«Еще не остыл в чашке чай»: как умерла Людмила Гурченко

Садальский рассказал о последних минутах Гурченко

Российский актер Станислав Садальский напомнил в своем инстаграме о восьмой годовщине смерти народной артистки СССР Людмилы Марковны Гурченко. Он рассказал грустную историю о последних минутах жизни актрисы и призвал подписчиков не откладывать любовь на завтра.

Советский актер Станислав Садальский в своем инстаграме напомнил о восьмой годовщине смерти легендарной актрисы Людмилы Гурченко.

Он привел слова супруга покойной артистки Сергея Сенина о том, что в день смерти ей приснился сон, что она встала.

«И, действительно, после полутора месяцев обездвиженности из-за перелома шейки бедра Люся встала и сделала пару шагов. И вот, через несколько часов после такой радостной победы — внезапный, трагический финал. — написал Садальский.

— Почти мгновенная смерть: еще не остыл в чашке чай, который она собиралась пить».

Артист написал о попытке Сергея Михайловича реанимировать Людмилу Марковну до приезда врачей, но скорой из-за пробок потребовалось двадцать минут, чтобы добраться до них, несмотря на то, что водитель рискнул, срезав путь и развернувшись на Садовом кольце в неположенном месте.

«Слово «счастье» похоже на «сейчас», а потому оно не может быть чем-то постоянным, — говорила Люся. Она, как всегда, права. Любите друг друга сегодня, завтра можете не успеть», — заключил Садальский.

Подписчики в комментариях добрыми словами и воспоминаниями выразили свою любовь и уважение к ушедшей в 2011 году народной артистке СССР: «Глыба русского кинематографа. Вечная ей память», «Второй такой нет и не будет! Людмила Марковна создала себя по сантиметру. Легкая, блистательная», «Уже восемь... Незабываемая и потрясающая. С таким огнем в глазах».

Также было написано много добрых слов в адрес супруга Гурченко. Один из подписчиков предположил, что он был единственным мужчиной, который любил ее по-настоящему.

Ранее Садальский в своем инстаграме раскритиковал юмориста и телеведущего Максима Галкина. Основные претензии актера относились к качеству телепередач с участием Галкина, который, по мнению Станислава Юрьевича, недостаточно талантлив.

«Вот такое гуано мы 20 лет и смотрим... Макс, не говорите ерунды! Когда будет у талантливых людей Российской Федерации свободный доступ на ТВ как у вас, — даже не знаю, за какие заслуги вы ведете бездарные, как и вы, шоу вроде «Звезды гипноза», «Максим-Максим» (передачи стыдливо убирают за отсутствием зрителей), — тогда посмотрим, кто талантлив, а кто Галкинпомет», — возмутился актер.

Уже не первый раз телеведущий попадает под крепкое слово Садальского. Совсем недавно он выступил с критическим заявлением, спровоцированным скандальной историей о подготовке взрыва на концерте Филиппа Киркорова в Махачкале.

По словам одного из обвиняемых по делу, он занимался не подготовкой теракта, а выполнял заказ на убийство российского «поп-короля», полученный якобы от Максима Галкина. Как аргумент он привел необузданную ревность Галкина к бывшему мужу его супруги Аллы Борисовны Пугачевой. Обвиняемый надеялся на очную ставку со всеми «вовлеченными» в дело знаменитостями, однако руководство МВД ему в этом отказало. По мнению сотрудников ведомства, таким образом, мужчина пытается затянуть следствие и уйти от ответственности.

«По эпизоду с концертом мой подзащитный отказался признать вину и заявил следствию, что совершать террористический акт не собирался и что его целью было убийство Киркорова. Кроме того, [обвиняемый] Хидирнеби Казуев настаивает, что он и другие обвиняемые отказались совершить убийство посредством взрывного устройства, поскольку поняли, что будет много жертв», — приводит слова адвоката Казуева «Интерфакс».

Когда о выдвинутых в свой адрес обвинениях узнал сам Галкин, он опубликовал в своем инстаграме видеообращение, в котором объяснил слова Казуева «весенним обострением» и заострил внимание на размере суммы, которая, по его мнению, унизительно мала.

«У меня только одна просьба: не беспокойте Филиппа. Он очень расстроен, что так дешево», — иронизировал Максим Галкин.

Киркоров, в свою очередь, назвал слова Казуева враньем и выразил сожаление в связи с необходимостью это комментировать.