Пенсионный советник

«Что я буду на каждый чих реагировать?»

Лаврову надоело реагировать «на каждый чих» по поводу антироссийских санкций

Министр иностранных дел России Сергей Лавров на Генассамблее ООН, сентябрь 2016 года Andrew Kelly/Reuters
Министр иностранных дел России Сергей Лавров на Генассамблее ООН, сентябрь 2016 года

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил журналистам, что не считает нужным реагировать на все сообщения об ужесточении санкций в отношении России со стороны Соединенных Штатов.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил журналистам, что не считает нужным реагировать на все сообщения об усилении санкций в отношении РФ со стороны Соединенных Штатов.

Реклама

«Я не медицинский эксперт, что я буду на каждый чих (реагировать. — «Газета.Ru»)», — ответил Сергей Лавров на просьбу прокомментировать последние сообщения о санкциях.

Ранее член сената конгресса США Линдси Грэм сообщил, что американское правительство намерено с подачи конгресса ужесточить санкции в отношении Российской Федерации. Причем оформлена эта инициатива будет в виде закона, что усложнит ее отмену.

Грэм представляет в сенате штат Южная Каролина. Как и Дональд Трамп, он является членом Республиканской партии.

Как говорил Линдси Грэм в интервью The Post, они с президентом раньше часто общались по телефону: «Иногда он звонит, потому что разочарован. Иногда он звонит, потому что у него появилась идея и он хочет поделиться ею».

«Он расстроен, что это расследование (связей с Россией. — «Газета.Ru») продолжается, потому что он знает, что он не делал ничего неправильного, — вспоминает Грэм их разговор. — Я говорил ему: «Все идет своим чередом, ты просто должен позволить всему идти своим чередом».

Два года назад, в июле прошлого года, во время президентской предвыборной кампании Грэм назвал Трампа – своего соперника в то время на выборы внутри партии – ослом. Трам отомстил ему, зачитав номер сотового телефона Грэма в эфире национального телевидения.

Грэм не раз называл Трампа расистом, ксенофобом или религиозно нетерпимым. Тем не менее политики регулярно созваниваются по телефону и лично встречались в Белом доме как минимум дважды.

Грэм также не позволяет свести расследование связей Трампа с Россией на нет, несмотря на возражения.

«В ближайшие недели будет принят законопроект, который накажет Россию за вмешательство в наши выборы», -— заявлял ранее Грэм о новых санкциях в отношении России.

Законопроект преследует цель заставить Москву ответить за «поставки оружия движению «Талибан» для убийства американских солдат в Афганистане» и за «сговор с Асадом», из-за которого Дамаску удалось сохранить химическое оружие, рассказал сенатор.

Несмотря на то что Трамп может воспользоваться правом вето, Грэм все же выразил уверенность в том, что он подпишет законопроект, как этого и требует процедура. В противном случае вето все же можно будет обойти.

Линдси Грэм уверен, что необходимо ужесточение санкций в отношении Российской Федерации. «Мы никогда не пойдем на перезагрузку отношений с Россией прежде, чем накажем ее за попытки разрушения демократии», — говорил он.

В целом позиции республиканцев и демократов в отношении антироссийских санкций начинают сближаться. Разница заключается лишь в том, что демократы добиваются принятия закона, который не позволит президенту ослабить их, тогда как республиканцы полагают, что связывание рук Трампу является излишним действием.

В эфире американского телеканала Грэм заявил, что любой несогласный с предлагаемым законопроектом является «предателем демократии», причем это же касается и самого Трампа.

«И если президент не подпишет данный законопроект, чтобы наказать Россию, то он предаст демократию», — заявил Грэм.

Грэм неоднократно повторял, что Трампу следовало бы помалкивать о расследовании о вмешательстве России в американские выборы, так как эти заявления лишь компрометируют его. Как он выразился в недавнем интервью, «Дональд Трамп рискует стать первым президентом в истории, отправившимся ко дну из-за того, что не может прекратить неподобающим образом говорить о расследовании, которое бы подтвердило его невиновность, если бы он просто помалкивал».