«Победа без войны»: как Россия действует на Ближнем Востоке

Лавров провел в Москве переговоры с главами дипмиссий арабских стран

В МИД России 16 декабря прошла встреча Сергея Лаврова с главами дипмиссий арабских стран. В 2019 году позиции Москвы заметно укрепились на фоне падения интереса администрации США к этому региону в целом. Взаимодействие России с двумя игроками — Саудовской Аравией и Ираном — позволяет ближневосточным государствам сохранять баланс сил, что, в свою очередь, помогает избежать большой войны.

В Москве прошла встреча главы МИД России Сергея Лаврова с главами дипмиссий арабских стран. Как отмечается в сообщении МИДа, в ходе встречи был «констатирован общий настрой на дальнейшее углубление политического диалога по всем вопросам укрепления мира и безопасности на Ближнем Востоке и в Северной Африке».

Российское внешнеполитическом ведомство подчеркнуло, что поиски решений существующих в регионе проблем должны осуществляться «при неукоснительном соблюдении международной законности».

Разговор прошел без присутствия прессы, однако, как ранее заявляла официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, на ней планировалось обсудить широкую повестку — от политического урегулирования в Сирии и Йемене до «нормализации обстановки в зоне Персидского залива» в целом.

Учитывая, что встреча Лаврова с арабскими дипломатами проходит в конце года, ее можно назвать своеобразным подведением итогов сотрудничества. Уходящий 2019-й был достаточно успешным для политики Москвы на арабском направлении.

Москва укрепляет позиции

Став основным игроком в Сирии, Россия смогла значительно укрепить свои позиции на Ближнем Востоке. Превращенный в полноценную военную базу порт Тартус и авиабаза Хмеймим стали первым за многие годы военным форпостом Москвы в этом регионе. В октябре немецкий политолог Михаэль Штюрмер в статье для издания Die Welt отметил, что президент России Владимир Путин реализовал заветную мечту «большинства умных военачальников на протяжении всей истории — побеждать без войны».

Действия Москвы на Ближнем Востоке похвалил — правда, косвенно — бывший вице-президент США Джо Байден. «Позиции России в регионе укрепляются, позиции Асада укрепляются», — отметил он, сказав, что этому во многом способствует выбранный Трампом курс во внешней политике.

Прагматическая позиция Кремля в отношении Ближнего Востока позволила Москве не только укрепить связи с Ираном, но и с региональным противником Тегерана — Саудовской Аравией.

Жесткий конфликт между Ираном и Израилем не мешает России поддерживать тесные политические связи с Тель-Авивом. Правда, в случае ухода со своего поста давнего друга президента России премьера Биньямина Нетаньяху, Кремлю необходимо будет выстраивать отношения уже с новой фигурой в руководстве Израиля.

Что же касается Вашингтона, то успехи администрации Трампа на этом направлении не столь очевидны. Хотя признание Иерусалима в качестве столицы еврейского государства способствовало еще большему усилению влияния Вашингтона в Израиле. План США для Ближнего Востока пока вызывает много скепсиса. Основная его идея — предложить решить палестино-израильский конфликт с помощью значительных денежных вливаний со стороны арабских стран.

При этом, в оборонном бюджете на 2020 год на продолжение военных операций в Афганистане, Сирии, Йемене и противодействие террористам в других странах заложена немалая сумма — $71,5 млрд.

Не добавило уверенности и недавнее признание США израильских поселений на территории Палестины. Несмотря на то что де-факто на территориях, признанных Вашингтоном, проживают сотни тысяч израильтян, территории не считаются частью Израиля с точки зрения международного права. Признание произошло вопреки резолюции ООН от декабря 2016 года, согласно которой деятельность Израиля должна быть прекращена на всех палестинских территориях, включая Восточный Иерусалим. Как отметила The New York Times, действия США «уменьшают надежду» на мирное урегулирование конфликта.

Однако если Израиль важен для Вашингтона, арабское направление вызывает все меньше интереса. Сам Трамп дает понять, что США не собираются слишком вкладываться в Ближний Восток, так как эти средства не дадут отдачи. Кроме Израиля, исключение здесь — Саудовская Аравия, давний союзник США.

Вашингтон также собирается сократить свое присутствие в Афганистане. Ранее глава Пентагона Марк Эспер заявил, что США планируют вывести с территории этой страны 5000 военных, в то же время здесь останется 8,6 тыс. американских солдат.

Он отметил, что это решение будет способствовать реализации цели борьбы с террористическими организациями в Афганистане. Стоит отметить, что Трамп, еще не став президентом, выражал горячее желание уйти из этой страны. «Афганистан — полная катастрофа. Мы не понимаем, что делаем. Они, помимо прочего, обдирают нас как липку», — писал он в Twitter в марте 2012 года еще до вступления в президентскую гонку.

Весь уходящий год Вашингтон вел переговоры с радикальным движением «Талибан» (организация запрещена в России), которое сегодня контролирует значительную территорию Афганистана. Однако они идут ни шатко ни валко, и нет никаких гарантий, что если переговоры будут удачными, «Талибан» сдержит обещания перед Вашингтоном.

Для Москвы афганское направление также в этом году стало важным направлением политики. Как и США, Россия вела переговоры с «Талибаном», но пока серьезного прогресса добиться не удалось.

Еще одним проблемным направлением остается Йемен, конфликт в котором на долгие годы стал дестабилизирующим фактором всего Ближнего Востока. Несмотря на попытки урегулирования, войне в Йемене не видно конца. За многие годы она стала полем столкновения многих сил — от местных постанцев-хуситов до радикальных исламистов. Более того, этот конфликт стал полем сражения региональных игроков, таких как Саудовская Аравия и Иран.

Москва в 2019 году предпринимала немало попыток усадить стороны в Йемене за стол переговоров, а в конце ноября призвала зарубежных партнеров изучить российскую концепцию коллективной безопасности в Персидском заливе. Как отметил первый зампостпреда России при ООН Дмитрий Полянский на заседании Совбеза ООН по Йемену, вооруженное противостояние здесь способствует дальнейшему укреплению позиций террористических группировок.

Конфликт в Йемене, который продолжается с 2014 года, пережил уже несколько стадий. Из гражданской войны между хуситами и правительственными войсками он превратился фактически в прокси-войну между Ираном и Саудовской Аравией за влияние в регионе.

За пять лет он унес жизни более 60 тыс. человек и, как ожидается, в 2020 году вновь станет вызовом для мировой дипломатии.

Как отмечает в беседе с «Газетой.Ru» ведущий эксперт Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик, отношения США и России на Ближнем Востоке нельзя характеризовать в концепции побед и поражений: «Арабский мир видит, что Россия действует на Ближнем Востоке активно, США растрачивает время напрасно, однако иногда создают неожиданные сюрпризы для Москвы. Интерес России к Ближнему Востоку — это долгосрочный процесс, и сегодня можно наблюдать «раздвоение» арабского мира с его частичным разворотом от Запада к Востоку».

Возможно, эта раздвоенность и активный диалог как с Россией, так и США способствовали поддержанию относительного мира в этом регионе — одном из самых взрывоопасных в мире. Несмотря на угрозы в адрес Ирана, администрация США удержалась от военных действий против этой страны, и это уже можно считать положительным итогом уходящего года.