Пенсионный советник

«Ахмадинеджад завел страну в тупик»

Лидеры предвыборной гонки в Иране хотят уйти от внешнеполитического курса Ахмадинеджада

Мария Макутина 14.06.2013, 18:52
Старший научный сотрудник ИВРАН Владимир Сажин kreml.org
Старший научный сотрудник ИВРАН Владимир Сажин

Иранцы выбирают президента, который должен сменить Махмуда Ахмадинеджада, занимавшего этот пост восемь лет. О том, в каком состоянии Ахмадинеджад оставляет страну и сможет ли кто-то из нынешних лидеров предвыборной гонки повлиять на изменение иранской политики, рассказал «Газете.Ru» старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин.

— Претенденты на пост президента Ирана не сопоставимы по своему масштабу с уходящим главой государства Махмудом Ахмадинеджадом?

— Я бы не назвал Ахмадинеджада великим политиком. Он всегда был политиком ниже среднего звена. Его мало кто знал до 2005 года, когда он стал президентом, даже в Иране. Он был просто выбран верховным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи.

За восемь лет пребывания на президентском посту ничего выдающегося он не сделал. При нем экономика Ирана зашла в настоящий тупик. За восемь лет Иран получил 1 трлн 200 млрд нефтедолларов, и куда они пошли?

Безработица под 50% среди молодежи, инфляция — официально почти 32%, неофициально — 60%. Он рассорился со всем миром.

— Он запомнится благодаря своему открытому противостоянию с США и агрессивной риторике...

— Да, он говорил больше и жестче, чем предыдущие президенты Ирана. Я бы назвал его ущербным президентом, который довел Иран до политического и экономического кризиса.

— Каковы шансы победить у единственного реформатора среди кандидатов Роухани?

— В иранских условиях различия между реформаторами и консерваторами настолько расплывчаты, что об этом не стоит говорить. Сейчас там шесть кандидатов, но реально имеют шансы только четверо. Один из них секретарь Высшего совета национальной безопасности Саид Джалили, главный переговорщик с шестеркой по ядерной проблеме, является главным выдвиженцем верховного лидера. Хаменеи благословил всех шестерых кандидатов, но ясно, что среди них есть только один, который является «более равным».

Остальные соперники — это богослов Хассан Роухани, мэр Тегерана Мохаммадбакер Калибаф, бывший командующий Корпуса Стражей Исламской революции Мохсен Резайи. Роухани позиционирует себя как независимый кандидат. Калибаф и Резайи тоже не против реформ, но они более консервативны. Все, кроме Джалили,

считают, что нужно устанавливать отношения с Западом и более конструктивную политику проводить по ядерному вопросу. Обязательно будет второй тур. Все говорят, что Роухани точно выйдет в финал.

По данным опроса на 12 июня, первое место занимает Роухани (более 30% голосов), второе — Калибаф, третье — Резайи, и только четвертым идет Джалили.

— Почему три лидера предвыборной гонки едины в том, что нужно уходить от курса, проводимого Ахмадинеджадом?

— Ахмадинеджад завел всю страну в тупик. Экономические трудности сложились из-за двух факторов: первое — это плохое управление Ахмадинеджадом экономикой, второе — влияние международных финансовых санкций против Ирана. Главная задача для Ирана сейчас — решить ядерную проблему, чтобы со страны сняли санкции, это открыло бы возможности для восстановления экономики. Джалили же говорит, что ни на какие компромиссы с переговорщиками не пойдет.

— Получается, что три из четырех главных претендентов на пост президента выступают за одно и то же?

— Надо понимать, что в Иране президент — второй человек, первый — верховный лидер, все вопросы решает он, а президент в этих условиях практически премьер-министр, он формирует правительство и руководит им. Поэтому никаких изменений, шараханий из одной стороны в другую быть не может.

У каждого из кандидатов свои взгляды, но это не значит, что они ломают всю систему. Только Джалили заявляет, что не будет никаких поблажек для Запада, поэтому для всего мира это не лучший вариант, если он будет президентом.

Но все в руках верховного лидера, у него большой административный ресурс. Демократия демократией, но в Иране управляемая демократия. Для мирового сообщества лучше, чтобы выиграл Роухани.

— Судьба ядерной программы не зависит от исхода выборов?

— Внешняя политика — это прерогатива верховного лидера. Если он даст добро, то Роухани будет наилучшим вариантом, он будет проводить более компромиссную политику по ядерному вопросу.

— А позиция Ирана по сирийскому конфликту тоже останется прежней вне зависимости от итогов выборов?

— Я думаю, здесь больших изменений не будет. Иран оставит агитационно-пропагандистскую поддержку режима Башара Асада, но может сократить военную, финансовую помощь.

— Могут ли повториться массовые протесты против итогов выборов, как это было в 2009 году?

— Я не думаю, что события 2009 года повторятся. Тогда они были вызваны тем, что выборы были частично сфальсифицированы. Нынешние кандидаты не такие уж лидеры, чтобы за них биться и выходить на улицы. Только если победит Джалили (а это произойдет только при помощи административного ресурса), тогда возможны какие-то выступления.