Смерть Мельпомены: почему классический театр уходит в прошлое

«Газета.Ru» о судьбе классического драматического театра в России

Традиционный драматический театр в последние годы все меньше вызывает интерес со стороны зрителя. Об этом говорят многие признаки, включая список лауреатов «Золотой маски», среднюю посещаемость и медийную повестку. «Газета.Ru» объясняет, почему традиционный театр сдает свои позиции и все меньше привлекает аудиторию.

Разговоры о смерти театра велись еще сто лет назад. Тогда на фоне технологических изменений, развития кинематографа, а затем и телевидения казалось, что этот вид искусства себя исчерпал. Сейчас в это сложно поверить, ведь театр переживает свое второе рождение. Поиск новой формы, синтез различных искусств — современный театр, в отличие от традиционного, ищет и пробует, и по-большому счету напоминает настоящий художественный эксперимент.

Однако провести четкую грань между традиционным и современным театром довольно сложно. Взять хотя бы Кирилла Серебренникова. С одной стороны, режиссер взаимодействует с классическим пьесами, вроде «Сна летнюю в ночь» Шекспира или «Маленьких трагедий» Пушкина, однако интерпретирует их по-своему.

Так, работая над таким, на первый взгляд, хрестоматийным произведением Пушкина, Серебренников переносит историю в XXI век, лихо и местами радикально меняет сюжетную канву оригинала. Кроме того, постановщик привлек к участию и «героев» современности — например, рэпера Хаски, исполнившего в перерыве между трагедиями несколько песен.

Еще один отечественный режиссер-интерпретатор — Константин Богомолов в 2014 году поставил в «Ленкоме» пушкинского »Бориса Годунова». В ней ныне худрук Театра на Малой Бронной меняет обстоятельства времени и места, всячески манипулируя сознанием зрителя: так, Русь 1597 года существует параллельно с Польшей 1979-го, а молодые люди в футболках «Beatles» скандируют знаменитые строчки из песни Макаревича «Не стоит прогибаться под изменчивый мир».

Важным элементом современного театра оказывается интерактивность или взаимодействие со зрителем. Таким, например, является иммерсивный театр (в переводе с английского immersive означает «погружающий»). Здесь зритель становится полноправным участником происходящего, а спектакль разворачивается вокруг него. В отличие от традиционного театра сайт-специфический (или пространственно-ориентированный) отказывается от наличия сцены как от некого постулата. Например, петербургский стрит-арт-театр «Театр. На вынос» ставит постановки прямо в метро и на улицах города. Как рассказал «Газете.Ru» один из его режиссеров, Максим Карнаухов, театр, «как никакое другое искусство», должен быть в диалоге с современностью:

«Это дает нам свободу как режиссерам. В процессе производства спектакля мы стараемся выводить на первый план творчество, эксперимент. Задача в том, чтобы доказать, что театром можно заниматься, не входя при этом в какие-то специальные, замкнутые театральные комьюнити. Можно просто выйти на улицу и что-то сыграть. Это просто и интересно».

Среди направлений современного театра особой популярностью пользуется документальный.

Несмотря на жанровое разнообразие современного театра, вопрос о том, насколько отечественный зритель готов к подобным экспериментам, остается открытым. По данным ВЦИОМ за март 2019 года, россияне действительно стали чаще посещать театры. При этом самым любимым остается Большой театр (12%). В топ-3 также вошли «Современник» (6%) и Мариинский театр в Санкт-Петербурге (4%). Примечательно, что о том же Серебренникове как о режиссере и руководителе московского «Гоголь-центра» на фоне его ареста в 2017 году знали лишь 14% опрошенных. Хотя о громком деле как таковом знали 62%, вот только мало кто в него вникал.

С другой стороны театральный истеблишмент вовсю смотрит на экспериментаторов и искателей новой формы, все больше отдаляясь от классической. О том, что современный театр потихоньку вытесняет традиционный говорит и список лауреатов прошедшей в апреле «Золотой маски».

Серебренников, к слову, получил сразу две награды — за балет «Нуреев» и драму «Маленькие трагедии». Главная награда в номинации «Лучший спектакль» ушла к Виктору Рыжакову и его спектаклю «Оптимистическая трагедия. Прощальный бал», который сами создатели называют «революционным».

К слову, Мариинский театр вообще не вошел в шорт-лист престижной премии. Классические постановки «Пиковая дама» и «Маскарад» не были номинированы ни в одной категории. А ведь «Мариинка» оказалась на третьем месте, по результатам опроса ВЦИОМ.

Возникает подозрение, что сами опрашиваемые далеко не всегда называют действительно любимый театр, а просто бросают название, которое первым приходит в голову. Ну а в рейтинге узнаваемости безусловно и Мариинский, и Большой находятся впереди планеты всей. Не исключено даже, что кто-то по старой памяти произносил название «Кировский».

А то, что «Щелкунчик» и «Лебединое озеро» до сих пор лидируют в списках самых запомнившихся театральных посещений, говорит лишь о хорошей памяти людей, когда в детстве ходивших на эти балеты. Да и «Щелкунчик» уже превратился в некое светское мероприятие с участием высокопоставленных лиц.