Пенсионный советник

Таганка, до востребования

В Театре на Таганке завершился проект «Группа юбилейного года»

Николай Берман 23.06.2014, 19:10
Кадр из спектакля «1968. Новый мир» Facebook/Группа юбилейного года
Кадр из спектакля «1968. Новый мир»

В Театре на Таганке завершился проект «Группа юбилейного года» — серия спектаклей и выставок, подготовленных молодыми режиссерами, художниками и театроведами, выпускниками «Школы театрального лидера». «Газета.Ru» вспоминает главные удачи, победы и поражения «Группы» и подводит итоги этого опыта, не имеющего аналогов в истории русского театра.

Обновление и переформатирование Театра на Таганке стало дипломным проектом нескольких выпускников первого набора «Школы театрального лидера». Возглавляют группу режиссер Дмитрий Волкострелов и художница Ксения Перетрухина; также в нее входят режиссер Семен Александровский, драматург и режиссер Андрей Стадников, театроведы Елизавета Спиваковская и Анна Банасюкевич, продюсер Анастасия Могинова. В своем дипломе они предлагали проект — возможно, утопичный — превращения театра в подобие музея, который осмыслял бы прошлое Таганки и ее значение в российской культуре и вместе с тем переводил бы историю театра в контекст современности.

Эта концепция очень понравилась руководителю департамента культуры Москвы Сергею Капкову, и он дал им шанс воплотить ее в жизнь.

Волкострелов и его команда пришли в театр на один сезон, превратились в «Группу юбилейного года» и получили возможность делать практически все, что захотят. Впрочем, когда участники группы увидели ситуацию в театре изнутри, им стало понятно, что в первоначальном виде идея неосуществима.

Всего «Группа» сделала четыре спектакля, три выставки и один драматургический фестиваль.

Все эти проекты строились на изучении разных моментов из прошлого как самого театра, так и нашей страны, на рефлексии о Театре на Таганке как культурном феномене и попытке взглянуть на его бурную судьбу с позиции сегодняшнего дня.

С самого начала работы «Группа юбилейного года» попала в очень сложную ситуацию и была вынуждена работать при сильном противодействии. Участники группы и их идеи были встречены в штыки частью коллектива Таганки — театра, который даже в лучшие времена был всегда в центре интриг, скандалов и междоусобиц, в котором всегда жила энергия актерского бунта. Истерика, раздутая вокруг прихода в театр молодых людей — всего-то на один год, — выглядела так, словно сейчас 1943 год, и в театр назначили худруком сподвижника Гитлера. Проблемы возникали и с руководством театра. И все же в этих условиях участникам группы удалось добиться максимально возможных результатов.

Труднее всего было в первые месяцы.

Казалось, что на каждое новое событие и члены группы, и их «болельщики», и их разоблачители выходили, как на войну.

«Попытка альтернативы»

Кадр из спектакля “Попытка альтернативы” Facebook/Группа юбилейного года
Кадр из спектакля “Попытка альтернативы”

Самый большой резонанс вызвала первая акция, открытие придуманной Ксенией Перетрухиной выставки «Попытка альтернативы». Фойе театра изменилось до неузнаваемости.

Вместо портретов актеров — слова. Размышления, монологи, реплики и цитаты о судьбе Таганки, ее месте в истории, поиске нового лица, смысле и бессмысленности современного искусства. Что-то в этих высказываниях казалось наивным, что-то — возможно, на самом деле немного вызывающим. Часть актеров театра и примкнувшие к ним представители «защитников традиционных ценностей» из числа зрителей пришли не смотреть на выставку, а бороться с ней. Они «лезли на амбразуру», переходили на крик и на личности, обвиняли злостных «пришельцев» во всех смертных грехах.

На фоне этого скандала сама выставка и ее важный смысл потерялись, ушли на второй план; фактом обсуждения делался прежде всего сам приход в театр «Группы юбилейного года» и необходимость для одних защитить ребят, для других — втоптать их в землю.

«Репетиция оркестра»

Кадр из спектакля “Репетиция оркестра” Facebook/Группа юбилейного года
Кадр из спектакля “Репетиция оркестра”

Второй скандал случился с первой премьерой группы — спектаклем Андрея Стадникова «Репетиция оркестра». Он строился примерно на тех же мотивах, что и «Попытка альтернативы».

Молодые люди входят в когда-то прекрасный, теперь полузаброшенный, огромный старый дом, пытаются в нем осмотреться, узнать, что в нем происходило, и вдохнуть в него новую жизнь.

Такой напряженной атмосферы, как на этом спектакле, очень давно не было ни на одной московской премьере.

Люди в голос выражали свое недовольство, кричали, перемещались по залу, вступали в перепалку с актерами — причем порой казалось, что это, возможно, часть спектакля.

Тихие голоса актеров были восприняты как непрофессионализм, проникновенные разговоры об искусстве — как признание в собственной беспомощности, граничащее с наглостью и вызовом. Но проблема, возможно, была и в том, что спектакль не вполне принимал в расчет зрителя, существовал отчасти как бы помимо него и совсем не ориентировался на обычную публику Таганки. К следующим показам спектакль стал лучше, шел и смотрелся совсем иначе.

