владимир Сударев.

«Гуайдо не выполнил своих обещаний и ничего не сделал за целый год. Он собирался смещать Мадуро, проводить выборы законные. Он даже не смог мобилизовать средние городские слои, не говоря уже о бедноте, которая традиционно поддерживала правящий режим. Гуайдо ничего не смог, поэтому протестные движения фактически не наблюдаются», — добавил эксперт.

Отголоски эпохи Пиночета

Помимо Венесуэлы, крупным очагом народных волнений в Латинской Америки стало Чили. Демонстрации в республики начались с кампании студентов и учащихся средних школ, которые выступили против повышения цен на проезд в столичном метро — стоимость поездки осенью выросла до 30 песо (около 2,44 рубля).

Метрополитен Сантьяго стал своеобразным полем боя для студентов, в знак протеста учащиеся перепрыгивали через турникеты, что в результате приводило к столкновениям с полицией. Забастовка постепенно переросла в стихийные демонстрации, которые привели к беспорядкам и захвату главных железнодорожных станций столицы.

Полицейские жестко реагировали на любые народные волнения, что лишь поднимало градус протестов. В середине октября активисты учинили беспорядки по всему городу, разрушили основную инфраструктуру метрополитена, что привело к его полному отключению. В ходе протестов погибли около 15 человек, а еще более 75 получили травмы.

В ответ на действия протестующих президент Чили Себастьян Пиньера объявил чрезвычайное положение, ввел армию в главные регионы страны и впервые со времен диктатора Аугусто Пиночета организовал комендантский час в Сантьяго. Кроме того, в столицу прибыла бронетехника вместе с военными.

Решения главы государства лишь усилили накал демонстраций, протестные акции распространились на другие чилийские города, а к студентам присоединились другие слои общества. Митингующие обзавелись и сводом определенных требований. Если изначально студенты бастовали против роста цен на метро, теперь акции сосредоточились вокруг проблем экономического неравенства, высоких цен на образование и здравоохранение.

Таких протестных движений не было в стране со времен Пиночета, уверен Владимир Сударев.

«Правительство фактически завалило процветающую экономику Чили. У нее был рост в 6-7% ВВП в год, а теперь этот показатель опустился ниже 3%. Из-за этого к протестам также присоединился средний класс, который жил значительно лучше еще 10 лет назад», — указал эксперт.

Пиньера попытался сгладить ситуацию, анонсировав пакет мер по социальной поддержке, на которые предлагалось выделить около $1,2 млрд. Президент обещал повысить минимальные пенсии и зарплаты, снизить цены на лекарства и медицинские услуги, урезать зарплаты чиновников и поднять налог для богатых.

Однако люди отказались верить президенту и ответили ему крупнейшей в истории Чили демонстрацией — в конце октября в акции протеста приняли участие более миллиона человек. Сами протесты также начали постепенно меняться, социальные требования стали приобретать политический оттенок.

Очередной реакцией президента на народные волнения стал роспуск правительства страны, свои посты потеряли восемь министров, и на суд жителей был представлен обновленный кабмин. Тем не менее демонстрации стали лишь более ожесточенными.

Продолжительные беспорядки в столице республики и других городах заставили Пиньеру отменить ряд международных мероприятий, которые должны были пройти в Чили. В частности, президент отказался проводить в Сантьяго ноябрьский саммит АТЭС и декабрьскую встречу по проблемам климата.

«Протест в Чили постепенно меняется и переходит в разряд политического. Левая оппозиция страны пока дистанцируется от демонстраций и наблюдает за ними со стороны, они никак не хотят их возглавить», — подчеркнул Сударев.

Массовые демонстрации в республики продолжаются и могут привести к очередной смене правительства, утверждает эксперт.

Независимая борьба Каталонии

Говоря о крупных антиправительственных демонстрациях прошлого года, нельзя не упомянуть протестные акции в Испании. Основной очаг акций находился в Каталонии, которую в целом можно назвать одним из самых проблемных испанских регионов. Народные волнения постепенно вспыхивают там уже третий год. Первоначальной причиной для это стал референдум о независимости Каталонии.

Правительство автономного региона осенью 2017 года провело всенародное голосование по выходу Каталонии из состава Испании, который поддержали подавляющее большинство граждан. Однако Мадрид раскритиковал самовольные действия каталонского правительства, отменив все его решения. Тогда же в Каталонии начались первые разнонаправленные демонстрации: в поддержку референдума и за необходимость кооперации с властями Испании.

Впоследствии Мадрид распустил правительство региона и начал расследование в отношении всех участников «заговора». Разбирательство завершилось в октябре 2019 года, девять активистов получили реальные сроки — от 9 до 13 лет заключения.

В ответ на решение суда люди по всей Каталонии вышли на улицы в знак протеста против действий правительства Испании, активисты требовали от Мадрида освободить всех представителей бывшего каталонского правительства.

