Враги интернета номер один

От многоуровневой интернет-слежки до «халяльного» интернета — названы страны, активно использующие киберразведку против диссидентов в сети

iStockPhoto
Китай, Иран, Сирия, Бахрейн и Вьетнам — самые опасные страны для интернет-активистов. В этих государствах кибердиссидентам может грозить реальный тюремный срок за распространение в сети неподцензурной информации. Помимо прямого преследования активистов власти этих стран пытаются создать свой собственный, альтернативный интернет, где вредной информации не сможет появиться в принципе.

«Репортеры без границ» опубликовали доклад о состоянии интернета в мире и о попытках контроля государств за сетевым пространством. Новое исследование экспертов международной организации приурочено к Международному дню борьбы с киберцензурой, который отмечается 12 марта. В настоящий момент в заключении находятся как минимум 180 пользователей сети, преследование которых началось именно из-за их интернет-активности.

Текст доклада начинается со слов сирийского сетевого активиста, которого преследует режим Башара Асада:

«Мой компьютер был арестован до того, как был арестован я сам».

Активист Карим Таймур рассказал агентству Bloomberg, что его выследили именно киберразведслужбы. Во время допроса ему показали сотни страниц распечаток его разговоров в Skype, а также многочисленные файлы, скачанные с жесткого диска его компьютера через удаленный доступ.

Сирия, в которой продолжается гражданская война, стала одной из стран, названных в докладе «врагами интернета». В тексте исследования «Репортеров без границ» речь идет о государствах, которые используют новые технологии для слежки за онлайн-активностью граждан. Кроме того, внимание экспертов привлекли страны, перехватывающие сигналы электронной связи перед тем, как арестовать профессиональных и гражданских журналистов и диссидентов.

Систематическую слежку за гражданами, активными в интернете, в мире ведут пять государств: Сирия, Китай, Иран, Бахрейн и Вьетнам, причем наблюдение и сбор информации в случае с этими странами регулярно приводит к серьезным нарушениям прав человека, отмечают авторы доклада.

Права граждан Китая в сетевом пространстве ограничиваются уже несколько лет. Система, известная как «Великий китайский файрволл» и позволяющая фильтровать зарубежные интернет-ресурсы, существует с 2003 года. Однако положение китайских пользователей существенно ухудшилось в последние месяцы, после того как власти страны начали войну против анонимайзеров (компьютерных программ или веб-сайтов, используемых для сокрытия информации о компьютере или пользователе) и фактически запретили гражданам посещать страницы анонимно, считают эксперты «Репортеров без границ». В стране выстроена многоуровневая система слежки за активностью граждан в интернете, только на федеральном уровне полномочиями по контролю за сетью обладают шесть разных ведомств.

Китай преследует пользователей интернета больше, чем какая-либо другая страна.

На сегодняшний день в китайских тюрьмах находятся 30 журналистов и 69 гражданских активистов.

Кибердиссидент Ху Цзя получил три с половиной года тюрьмы за «подстрекательство к подрывной деятельности». Он вышел на свободу в июне 2011 года, но по-прежнему лишен своих гражданских прав и находится под домашним арестом. Через несколько месяцев после освобождения власти изъяли его личный компьютер, чтобы получить контакты и конфиденциальные данные Ху Цзя. Преследования на Тибете стали повседневными для современного Китая, однако в последнее время власти стали прибегать к рейдам на монастыри, в ходе которых

из комнат тибетских монахов изымаются компьютеры, DVD-диски, документы и фотографии. Один из таких рейдов прошел в сентябре в монастыре Зилкар, куда силы безопасности пригнали 60 единиц бронетехники.

На второе место в рейтинге врагов интернета попал Иран, где в настоящее время в заключении находятся 26 журналистов и 20 сетевых активистов. Тегеран «вывел онлайн-слежку на новый уровень, разработав свой собственный национальный интернет, или «халяльный» интернет», констатируют авторы доклада.

«Все прошлое десятилетие государственные СМИ периодически говорили о, по-видимому, безумной идее создания «нашего собственного интернета», и он наконец начал обретать свои формы», — говорится в исследовании. Иранский режим создает «параллельный интернет» с высокой скоростью подключения, но при этом полностью подконтрольный и подцензурный. Все ресурсы в сети должны быть расположены на иранских национальных серверах, а приложения для доступа к электронной почте и социальным сетям должны быть разработаны под контролем правительства — так же как и алгоритмы работы поисковых машин. Правительство намерено физически обеспечить конкурентные преимущества «халяльному» интернету: Тегеран намерен еще больше снизить скорость подключения к внешнему интернету (сейчас она уже ограничена порогом в 128 килобайт в секунду). Таким образом,

для иранских пользователей проще и комфротнее будет сетевой серфинг в «халяльном» интернете.

Подобный проект по созданию национального интернета еще в 1999 году начали реализовывать в Сирии. В распоряжение «Репортеров без границ» попал конфиденциальный документ, где указаны технические параметры внутренней сети: среди прочего в «сирийском интернете» должны быть предусмотрены возможности для мониторинга переписки через электронную почту и чаты, а также для сохранения истории просмотренных страниц. Правда, в технической документации говорится о том, что система должна позволять одновременную слежку лишь за 60 пользователями.

Помимо Китая, Ирана и Сирии, известных своим жестким отношением к киберактивности граждан, в пятерку самых репрессивных по отношению к интернет-пользователям режимов попали Бахрейн и Вьетнам.

Бахрейн был включен в рейтинг еще в 2012 году, после того как королевство приняло решение усилить слежку за подданными в сети. Ужесточение режима происходило на фоне «арабской весны» и общего обострения ситуации в Ближневосточном регионе.

Власти используют фильтрацию интернет-контента, делая невозможным доступ широкого круга пользователей к части ресурсов. Под запрет попали как страницы с порнографическими материалами, так и политические, и религиозные мнения, не совпадающие с официальной позицией Бахрейна. Контент, касающийся королевской семьи, правительства и шиитского сообщества в стране, жестко регулируется властями.

Вьетнам попал в список репрессивных режимов, столкнувшись с «дилеммой, общей для авторитарных систем», объясняют авторы доклада. Желание бурного экономического роста входит в конфликт со страхом политической нестабильности, которая возрастает из-за развития киберактивности. Известные сетевые диссиденты живут под постоянным контролем властей (он включает наружное наблюдение и периодические допросы сотрудниками органов правопорядка). Те же активисты, которым пока удалось сохранить свою анонимность, регулярно подвергаются фишинговым атакам и цифровому шпионажу.

Один из вьетнамских интернет-активистов, отсидевший тюремный срок за свою деятельность и пожелавший сохранить анонимность, сказал «Репортерам без границ», что после задержания сотрудники спецслужб показали ему распечатки его статей, подписанных вымышленным именем, электронные письма и расшифровки телефонных переговоров. Его случай не является единичным, подчеркивают авторы доклада.

Вьетнамская киберполиция использует все возможные методы давления на активистов, включая программу для восстановления пароля Man In The Middle, а также хакерские атаки и прослушку мобильных телефонов.

Технологическая составляющая играет крайне важную роль при слежке за активистами и давлении на сетевых диссидентов. Именно поэтому в своем последнем докладе «Репортеры без границ» перечислили не только пять стран — врагов интернета, но и пять корпораций — врагов интернета, которые продают репрессивным режимам технологии для ограничения свободы информации. В список таких компаний попали Gamma, Trovicor, Hacking Team, Amesys и Blue Coat.

Технологии компании Trovicor обеспечили властям Бахрейна возможность отслеживать и перехватывать новости, а также арестовывать их авторов. В Сирии продукты Deep Packet Inspection, разработанные фирмой Blue Coat, сделали возможным слежку за диссидентами и сетевыми активистами по всей стране, которые после арестов подвергались пыткам. Секретная полиция убитого ливийского лидера Муамара Каддафи использовала продукты компании Amesys. Вредоносные программы, разработанные Hacking Team и Gamma, использовались сразу в нескольких странах мира для того, чтобы власти могли раздобыть пароли от личных аккаунтов, принадлежащих журналистам и диссидентам.

Как ранее писала «Газета.Ru», ряд стран мира, среди которых, в частности, Россия, Китай и Сирия, уже давно и активно лоббируют введение единых правил регулирования сети и на наднациональном уровне.