Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Не целуй аятоллу

В верхушке Ирана замечены иерархические перемены

В иранской верхушке обнаружились самые глубокие противоречия за все время: аятолла не стал целоваться с президентом на инаугурации, церемонию показывали в записи, ее не посетило множество высоких гостей. Позиции Махмуда Ахмадинеджада пока все равно крепки, считает эксперт.

Махмуд Ахмадинеджад в понедельник на торжественной церемонии был провозглашен победителем состоявшихся 12 июня в Иране президентских выборов. Духовный лидер Исламской Республики аятолла Али Хаменеи, вручивший светскому главе государства документ о переизбрании, назвал выборы «золотой страницей» иранской истории.

«Выборы были испытанием, и народ прошел это испытание… которое некоторые представители элиты не выдержали. Эти выборы сделали некоторых проигравшими», — заявил в приветственном слове Хаменеи. «Это было голосование против невежества и смелое сопротивление тем, кто стремится к господству при поддержке из-за рубежа», — повторил он тезисы против оппозиции.

Однако сама торжественная церемония в мечети Имама Хомейни показала, что внутриполитический кризис не преодолен. Церемония транслировалась не в прямом эфире, как обычно, а в записи.

На ней не присутствовали ни оба экс-президента-реформатора, Али Акбар Хашеми Рафсанджани и Мохаммад Хатами, заклейменные консервативными СМИ как предатели, ни два оппозиционных кандидата, Мир-Хосейн Мусави и Мехди Каруби. Третий проигравший на выборах, консерватор Мохсен Резаи, пришел, но, как свидетельствует его сайт Tabnak.ir, сделал это «из уважения к духовному лидеру, а не Ахмадинеджаду».

«Их появление на церемонии означало бы, что они согласились с тем, что Ахмадинеджад выиграл достойно, — заметил «Газете.Ru» директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. — Каждый из них доигрывает свою партию».

Семью лидера иранской революции аятоллы Рухоллы Хомейни представлял лишь его сын Моджтаба. Другие члены пользующегося значительным влиянием в Иране семейства своим присутствием церемонию не почтили.

Многозначительным выглядит и другое отступление от церемониала четырехлетней давности.

Аятолла Хаменеи остановил президента, бросившегося к нему в объятья, не позволив тому поцеловать руку, как в прошлый раз. Ахмадинеджад после секундной заминки довольствовался поцелуем плеча духовного лидера. Не стал аятолла и целовать президента в обе щеки.

Государственное агентство IRNA объяснило конфуз простудой Ахмадинеджада, якобы тот по собственной воле не стал целовать Хаменеи, боясь заразить вождя. В отличие от западных СМИ, Сафаров не находит в этом особенного подтекста: «В протоколе церемонии не прописано никаких обязательств проявлять какими-то жестами радушие».

Объявление об утверждении президентом Ахмадинеджада активисты оппозиции встретили на улицах. Они избрали новую тактику — ночных митингов, которые полиции и дружинникам-басиджам труднее разгонять. С вечера и до раннего утра в Тегеране и крупнейших городах страны Тебризе, Исфахане, Кермане и Мешхеде вновь прошли стихийные беспорядки. Крупнейшие акции протеста, собравшие до нескольких десятков тысяч человек, состоялись в столице.

Каруби в интервью испанской газете El Pais обещает правительству Ахмадинеджада несладкую жизнь. «Ни Мусави, ни я не сходим с дистанции. Мы продолжим протесты и никогда не пойдем на сотрудничество с этим правительством. Мы не будем наносить вредить ему, но мы будем критиковать то, что оно делает», — заявил политик-реформист.

В среду состоится инаугурация Ахмадинеджада перед членами меджлиса. После этого у президента будет две недели, чтобы сформировать свой кабинет министров (поста премьера в Иране не существует) и назвать восьмерых вице-президентов, которые также являются членами правительства.

