Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Европа, которую мы потеряли

Как «Евровидение» стало самым популярным музыкальным шоу

Heinz-Peter Bader/Reuters

Россия впервые с 1999 года не будет участвовать в музыкальном конкурсе «Евровидение» из-за отказа Украины пустить в Киев российскую певицу Юлию Самойлову. «Газета.Ru» вспоминает, с чего начинался этот конкурс и почему он считается самым популярным телевизионным событием в мире.

Музыкальный конкурс эстрадной песни «Евровидение» довольно гордо носит звание самой популярной неспортивной передачи. Огромная аудитория (в последние годы шоу смотрит свыше 200 млн человек) из нескольких десятков стран, причем не только из Европы (с 2015 года, например, участником конкурса стала Австралия), очень неплохие телевизионные рейтинги — в общем, право считать свой проект лучшим в жанре у организатора «Евровидения», Европейского вещательного союза (ЕВС), имеется.

Такое разное «Евровидение»

Лиз Ассиа, первая победительница «Евровидения» Wikimedia Commons
Лиз Ассиа, первая победительница «Евровидения»

Слово «Евровидение» (в оригинале — Eurovision) появилось в начале 1950-х стараниями британского телекритика Джорджа Кэмпея (George Campey) в связи с созданием системы обмена телевизионными программами между компаниями, которые входят в ЕВС (European Broadcasting Union — EBU). Своими первыми успехами «Евровидение» по праву называло международную трансляцию коронации Елизаветы Второй в 1953 году, да и сейчас у ЕВС много проектов — конкурсы танцоров, хоров и циркачей, игровое телешоу (Games Without Frontiers) и даже собственный спортивный чемпионат.

Но говорить о популярности чего-либо, кроме песенного конкурса «Евровидение», пожалуй, преждевременно.

В первой инсталляции конкурса (в 1956 году), образцом для которого был выбран конкурс итальянской песни в Сан-Ремо, а участвовали представители всего семи стран — Бельгии, Италии, Люксембурга, Нидерландов, Франции, ФРГ и Швейцарии. Победила тогда Швейцария (эта страна и принимала первое «Евровидение»), но за отсутствием каких-либо традиций и устоявшихся правил на следующий год, в 1957-м, конкурс переехал в ФРГ. Удивительно, что в ЕВС от идеи проводить конкурс песни не отказались еще тогда, а продолжали из года в год трудиться над тем, чтобы он превратился в нечто большее, чем просто определение лучших певцов континента.

В СССР «Евровидение» предпочитали не замечать. Вместо ЕВС советское телевидение было членом другого союза — OIRT (Organisation Internationale de Radiodiffusion et de Télévision, международная организация радиовещания и телевидения). Правда, у ЕВС и OIRT был общий предок — созданный еще в конце 1920-х годов Международный вещательный союз (МВС, IBU), который раскололся после Второй мировой — вслед за всем миром — на капиталистическую и социалистическую часть.

У OIRT была собственная телесеть — «Интервидение», которая пыталась создать собственный музыкальный конкурс, аналогичный «Евровидению», на базе фестиваля песни в Сопоте.

Но «Интервидение» вообще проводилось всего четыре раза (с учетом сочинского в 2008-м — пять), а как система закончилось в начале 90-х — ее участники вошли в состав ЕВС.

«Евровидение» развивалось, не особо замечая потуг возможных конкурентов. К середине 70-х участников конкурса набиралось уже два десятка, а в начале 90-х, когда к «Евровидению» присоединились страны Восточной Европы и бывшего СССР, их количество увеличилось скачкообразно. Какое-то время ЕВС едва ли не в приказном порядке удерживал их число (например, в 1996-м был проведен специальный квалификационный раунд) на определенном уровне, но уже в нулевых вынужден был менять правила конкурса. В 2004-м впервые был проведен полуфинал (36 стран-участниц), с 2008-го полуфиналов стало два, а количество певцов на конкурсе достигло 43 (в Сербии-2008, Германии-2011 и в этом году на Украине).

В общем, эксперимент оказался удачным, и уже сейчас при упоминании о «Евровидении» нужно уточнять, что имеется в виду именно система, а не конкурс песен. Всего в ЕВС сейчас состоят 73 теле- и радиокомпании из 56 стран, а еще 34 (из двадцати стран) имеют статус ассоциированных членов. И, помимо совершенно не европейской Австралии, в конкурсе могут начать соревноваться Китай или Казахстан — если, конечно, существующий формат их устроит.

Проснуться знаменитым

Селин Дион на конкурсе «Евровидение», 1988 год Wikimedia Commons
Селин Дион на конкурсе «Евровидение», 1988 год

Секрет популярности «Евровидения», пожалуй, в том, что это едва ли не единственный международный конкурс исполнителей. Фестиваль в Сан-Ремо смог выйти на международный уровень только тогда, когда итальянские песни оказались модными. Но мода, как и положено, быстро прошла, и Сан-Ремо снова возвратился в состояние чисто итальянского междусобойчика — все знают, что он проходит ежегодно, но в целом мало кого волнует, кто там победил и с какой песней.

Кстати, эту особенность Сан-Ремо «Евровидение» скопировало с прилежанием очень старательного ученика.

Большинство даже тех, кто внимательно смотрел конкурсы последних лет, вряд ли напоет композиции, с которыми выигрывали даже очень медийные победители — вроде австрийки Кончиты Вурст. Чаще всего выигрышная песня представляет собой очень невыразительный стандартный европоп — с похожими мелодиями (временами их даже пишут одни и те же композиторы) и незапоминающимися текстами. И это, пожалуй, одна из главных традиций «Евровидения», которая нарушалась считаное количество раз — когда, например, шведская группа ABBA привезла свой будущий хит «Waterloo» или когда победили финские рокеры Lordi с удивительным номером «Hard Rock Hallelujah».