«Присутствие»

Кадр из спектакля “Присутствие” Facebook/Группа юбилейного года
Кадр из спектакля “Присутствие”

Первой безусловной удачей группы стал спектакль Семена Александровского «Присутствие» — наверно, единственный из всех проектов, который не ставил своей целью сложную и глубокую рефлексию над прошлым.

Прежде всего, «Присутствие» — это искреннее и нежное признание в любви Юрию Любимову, Театру на Таганке, его идее, его судьбе.

И отдельно взятому спектаклю — «Доброму человеку из Сезуана», с которого Таганка началась 50 лет назад.

Александровский сработал в уникальном театральном жанре — спектакль о спектакле. Он решил исследовать сам феномен театра как такового. На сцене — молодые актеры. Две актрисы, Мария Матвеева и Галина Трифонова, играют сейчас в «Добром человеке» главную роль, проститутку Шен Те. В «Присутствии» они произносят ее монологи одновременно с игравшими ее раньше Зинаидой Славиной и Людмилой Селютиной, которые появляются на видео.

Времена встречаются в игре актеров и сознании зрителей, слышащих голоса тех, кто находится на сцене, вживую, а прошлых исполнителей — только в наушниках.

«Присутствие» — о принципиальной неповторимости театра, о том, что спектакль меняется с каждым днем, и что-то теряет, что-то приобретает. И этот спектакль был воспринят принципиально иначе, чем «Репетиция оркестра». И неудивительно — он, наверно, может не нравиться или не трогать, но при этом слишком мягок и тонок по своей ткани, чтобы вызывать возмущение. И именно на «Присутствии» произошло одно из самых важных событий «юбилейного года», которое уже само по себе можно считать огромным успехом группы.

На спектакль пришла Зинаида Славина, легендарная актриса, первая исполнительница Шен Те, давно уже играющая в «Содружестве актеров Таганки» и не переступавшая порог старой сцены разделенного театра.

Возможно, не всё в «Присутствии» ей было близко и понятно, но она приняла спектакль и долго говорила о нем на обсуждении. Лучшей похвалы работе Александровского не придумать.

«1968. Новый мир»

Кадр из спектакля «1968. Новый мир» Facebook/Группа юбилейного года
Кадр из спектакля «1968. Новый мир»

Только под занавес сезона выпустил свой спектакль Дмитрий Волкострелов — и он оказался единственным, не связанным напрямую с Театром на Таганке, но в то же время самым близким смыслово и тематически к спектаклям Юрия Любимова. «1968. Новый мир» — опыт взгляда поколения нулевых на поколение 60-х, спектакль об отдельно взятом годе, из которого рождается целая эпоха.
Волкострелов взял за основу спектакля тексты журнала «Новый мир» за 1968 год.

Критические и публицистские статьи, стихотворения, повести, рассказы. Актеры наперебой произносят отрывки из них, и из этого рождается шум времени, его фон, его подлинное звучание.

Интересно, что именно спектакль Волкострелова оказался ближе всего сегодняшнему дню — видимо, слишком похож 1968 год на эпоху, к которой мы приближаемся сейчас.

«Радио Таганка»

Кадр из спектакля «Радио Таганка» Facebook/Группа юбилейного года
Кадр из спектакля «Радио Таганка»

Последняя премьера «Группы юбилейного года», «Радио Таганка» — в каком-то смысле самый радикальный из ее проектов и уж точно наиболее близкий изначальной концепции преобразования театра.

Спектакль без актеров, только с их голосами в наушниках аудиогида. Театр как музей, по которому в одиночестве путешествует зритель, следуя инструкциям путеводителя.

«Радио Таганка» — спектакль-странствие по Таганке и ее истории, долгий путь по театру, грустно опустевшему, как поле после сражения. Главный герой — спектакль «Владимир Высоцкий», который театру категорически не давали сыграть, за разрешение которого Любимов долго боролся, и в конечном счете безрезультатно. Мы слышим все этапы его истории.

В фойе — прощание с Высоцким у стен театра. В репетиционном зале — первое обсуждение идеи спектакля.

Самый пронзительный, возможно, момент — в кабинете Любимова. Голос Юрия Петровича (его реплики озвучивает актер Тимур Бадалбейли, создающий удивительно точный и похожий на Любимова образ) снова и снова звонит по самым разным высокопоставленным номерам, пытаясь добиться, чтобы спектакль дали сыграть.

«Радио Таганка» — уникальная возможность стать свидетелем истории театра, которая творится пусть и не на ваших глазах, но в ваших ушах.

Правда, спектаклю чуть не хватает театральной плоти, он становится порой слишком умозрительным и описательным,

документальные тексты не всегда наполняются жизнью, а голоса актеров иногда звучат чересчур неестественно. И все же Александровский дает зрителю редкую возможность посуществовать внутри легендарного театра и всем телом ощутить его атмосферу, получить опыт переживания прошлого «Таганки» с ней рука об руку.

После юбилея

Вышло так, что в этом сезоне вокруг Таганки ломали копья не меньше, чем в год ее открытия. О спектаклях «Группы юбилейного года» спорят очень много — и это главный показатель ее успеха. Факт: впервые со времен возвращения Любимова в Россию в начале 90-х Таганка оказалась в центре театрального процесса и стала одной из главных тем для обсуждения не только в театре, но и в обществе.

Грустно и странно только одно — что уже сейчас «Группа юбилейного года», которая могла бы отлично продолжать начатое, покинет театр, и даже ее спектакли, возможно, больше не будут идти.