У президента уже возникли проблемы с консервативным лагерем, когда он попытался приблизить к себе давнего соратника и близкого родственника Эсфандияра Рахима Машаи, назначив его первым вице-президентом. После недельных препирательств с избранным президентом Хаменеи предал огласке письмо на имя Ахмадинеджада, в котором требовал отставки Машаи. Сафаров называет такое поведение президента «беспрецедентным». «Это попытка вести самостоятельную линию, но это не признак раскола в отношениях между Ахмадинеджадом и Хаменеи», — считает он.

Два лидера государства совершили размен. В отставку были отправлены то ли два, то ли четыре министра, среди которых глава госбезопасности Голлям-Хосейн Мохсени Эжжеи. Эти люди, напоминает Сафаров, «выходцы из круга аятолл».

«Да пребудет с Вами мир. Отсылая Вам копию письма об отставке господина инженера Эсфандияра Рахима Машаи… с поста первого вице-президента, сим информирую Вас в соответствии со статьей 57 Конституции, что (требование) Вашего письма исполнено», — ответствовал Ахмадинеджад аятолле.

«Тон этого письма необычен и беспрецедентен, — пишет в газете The Asia Times политический аналитик Шахир Шахидсалес. — В нем нет обычных восхвалений или стандартных формул уважения на фарси, оно определенно звучит бесцеремонно. Хуже всего концовка — «Да продлится Ваша слава долго», которая, если ее читать в контексте, может звучать как саркастическое «Удачи!».

Многие наблюдатели констатируют и продолжающие ухудшаться отношения между Ахмадинеджадом и нынешним спикером меджлиса Али Лариджани. В 2005–2007 годах Лариджани, считавшийся креатурой Хаменеи, занимал пост секретаря Высшего совета национальной безопасности и, соответственно должности, защищал иранскую ядерную программу на международной арене. Однако его умеренность на переговорах не понравилась Ахмадинеджаду, и в октябре позапрошлого года он был заменен на более близкого президенту Саида Джалили.

Выиграв в марте 2008 года выборы по избирательному округу в Куме, духовном центре иранского богословия, он — опять же при поддержке духовного лидера — занял кресло спикера меджлиса. Его прочили в кандидаты на президентский пост, но Лариджани не стал участвовать в гонке. «Он не пошел в президенты, поскольку этого не хотел Хаменеи, заранее благословивший переизбрание Ахмадинеджада», — напоминает Сафаров.

Неожиданный размах акций протеста после объявления результатов выборов 12 июня заставил Лариджани очень осторожно вести себя с Ахмадинеджадом. Он не пропустил ни одного государственного мероприятия, где согласно протоколу требовалось его присутствие, но в частном порядке свел число встреч с президентом до минимума, подчеркивает российский эксперт. На приеме, устроенном 24 июня Ахмадинеджадом по случаю своей победы, Лариджани вместе со ста депутатами-консерваторами не появился.

Иранские оппозиционеры, в частности блогер arashkamangir33, утверждают в микроблогах Twitter, что им удалось захватить в плен нескольких басиджей и заполучить их рации. По данным радиоперехвата, Лариджани и Джаннати со всеми возможными мерами безопасности отправились на вертолете в Кум для проведения переговоров со скептически настроенными в отношении Ахмадинеджада богословами. Это сообщение было моментально растиражировано в сотнях твиттер-аккаунтов.

Джаннати, ранее провозглашавший, что «демоны (то есть реформистская оппозиция) не пройдут», был ответственен за подсчет голосов на выборах и от него зависело, насколько «чистой» будет выглядеть победа Ахмадинеджада. Но будучи человеком Хаменеи, он поспешил откреститься от односторонних шагов уже избранного президента. «Прежде чем назначать министров, правительство и парламент должны обсудить ту или иную кандидатуру. Недавние назначения и увольнения в кабинете вызвали недовольство в народе», — прокомментировал он ситуацию с перестановками в правительстве.

Джаннати, указывают иранские блогеры, во время церемонии утверждения президентом сел на место, которое отводилось отсутствующему Рафсанджани. «Это знак перемен», — говорится на одной из независимых иранских интернет-площадок.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть