Пенсионный советник

Трамп приручает дракона

Китай и США разыграют «российскую карту»

Си Цзиньпин и Дональд Трамп Reuters
Си Цзиньпин и Дональд Трамп

В конце уходящей недели президент США Дональд Трамп сделал шаг навстречу Пекину, заявив в телефонном разговоре с главой КНР Си Цзиньпином о приверженности политике «одного Китая». Однако учитывая предыдущую жесткую риторику Трампа в адрес КНР, отношения между двумя странами рискуют оставаться холодными — вплоть до открытого столкновения. Косвенным образом в такой конфликт может быть вовлечена и Россия.

По факту состоявшегося на этой неделе разговора между президентом Трампом и председателем Си Белый дом распространил заявление о том, что США по-прежнему поддерживают политику «одного Китая». Официальный Пекин требует от всех своих внешнеполитических партнеров официального непризнания Тайваня как самостоятельного государства, что при этом не означает полного прекращения дипотношений с гоминьдановским правительством в Тайбэе. Такой тактике следовали все американские администрации с 1979 года.

Разъяснение понадобилось из-за долгого дипломатического молчания, которое хранили обе стороны после звонка президента Тайваня Цай Инвэня избранному президенту Трампу в декабре прошлого года. Эксперты считают: тот факт, что Трамп сообщил о таком звонке публично, стал нарушением дипломатических традиций. Сам Трамп ранее заявлял в интервью телеканалу Fox, что США не должны считать себя связанными «политикой одного Китая», если «мы не можем договориться по каким-то вещам, включая торговлю».

Таким образом Трамп открыто декларирует свой подход к дальневосточной политике: если Китай хочет сохранения политики «одного Китая», он должен что-то предложить взамен. Эти заявления были «запросной позицией» — такую точку зрения высказал в беседе с «Газетой.Ru» главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай» Владимир Петровский:

«Это приглашение к диалогу, к торгу, а следовательно, такой посыл предполагает две альтернативные опции».

В Китае «приглашение к торгу» вначале восприняли в штыки — президенты обеих стран некоторое время не созванивались после вступления Трампа в должность. Диалог возобновился лишь после того, как Трамп отправил телеграмму китайскому лидеру, поздравив его с Новым годом. Во время встречи с японским премьером Синдзо Абэ — главным союзником Америки в регионе — Трамп заявил, что США и Китай находятся «в процессе того, чтобы хорошо поладить».

Некоторые любят погорячее

Правда, по мнению многих экспертов, «поладить» с Китаем Трампу будет нелегко. Еще во время предвыборной кампании бизнесмен сделал немало жестких заявлений в адрес этой страны, а также заявил, что сделает все от него зависящее, чтобы вернуть производственные мощности американских компании из КНР обратно на родину. В раже дебатов со своей соперницей Хиллари Клинтон он обвинял Китай в манипуляциях с валютным курсом, высоких налогах на американские товары и «милитаризации Южно-Китайского моря».

Как отмечает Петровский, после прихода к власти Трампа в китайско-американских отношениях появляется развилка: «Высока вероятность как конфликтного сценария в развитии китайско-американских отношений, так и более-менее взвешенного диалога. Все будет зависеть от действий новой администрации США».

По мнению ведущего научного сотрудника Института глобальных исследований Кэнона Куни Миякэ, США не собираются отказываться от политики предыдущей администрации — так называемого «поворота на восток» — которую впоследствии сами же окрестили «восстановлением равновесия».

«Количество военных кораблей остается прежним: США демонстрируют, что будут сохранять свое присутствие», — сказал Миякэ во время недавнего выступления в Московском центре Карнеги.

Сейчас в Азиатско-Тихоокеанском регионе сосредоточена почти половина ВМС США — около 180 кораблей и подводных лодок. Предыдущая администрация не скрывала, что «поворот на восток» был связан с озабоченностью военным влиянием Китая в регионе. Военная составляющая стратегии была связана с необходимостью «обеспечить свободу на море».

