«Наша задача — сохранить пропорции в АЛРОСА»

Интервью нового президента Якутии

РИА «Новости»
Новый президент Якутии Егор Борисов не будет спешить с преобразованием компании АЛРОСА в открытое акционерное общество — поправки в республиканские законы могут принять и следующей весной. Об этом, а также о возможности народных протестов в связи со строительством трубы ВСТО через Лену и об отношениях с федеральной властью Борисов рассказал в интервью «Газете.Ru» вскоре после своей инаугурации.

— После вступления в должность вы провели достаточно неожиданные кадровые назначения, существенно омолодив республиканское правительство. Вице-президентом республики стал 35-летний Дмитрий Глушко, вице-премьером по промышленности, энергетике и ЖКХ 32-летний Павел Маринычев, министром экономразвития 40-летний Михаил Осипов. Неожиданным было также назначение на премьерский пост женщины, Галины Данчиковой. С чем это связано?

— Прежде всего должен отметить, что правительство Республики Саха (Якутия) всегда очень слаженно и конструктивно работало и в прежнем составе. И многие отмечали это на федеральном уровне. Но обновляться надо. Должна проводиться политика обновления, омоложения кадров. Не как самоцель, а как работа, направленная на совершенствование.

Надо вносить свежую струю, чтобы правительство действовало более гармонично. Также будут обновляться руководящие кадры и на уровне министерств, и на уровне районов республики.

Один из весьма эффективных методов поиска и отбора молодых кадров, который существует у нас в республике – проведение деловой игры МИНИСТР (Молодежь – ИНновационно-СТратегический ресурс Республики). Суть ее такова: формируется несколько команд – условных правительств, задается тема, далее участники пишут программы, решают задачи, максимально приближенные к условиям работы реального правительства. Это очень действенный механизм, который позволяет нам выявлять будущих руководителей.

— Кто-то получил уже должность после участия в игре?

— В состав нового правительства республики попали несколько победителей и призеров этой игры: и Маринычев, и Семен Винокуров (министр транспорта, связи и информатизации – «Газета.Ru»), и Осипов — все они раньше играли.

— Теперь вас критикуют за то, что вы создали намеренно слабый и молодой кабинет, чтобы расчистить поле от конкурентов.

— Я никогда не боялся критики. Конструктивную критику принимаю и отвечаю. Критику ради критики не принимаю.

— Несколько необычно в региональной практике, что ваш соперник на «выборах» Айсен Николаев, попавший вместе с вами в список кандидатов на пост главы республики, сохранил свой пост главы администрации — и вы нормально работаете вместе с ним. Как так получилось?

— У нас складываются хорошие отношения между различными органами, уровнями власти. Это много значит.

— Как складываются отношения с федеральными органами власти?

— Так получается, что более эффективная работа складывается у нас с исполнительными органами власти федерального уровня, чем с законодателями от республики.

Правительство республики обращается с вопросами и предложениями в Минфин, Минэкономразвития, Минрегион, в любые другие федеральные министерства и ведомства и, как правило, находит там понимание.

— Депутаты Госдумы и сенаторы от республики вам помогают?

— Депутаты и сенаторы и по характеру, и по политическим взглядам люди разные. Я недавно собрал их и сказал: «Меня не интересует, что вы говорите как политики. Меня интересует, как вы решаете проблемы республики и ее жителей». Это проблемы межбюджетных отношений, развития северных территорий, дорожного строительства, ветхого жилья и другие.

Вообще на федеральном уровне региональные законодательные инициативы мало поддерживаются. Якутия за 8 лет внесла 51 инициативу, поддержана из них только одна. Притом это поправки чисто редакционного характера в законодательство о малочисленных народах Севера.

Но ведь мы выносим на федеральный уровень законопроекты не только в интересах республики, но и в интересах всей России. Действующим депутатам Госдумы осталось работать в этом созыве всего полтора года. И мне хочется, чтобы за оставшийся период они использовали свои возможности плодотворно. Как с точки зрения продвижения собственных законодательных инициатив, так и с позиции продвижения законопроектов парламента республики.

С учетом всего этого я и сказал депутатам: поработайте, через год-полтора начнутся выборы, и вы наверняка захотите в них участвовать, вот и посмотрим тогда, кто и как работал. Существует ложное представление, будто депутаты, будучи избранными по партспискам, представляют в Госдуме только интересы своих партий. Это неверно, ведь еще есть ответственность перед избирателями.

— Кого вы считаете вашей самой ярой оппозицией в республике?

— Смотря что считать оппозицией.

— Например, кто чаще всего голосует против важных для правительства и республики законов?

— Группа одномандатников «Согласие». Эти пять человек в свое время работали в органах госвласти республики, а теперь стали депутатами, поэтому нередко ревностно реагируют на инициативы действующего правительства.