Вообще для единственного международного музыкального конкурса «Евровидение» подарило миру очень мало звезд.

Общеизвестными примерами того, что для победителя проснуться знаменитым после участия в «Евровидении» все же возможно, являются шведская группа ABBA и Селин Дион. Но любопытно, что ABBA тоже — в свою очередь — популяризовала «Евровидение» как шанс для новичков пробиться на европейской сцене. Кстати, победу шведов нельзя было назвать однозначной — группа набрала 24 балла (пятерку им дали только Финляндия и Швейцария), а занявшая второе место итальянка Джильола Чинкветти получила 18 очков. И будь жюри пары стран более благосклонны к уже побеждавшей на «Евровидении» (в 1964 году) певице, триумф ABBA мог бы и не состояться (но звездами они бы стали, наверное, при любом исходе).

Один раз в год

Группа ABBA на конкурсе «Евровидение», 1974 год Olle Lindeborg
Группа ABBA на конкурсе «Евровидение», 1974 год

Конкурс «Евровидение» формально идет целый год — он начинается практически сразу после завершения предыдущего и завершается финалом и определением победителя. Но большая часть процесса скрыта от зрителей. ЕВС утверждает страну-хозяйку (как правило, это страна, представитель которой и выиграл), контролирует выбор города проведения и площадки (она должна удовлетворять довольно суровым требованиям), утверждает конкурсантов.

И когда речь заходит о «Евровидении», то имеется в виду всего лишь одна майская неделя.

С 2008 года из-за большого количества участников соревнования проходят в три этапа — полуфиналы во вторник и четверг и финал в субботу. Концертов, правда, получается, шесть — каждому шоу с голосованием предшествует генеральный прогон, на который тоже можно купить билет и увидеть все то же самое, только без определения финалистов или победителя. Прогоны введены по требованиям телевидения — прямая трансляция подразумевает отсутствие времени на исправление каких-либо ошибок (например, в освещении сцены), поэтому нужны тренировки.

Телерадиокомпании разных стран по возможности стараются увеличить эту неделю — хотя бы с помощью отборочных конкурсов, на которых и определяется представитель страны на «Евровидении». Например, Швеция с 1958 года проводит отбор с помощью Melodifestivalen (группе ABBA тоже пришлось его выиграть), который сам по себе стал явлением шведского телевидения и одной из самых популярных программ в стране.

Но все равно растянуть подготовку к «Евровидению» на целый год не удалось никому (кроме страны-хозяйки, разумеется).

«Евровидение» уступает Победе

Парад Победы в Москве, 9 Мая 2015 года Wikimedia Commons
Парад Победы в Москве, 9 Мая 2015 года

«Евровидение» же со временем — несмотря на рост аудитории и, как следствие, популярности, — превратилось в своеобразный трамплин для музыкантов, которым настало время заявить о себе на новом уровне и для новых зрителей. Профессионалы сцены к «Евровидению» традиционно относятся очень строго, но иногда принимают в нем участие — и речь не о Филиппе Киркорове или Алле Пугачевой, а, например, о вполне узнаваемых на международном уровне британцах Энгельберте Хампердинке (25-е место в финале 2012 года) или Бонни Тайлер (19-е место в 2013 году). А совсем давно, в 70-е, Великобритания отправляла на «Евровидение» и Клиффа Ричардса, и Оливию Ньютон-Джон, и группу The Shadows, которые занимали очень высокие места (хотя и не побеждали).

Что касается телевизионного успеха «Евровидения», то это шоу не является таким уж несомненным лидером.

В России конкурс иногда совпадает с Днем Победы — и катастрофически проигрывает параду на Красной площади. Так было, к примеру, в 2014 году, когда парад смотрели 10,6% потенциальных телезрителей (а совместная доля Первого канала и «России 1», по данным «Медиаскопа» по аудитории 4+, составила 63,2%), а финал «Евровидения» занял только десятое место среди самых популярных программ в России (рейтинг 5,2% и доля 31,5%). В 2016-м Парад Победы снова стал лидером (на Первом канале его смотрели 11,2%, а доля была 41,3%), тогда как финал «Евровидения» по итогам недели оказался только третьим (8,1% и 37,2%).

Правда, в 2015 году, когда «Евровидение» проводилось с 19 по 23 мая и с Днем Победы в телеэфире не пересекалось, финал конкурса (Россию представляла Полина Гагарина, ставшая второй) оказался первым в рейтинге самых популярных программ (рейтинг 6,8%, доля 31,6%).

В этом году «Евровидение» снова совпадает с 9 Мая.

В этот день проводится первый полуфинал, и если бы в России конкурс показывали бы, он наверняка снова проиграл это соревнование по итогам недели. Но Первый канал уже отказался от трансляции «Евровидения-2016» — после первого за 60 лет истории конкурса недопуска участника в страну-хозяйку и признания ЕВС в невозможности разрешить ситуацию. Это может сказаться на участии России в конкурсе следующего года (куда по договоренности между Первым и «Россией 1» снова будет заявлена Юлия Самойлова) — правило о санкциях за отказ показывать шоу (Россию уже наказывали за это в 1998-м) отменено, но все решения принимают руководящие органы ЕВС и только после проведения конкурса текущего года. И тогда снова раздадутся призывы организовать собственное «Евровидение» — от тех, кто забыл печальный опыт «Интервидения» и кто не понимает, что для наработки соответствующего авторитета нужно как минимум 60 лет и участие чуть ли не всей Европы.