Пять лет трагедии: как националисты подожгли Дом профсоюзов

Пять лет трагедии в Одессе: почему виновные не наказаны

С момента трагедии в одесском Доме профсоюзов, где жертвами пожара стали 48 человек, прошло пять лет. И даже столько времени спустя истинные причины и виновники так и не были установлены. О событиях 2014 года и перспективах расследования после прихода к власти Владимира Зеленского, — в материале «Газеты.Ru».

2 мая 2019 года мониторинговая миссия ООН представит аналитическую справку «Ответственность за убийства и насильственные смерти 2 мая 2014 в Одессе». По данным организации, в документе представлен детальный разбор самих событий пятилетней давности, а также анализ расследований, проводимых правоохранительными органами на эту тему. Со справкой связывают определенные надежды — ожидается, что она может придать новый импульс расследованию трагедии. Тем более, после того, как в стране сменилась власть.

«Это одна из «лакмусовых бумажек», которые определят дальнейший курс Владимира Зеленского. Среди них, например, — новый закон о языке. Закон принят старым составом Рады, Зеленский может наложить на него вето, но тогда он столкнется с давлением со стороны националистов и элиты. Расследование одесских событий — схожий случай.

Очевидно, что это была провокация — тогда в город приезжал Андрей Парубий, он собрал руководство местных правоохранительных органов, заблокировав их деятельность и затруднив спасательные работы. Реакция Зеленского на эти сюжеты будет маркером — либо он оставит все как есть, либо «пойдет против машины» и заставит все работать в соответствии с законом», говорит директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко.

__is_photorep_included12334597: 1

Новоизбранный президент должен начать международное расследование одесских событий — с таким заявлением выступили члены Объединенной коалиции против войны (UNAC). Кординатор кампании солидарности с Одессой Фил Уилайто призвал новоизбранного президента разобраться в вопросе и прекратить преследование тех, кто расследует трагедию.

Бывший министр МВД Украины Виталий Захарченко настроен в этом отношении пессимистично: в интервью порталу «Украина.ру» он заявил, что слишком многие люди заинтересованы в том, чтобы правда о трагедии не открылась. «[Даже после победы Владимира Зеленского] принципиально ничего не изменится. Ведь заказчики и исполнители госпереворота в массе своей все равно останутся у власти, и проводить объективное следствие им невыгодно», — говорит политик.

На массивном здании Дома профсоюзов в Одессе все еще отпечатаны следы майский событий пятилетней давности. Тогда, в разгар столкновений между сторонниками евроинтеграции и противниками киевской революции, здесь вспыхнул пожар, унесший жизни более четырех десятков человек. Незадолго до этого в здании укрылись активисты «антимайдана», преследуемые радикалами из числа сочувствующих новой украинской власти.

Произошедшему 2 мая предшествовала цепь событий, накаливших обстановку в городе. С осени 2013 года конфликт между сторонниками и противниками «евромайдана» постепенно набирал обороты. Ситуация обострилась весной на фоне референдума в Крыму и перехода полуострова под юрисдикцию России, а также смены власти на Украине. Началось давление на противников сближения с Европой со стороны правоохранительных органов — так, был задержан организатор митингов «антимайдана» и отрядов народной самообороны Антон Давидченко, который покинул страну вскоре после освобождения. Схожая участь постигла других сочувствующих России активистов.

Вскоре после того, как произошел государственный переворот, представители «антимайдана» разбили палаточный лагерь на Куликовом Поле, где и находится Дом профсоюзов. 2 мая в центре Одессы начались стычки между демонстрантами с обеих сторон, которые ближе к вечеру переместились в сторону лагеря. Оказавшись перед угрозой вооруженного столкновения, активисты отказались покинуть площадь и укрепились в Доме профсоюзов.

Здание окружили сторонники новой украинской власти. В их ряды входили члены праворадикальных националистических группировок и футбольные фанаты. К собравшимся приезжал нынешний спикер Верховной рады Андрей Парубий — по некоторым сведениям, он инструктировал активистов относительно дальнейших действий.

До сих пор неизвестно, что именно спровоцировало пожар. Доказано, что радикалы-представители «евромайдана» бросали в окна Дома профсоюзов бутылки с зажигательной смесью и использовали сигнальные ракеты. Штурм здания продолжался и после появления огня. Украинская власть настаивает, что в возгорании виноваты сами обороняющиеся, которые также использовали «коктейли Молотова».

Беспорядки 2 мая унесли жизни 48 человек. Трагедия не забыта — в сети регулярно появляются фотографии цветов, возложенных к стенам Дома профсоюзов, на ограждениях пишутся имена погибших. Многие участники тех событий давно покинули страну, опасаясь преследования. Другие задержаны — и большая часть из них занимала пророссийскую позицию.

Официальные власти ситуацию комментируют неохотно, новых сведений по уголовным делам практически не публикуется. Виновники произошедшего до сих пор не найдены — в объединенном уголовном производстве фигурируют 26 обвиняемых, но на сегодняшний день вынесено всего два приговора. Оба — «антимайдановцам».

В начале апреля выяснилось, что местная полиция потеряла доказательства по делу о пожаре. «Многие улики утрачены в том же 2014 году, когда расследование вели привлеченные сотрудники МВД из других областей. Тем не менее, оставшиеся улики, документы наши следователи по крупицам собирают», — признавался бывший начальник главного управления национальной полиции Украины в Одесской области Дмитрий Головин.

Прошедшие президентские выборы показали, что одесситы так и не смогли забыть май 2014-го и не простили украинскому руководству вялотекущего расследования. Сыграли роль и преследования журналистов и пророссийских активистов со стороны СБУ. Некоторые из них были объявлены в розыск или задержаны официальной властью.

В первом туре президент Петр Порошенко набрал здесь меньше 10% голосов, уступив не только будущему победителю Владимиру Зеленскому (41,26%), но и Юрию Бойко (21,92%). Соотношение после второго тура тоже оказалось уничтожающим — 87% Зеленского против чуть более 10% Порошенко.

«Те события изменили Одессу. Фактически любой организованный протест был загнан в подполье. При Порошенко наибольший процент политических заключенных на Украине составляли одесситы. Почему трагедия случилась именно там? Одесса — стратегически важный, приграничный, многонациональный регион, в котором не так много собственно украинского. С самого начала конфликта здесь проявлялись оппозиционные и пассионарные настроения. Нейтрализация этих настроений — вот, что было целью провокации»,

— заключает Олег Бондаренко.