Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Карцер неотложной помощи

Осужденный сможет избежать изолятора, только если ему нужна неотложная помощь или стационарное лечение

РИА «Новости»
Перед переводом в карцер осужденный должен быть в обязательном порядке осмотрен врачом, который в случае необходимости неотложной помощи или госпитализации сможет освободить осужденного от изолятора. Такой приказ разработал Минюст, приводя практику в соответствии с поправками в УИК, инициированными Дмитрием Медведевым. Однако вряд ли тюремные врачи пойдут против своего начальства, отказывая в изолировании осужденных, сетуют правозащитники.

Осужденный сможет избежать штрафного изолятора (ШИЗО), только если ему требуется неотложная помощь или госпитализация из-за хронического заболевания или травмы. Такое положение содержится в проекте приказа Министерства юстиции, опубликованном в четверг на сайте ведомства.

Ранее порядок осмотра осужденных, наказываемых карцером, описывался совместным приказом Минздравсоцразвития и Минюста от 17 октября 2005 года «О порядке организации медицинской помощи лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы и заключенным под стражу». Но в феврале 2011 года после подписания президентом Дмитрием Медведевым вступили в силу поправки к ч. 4 ст. 117 Уголовно-исполнительного кодекса. Поправками, принимавшимися на волне гуманизации пенитенциарной системы, было законодательно установлено обязательство проводить медицинский осмотр осужденных перед переводом в камеры (точнее, помещения камерного типа, единые помещения камерного типа и одиночные камеры, а также водворение в штрафные и дисциплинарные изоляторы).

Согласно новому закону, перевод в ШИЗО осуществляется только после выдачи медицинского заключения о возможности нахождения там. Закон относится только к осужденным: дисциплинарные взыскания в отношении находящихся в следственных изоляторах регулирует другой федеральный закон — «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

В соответствии с проектом приказа медосмотр производится на основании постановления тюремного начальника об изоляции заключенного, осмотр производится незамедлительно после получения соответствующего постановления главой медчасти. Медосвидетельствование может быть отсрочено только в том случае, если врач или фельдшер на тот момент занят неотложной помощью другим осужденным. При осмотре врач обязан будет изучить все жалобы осужденного, свериться с его медкартой, провести физический осмотр и, если потребуется, провести дополнительные исследования здоровья.

«Для обеспечения безопасности медицинских работников» при проведении осмотра присутствует сотрудник дежурной смены одного пола с осматриваемым, говорится в проекте.

Основанием для освобождения от необходимости перевода в изолятор будет служить лишь заболевание, травма либо иное состояние, требующее оказания неотложной помощи, лечения либо наблюдения в стационарных условиях (в том числе в медицинской части).

Дисциплинарные взыскания применяются к нарушителям правил внутреннего распорядка колонии. Самым суровым наказанием в колонии является штрафной изолятор (ШИЗО). Максимальный срок заключения в нем — 15 суток. Изолятор — как правило, очень маленькое помещение, где человеку бывает невозможно даже выпрямиться во весь рост, рассказывали ранее адвокаты экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского, получившего взыскание за распитие чая в неустановленном месте. Прилечь в ШИЗО можно только ночью, утром тюремная кровать — шконка — пристегивается к стене, место для сидения отсутствует. Наказанные вынуждены в течение всего дня сидеть на корточках, а когда к дверному глазку подходит сотрудник штрафного изолятора, они должны стоять, рассказывали правозащитники. В таких условиях состояние здоровья заключенных часто сильно ухудшается.

Помещения камерного типа (ПКТ) и единые помещения камерного типа (ЕПКТ) — изоляторы с более мягким режимом, чем ШИЗО. В них люди могут содержаться до полугода. Разница между ними в том, что ПКТ работают для заключенных одной колонии, а ЕПКТ — для заключенных целого региона (на территории одной из колоний).

Врачи являются работниками той же системы (тюремных медиков контролирует ФСИН. — «Газета.Ru») и не могут пойти против начальника, сказал «Газете.Ru» бывший начальник колонии строгого режима в Казани Игорь Шолохов. Только если врач видит, что осужденный явно болен и ему может стать хуже, он будет руководствоваться инстинктом самосохранения и не станет подписывать ложное заключение, добавляет он.

В любом случае полного комплексного медицинского обследования проводить никто не будет. «Врачи обычно выявляют телесные повреждения и спрашивают, есть ли жалобы, — вот и весь медицинский осмотр», — поделился своим мнением Шолохов.