Условно мирные демонстрации достаточно быстро переросли в столкновения с полицией, в результате которых пострадали около 400 человек, задержаны — более 50. Основные протесты проходили в Барселоне, активисты перекрывали улицы, блокировали работу железнодорожных станций и даже аэропорта.

Ситуация еще больше обострилась к середине октября, когда протестующие вышли на «Марш за свободу» — активисты из разных городов региона отправились в столицу, параллельно перекрывая основные автомагистрали. Вместе с ним в Каталонии началась всеобщая забастовка, организованная студенческими и рабочими профсоюзами. В итоге на улицах Барселоны собрались более полумиллиона человек, которые призывали Мадрид изменить решение.

При этом фактически протест был направлен не только на освобождение причастных к референдуму политиков, но и на очередное обсуждение выхода региона из состава Испании. Изначальные требования активистов сохранялись, но сами акции начали меняться.

В числе прочих отличий можно назвать особую степень организации протестов, говорила «Газете.Ru» профессор факультета мировой экономики и мировой политики в НИУ ВШЭ Татьяна Коваль, в этот раз этим занималась новая организация — «Демократическое цунами».

«Их можно считать сетевой организацией и относительно новым явлением, они собирают участников через закрытые чаты в мессенджерах. Именно это движение заблокировало аэропорт, а затем организовало прорыв цепи правоохранителей, когда их начали вытеснять из здания», — отметила эксперт.

Подливает масла в огонь протестов бывший глава местной администрации Карлес Пучдемон, который смог избежать наказания суда, а теперь всячески агитирует каталонцев продолжать борьбу за независимость региона. Политик скрылся от испанского правительства в Бельгии. Пока Брюссель отказывается выдавать его Мадриду.

При этом число сторонников ухода Барселоны от Мадрида в последнее время значительно сокращается. Согласно опросам El Pais, более 48% респондентов против очередного референдума по независимости Каталонии, а поддерживают инициативу 44% опрошенных.

Бессвязный Гонконг

Гонконг можно назвать настоящей «горячей точкой» антиправительственных протестов 2019 года, демонстрации стартовали в китайском автономном районе в конце марта и продолжаются до сих пор. Начиная с лета, они приобрели массовых характер, дав фору любым другим акциям протеста в мире — на улицы города не раз выходили миллионы несогласных с политикой местной администрации.

Спусковым крючком для народный волнений послужил законопроект об экстрадиции осужденных в материковый Китай, который вызвал крайне негативную реакцию у жителей города. Регион взаимодействует с Пекином по принципу «одна страна — две системы», протестующие расценили инициативу как шаг к потере своей независимости.

Демонстрации быстро утратили свой мирный характер. Акции часто проводят к беспорядкам и ожесточенным боям между протестующими и полицией. Любые волнения сопровождаются погромами, строительством баррикад и поджогами.

По последним данным, среди задержанных уже более 3 тыс. человек. Поменялись и требования активистов. Изначально они пытались добиться отмены спорного законопроекта, однако теперь у них существует список из пяти пунктов для местных властей. В числе них — освобождение всех задержанных и предоставление всеобщего избирательного права жителям Гонконга.

Местные власти пошли на уступки и отменили законопроект об экстрадиции, полностью отказавшись от своей инициативы. Но теперь активисты не собираются отступать до выполнения всех их требований.

К трансформации гонконгских протестов привела совокупность нескольких причин, отметил в разговоре с «Газетой.Ru» руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов.

«В частности, руководство Гонконга потеряло контроль над информационным пространством — то, чем славится Китай. Речь идет не только о перекрытии интернета, а о массе блогов с критикой КНР, на которые не было никакого ответа. Как следствие, простое решение об отмене экстрадиции ни к чему не привело, потому что законопроект перестал быть главным триггером», — полагает эксперт.

Усугубляют ситуацию в китайском регионе действия США, а именно ряд новых американских законов по защите прав человека в Гонконге. Вашингтон фактически встал на сторону протестующих, пообещав предоставить им убежище в случае гонений и ввести санкции против их противников — китайских чиновников и местных властей. В Пекине демарш США расценивают как вмешательство во внутренние дела страны, власти КНР намерены зеркально ответить на возможные ограничительные меры со стороны Вашингтона.

При этом демонстрации в Гонконге уже окончательно удалились от своей первоначальной цели и фактически перешли в разряд протеста ради протеста. Поддержка Вашингтона же дает активистом ощущение некой безнаказанности и импульс к продолжению акций.

«По сути дела, за счет поддержки США протест стал своего рода хайпом. Американцы ждут, пока войска КНР начнут разгонять протесты в том или ином плане, чтобы объявить новые антикитайские меры», — указал Маслов.

Однако Пекин не хочет предпринимать жесткие меры в отношении Гонконга, подчеркнул эксперт, власти КНР рассчитывают на появление несогласных с действиями протестующих, которые погасят демонстрации «противоволной».