Коммунисты голосуют в зависимости от ситуации. Например, при голосовании по моей кандидатуре они воздержались. В принципе они меня поддерживали, но просто обязаны были голосовать против либо, в крайнем случае, воздержаться. Дело в том, что, по решению ЦК КПРФ, все коммунисты в стране сегодня имеют жесткую установку – ни в коем случае не голосовать за кандидатуры на пост руководителей регионов, выдвинутые «Единой Россией».

— Не боитесь масштабных протестов в связи со строительством трубы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО) через Лену?

— Психология человека такова, что ему страшно постигать все новое. В Западной Европе первый нефтепровод построили давным-давно: сначала были большие опасения, но человек научился преодолевать эти трудности. В прошлом году наши экологи шумели, мы определенным образом реагировали, проводили общественные слушания. Доказывали, что все необходимые меры безопасности соблюдены.

По большому счету, конечно, никто ни от чего не застрахован. Вот, недавно произошла авария в Мексиканском заливе. Такие природные аномалии находятся за гранью разумных представлений.

Сначала, когда строили ВСТО, авторы проекта представили определенную технологию перехода через реку. Но мы пришли к выводу, что такой проект не пройдет, и потребовали другой. В итоге получили более безопасный вариант. Повторяю, с точки зрения сегодняшних требований системы безопасности все условия выполняются. И мы доверяем принятым техническим решениям.

— Будет ли и когда произойдет приватизация АЛРОСА? Когда будут внесены необходимые изменения в республиканское законодательство для открытия компании (республиканский закон от 24 апреля 2003 года гласит, что «государственные интересы Якутии обеспечиваются организационно-правовой формой компании в виде ЗАО» — «Газета.Ru».)? Ранее ожидалось, что это планируется сделать сразу после вашего вступления в должность главы республики…

— Все вопросы, связанные с открытием компании, будут рассматриваться не наскоком, а конструктивно. В целом сама процедура преобразования достаточно простая. Но мы должны подумать о последствиях. Должны свериться и понять, как дальше себя вести. Чтобы республика не оказалась после этого в сложных условиях, чтобы не уменьшила свои активы как акционер. Наша главная задача – сохранить имеющиеся пропорции.

Это дело времени — можем внести закон и в осеннюю, и зимнюю, и в следующую весеннюю сессию...

— На ваш взгляд, какие бы были оптимальные пропорции в структуре собственников АЛРОСА (между правительством Якутии, Росимуществом и прочими акционерами – «Газета.Ru»)?

— Не буду пока обсуждать эти вопросы. Мы сформировали свои предложения и передали их в правительство РФ. Дальше будем совместными усилиями совершенствовать разработку.

— Ответ из Москвы поступил?

— Сейчас мы создали совместную комиссию, в которой рассматриваются различные варианты открытия компании. В комиссию входят представители компании, правительства республики, федерального правительства, администрации президента, депутаты Госсобрания (Ил Тумэн).

— Чем объяснить почти завершившееся вхождение крупных федеральных игроков – правительства России и частного бизнеса — в активы, образующие основу республиканского бюджета? Оправданно ли это, по-вашему?

— В адрес руководства республики иногда звучит критика, основанная якобы на том, что все стратегические активы оказались «распроданы».

Ответ здесь очевиден. Дело в том, что все предприятия должны работать эффективно. А чтобы они развивались, модернизировались, в них необходимо вкладывать средства. Огромные средства. В бюджете республики резервов для этого нет. В этом случае любое предприятие через определенное время обанкротится. Но есть частные компании, которые заинтересованы в том, чтобы вкладывать деньги и извлекать прибыль. С учетом этого, реализуя государственные активы, мы решаем сразу несколько задач.
Во-первых, продавая их по высокой цене, привлекаем в республику дополнительные средства для развития социальной и иной производственной инфраструктуры. Во-вторых, получаем эффективного собственника и инвестора, который способен вкладывать в развитие той или иной компании не миллионы, как мы, а миллиарды рублей. Так было с продажей «Якутугля». Далее благодаря эффективному собственнику предприятие развивается и становится крупным налогоплательщиком, пополняет бюджет республики, создает дополнительные рабочие места.

Кстати, если сегодня лидирующее положение среди налогоплательщиков в республике по-прежнему занимает АЛРОСА, то в перспективе крупнейшим налогоплательщиком становится нефтегазовая промышленность.
Мы часто повторяем: Якутия – это богатая недрами республика. Но богатства недр могут считаться богатствами только тогда, когда они приносят благо для народа, а не тогда, когда они лежат мертвым грузом глубоко в недрах. Так какой же смысл быть номинальными хозяевами стратегических активов, если они не работают на развитие республики?