Неправильно поняли? Боярский объяснил слова о дочери

Боярский оправдался за слова о дочери

Актер Михаил Боярский пояснил свое скандальное высказывание об актерской карьере собственной дочери Елизаветы. В частности, артист дал понять, что его рассуждения были скорее философскими — и в целом его неправильно поняли.

Народный артист РСФСР Михаил Боярский оправдался за свое высказывание о дочери Елизавете, вызвавшее общественное негодование в его адрес. Рассуждения о том, что удел наследницы — семья, а не актерство, вызвали большой резонанс среди россиян. В инстаграме, который ведется от имени актера, чуть ли не под каждой фотографией можно найти обвинения в сексизме и грубые оскорбления.

В интервью порталу «Аргументы Недели» Боярский, впрочем, пояснил, что его слова были неправильно поняты.

«Меня спросили: «Какими ролями Лизы вы гордитесь?» Я ответил, что горжусь тем, что у нее есть дети и она хорошая мать, так как считаю, что итог всей жизни — это семья. Для меня и Сергей, и Лиза — главные заслуги, а не роли в кино и песни», — подчеркнул актер.

Артист также предположил, что рано или поздно все актеры приходят к пониманию истинных ценностей.

«Юношеский азарт, увлечение театром и кино должно быть временным явлением, как мое увлечение рок-н-роллом. Все должно успокоиться, и нужно отдать должное тому, зачем мы пришли на этот свет. — продолжил он. — Наверное, есть люди, которые целиком посвящают себя Мельпомене, но, как правило, у них у всех несчастные семьи. Когда подводишь итог и говоришь: «Я добился…» Чего добился – что в иллюзионе здорово притворялся? Ну что ж – если в этом смысл… Для меня он в семье».

Вместе с тем — отвечая на вопрос о постановке «1926», в которой его дочь Елизавета Михайловна вместе с Анатолием Белым играют Марину Цветаеву и Бориса Пастернака соответственно, Боярский признался, что смотрит на это с удивлением. «Сам бы не смог сделать такого никогда. Я консервативный человек и очень-очень сложно понимаю всякие новшества. — подчеркнул актер. — То, что они сделали, я не до конца принял, потому что у нас разные вкусовые рецепторы. Но они молодцы — потратить такое количество сил и внимания, ведь нужно было вчитаться, вдуматься, понять поэзию, время».

По словам Боярского, ему не особо понятно многое из того, что делает его дочь.

«Я остановился в том времени, в котором жил, и представляю себе театр таким, каким он мне представлялся. — сказал он. — Теперь мне кажется, что все лучшее прошло, — это печальная констатация факта. Понимаю, что не прав, но мне некуда деваться. Кроме «Битлз», спектаклей Товстоногова и Владимирова, я лучшего ничего не знаю».

На вопрос о том, как он относится к факту, что его супруга Лариса Луппиан стала художественным руководителем Театра им. Ленсовета, Боярский поделился некоторыми подробностями этого события. По его словам, когда женщине предложили эту должность в первый раз, она отказалась.

«С приходом молодых режиссеров концептуальный театр стал главенствовать везде, я не борюсь с этим, потому что это бессмысленно, но Лариса считает, что традиции, которые были заложены тогда, могут возродиться. — рассказал Боярский. — Она хочет сделать так, чтобы Театр Ленсовета сегодня был доступен не только молодежи, но и взрослому зрителю».

При этом актер дал понять, что не переживает за жену — и уверен, что она с этой должностью справится.

«Я больше думаю о том, что родился тогда, когда был театр Товстоногова, Владимирова, Любимова. Все это уже исчезло, и это возродить практически невозможно», — подчеркнул артист.

Напомним, что скандальное заявление Боярский сделал во время интервью на YouTube-шоу «А поговорить?» минувшей весной. На вопрос о том, какой ролью своей дочери он гордится, артист дал исчерпывающий ответ.

«Да никакой не горжусь. Что мне гордиться? Пускай сама разбирается со своей судьбой, профессией. Она получила то, что хотела. Я просто очень рад, что у нее двое детей, и что рано или поздно она поймет, что все, чем она занималась, — это романтическая юность, — заявил актер. — Если она хочет быть полноценной женщиной, то да. Я не видел счастливых актрис, даже [Элину] Быстрицкую взять, — ни детей, ни достойного ухода. Мучения, одиночество».