Особенную тревогу США вызвало строительство Китаем искусственных островов в районе архипелага Спратли в юго-западной части Южно-Китайского моря.

Ранее главком Тихоокеанского флота США адмирал Гарри Харрис заявил о том, что, согласно полученным со спутников данным, Китай «возводит великую стену из песка»: гавани, вертолетные площадки, здания, пирсы и взлетно-посадочную полосу.

В 2009 году Китай провел своеобразную демаркационную линию из девяти точек в Южно-Китайском море, обозначив свои владения в этом районе. Проведение линии, а также укрепление островов, которые приобретают явное военное значение, вызывают озабоченность соседей Китая по региону — Вьетнама, Брунея, Филиппин и Малайзии.

Летом прошлого года международный Третейский суд в Гааге отверг претензии Пекина на акваторию Южно-Китайского моря, однако китайские власти этого решения не признали. Не вняли они и жесткой позиции США. «Обама не смог убедить китайцев изменить своего поведения в Южно-Китайском море», — отметил Миякэ из Института Кэнона.

В связи с этим обстоятельством поведение Трампа в отношении Китая может измениться в сторону еще большего ужесточения.

«Учитывая, что Россия находится не в лучшем экономическом состоянии, Китай может сменить Россию на роли врага США номер один», — считает политолог. Правда, Китай, по словам Миякэ, будет вести себя соответственно — слишком далеко в противостоянии коммунисты не зайдут, так как понимают, что проиграют Америке в открытом конфликте. Китайцы будут постоянно пробовать США на прочность.

«Если Си Цзиньпин не будет ничего делать, его сочтут слабым», — говорит Миякэ.

Однако по мнению ведущего аналитика Atlantic Council Мэтью Берроуза, «горячий конфликт» между США и КНР вполне возможен либо из-за Тайваня, либо в районе Южно-Китайского моря.

«Может произойти случайное столкновение, или же Трамп и Си захотят испытать друг друга на прочность, а потом ни один из них не захочет уступить. Рейтинги Трампа сильно упадут, если он уступит Си хоть на йоту»,

— говорит «Газете.Ru» Берроуз, в прошлом аналитик ЦРУ, специализировавшийся на тематике КНР.

В свою очередь, эксперт клуба «Валдай» Владимир Петровский считает, что Си Цзиньпин и Трамп — «два сильных лидера», которые вряд ли позволят своим государствам скатиться в конфронтацию как в торговых, так и во внешнеполитических вопросах.

«Мы знаем, что в целом для китайско-американских отношений характерна высокая степень взаимозависимости, и конфронтационный сценарий чреват большими издержками для обеих сторон — и материальными, и имиджевыми, и внешнеполитическими. Я предвижу фазу прагматичного и жесткого диалога, когда обе стороны не будут настроены сразу идти на уступки и все будет происходить достаточно напряженно», — предсказывает эксперт.

По его мнению, многое в отношениях США и КНР определит экономика. Сейчас США — крупнейший торговый партнер КНР после ЕС с объемом товарооборота $558 млрд. Правда, в последнее время общий объем китайского экспорта снизился. США при Трампе могут принять определенные протекционистские меры против КНР и даже вступить в «торговые войны», однако экономика обеих стран по-прежнему останется взаимозависимой.

Отказ США от Тихоокеанского торгового партнерства играет на руку Китаю, отмечает Петровский:

«Ситуация интересная: если США отказываются от дальнейшей региональной экономической интеграции, то резко возрастает привлекательность Всестороннего регионального экономического партнерства (ВРЭП), продвигаемого Китаем в странах АСЕАН».

Однако эксперт отмечает, что если Трамп «пойдет на слом вообще всех торгово-экономических режимов, то это чревато опасностью». Петровский напоминает о выступлении председателя Си во время недавнего экономического форума в Давосе. «Здесь позиция Китая ответственна: лучше существующие правила в мировой торговле при всех издержках, чем никакие. Выводы опять же делать рано: политика неизбежно будет отличаться от предварительных заявлений», — прогнозирует эксперт.

Пока, считает аналитик, выводы о том, как будут строиться отношения между КНР и США, делать рано — у недавно назначенного госсекретарем США Рекса Тиллерсона еще не сформирована команда, в обеих странах также должны появиться новые послы.

Нелюбовный треугольник

Историк, бывший сотрудник администрации начавшего сближение с КНР президента Ричарда Никсона Ричард Пайпс считает, что Китай в любом случае будет играть все большую роль в мировой политике. «Мы — США и Китай — сможем хорошо ладить. Не знаю, поладят ли при этом Китай и Россия. Трамп симпатизирует Путину и не симпатизирует Китаю — возможно, он захочет какого-то столкновения между ними. Но вообще Трампа трудно понять — я его не понимаю», — признается ученый в беседе с «Газетой.Ru».

Любое ухудшение американо-китайских отношений может сказаться и на России, которую Белый дом Трампа будет пытаться подтолкнуть к «выбору стороны». Как отметил в своей недавней статье в «Газете.Ru» председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов, администрация Трампа рассматривает обоих союзников России — Тегеран и Пекин — как «направление для главного удара».

В связи с этим, считает Лукьянов, администрация США может предложить Москве некую сделку в ответ на то, чтобы она отказалась от поддержки своих партнеров. При этом автор уверен, что Москва на это не пойдет, так как такой шаг обернется потерей репутации.

В свою очередь бывший советник президента США Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский предрекает большие издержки для России в ходе «выстраивания сложных отношений» между Пекином и Вашингтоном. При этом политолог считает «идеальными» тройственные отношения между Россией и США. «В этом контексте у России не будет другого выбора, как только принять реальность и необходимость улучшения отношений как с Китаем, так и с Соединенными Штатами», — пишет он в одной из недавних статей.

Россия пока не стремится к тройственному союзу, но активно укрепляет экономические и политические связи с Китаем, называя характер отношений «стратегическим». Правда, профессор Куни Миякэ из Института Кэнона в Вашингтоне считает, что отношения Китая и России на самом деле носят не «стратегический, а тактический характер». Он отмечает, что вектор может измениться не в столь далеком будущем, а противоречия между двумя странами могут привести даже к столкновениям, аналогичным пограничному инциденту на острове Даманский в 1969 году. Тогда, без формального объявления войны, между двумя державами произошел вооруженный конфликт, в ходе которого обе стороны понесли существенные потери.

На конфронтации обеих держав тогда сыграли США, начавшие активно укреплять отношения с КНР в противовес Москве во время президентства Ричарда Никсона. При этом на идеологические разногласия успешно закрывались глаза — в отличие от СССР, в КНР тогда действовал режим сталинского типа.

В сегодняшних условиях, считает эксперт клуба «Валдай» Владимир Петровский, динамика американо-китайских отношений будет «исключительно важной» для России. Однако даже при негативном сценарии Россия может найти позитивные стороны.

«Я не сторонник «трампомании» и считаю, что риски очень велики. При сценарии одновременного ухудшения китайско-американских и российско-американских отношений ценность и значимость российско-китайских отношений будут объективно возрастать. Это будет означать, что Россия и Китай будут испытывать потребность в координации действий на мировой арене», — говорит эксперт.

В то же время, считает Петровский, нынешняя позитивная динамика китайско-американских отношений привлекательна для России шансом на улучшение российско-американских отношений. Таким образом, в треугольнике США — Китай — Россия появляются точки соприкосновения, общая повестка дня. Она может касаться и разоружения, и ситуации на Корейском полуострове, и военно-политической ситуации в АТР.

«Администрация Трампа может сулить Китаю и России более тесное взаимодействие», — резюмирует эксперт.