Пенсионный советник

Кольцо досталось немцам

В Германии открылся ежегодный Байройтский фестиваль

Ирина Ролдугина 26.07.2013, 12:26
Фестивальный дворец в Байройте bayreuther-festspiele.de
Фестивальный дворец в Байройте

В Германии открылся Байройтский фестиваль. Его центральным событием станет премьера тетралогии «Кольцо нибелунга» Рихарда Вагнера, 200-летие которого отмечается в этом году.

Открытие Байройтского фестиваля давно перестало быть сугубо музыкальным событием и принадлежит миру всей современной немецкой поп-культуры: по красной ковровой дорожке в Фестшпильхаус пройдут канцлер Ангела Меркель, президент Йоахим Гаук, а также знаменитости всех мастей и влиятельные бизнесмены; целый день немецкое телевидение будет смаковать сцены с официального открытия. На следующий день, когда официальные лица и статусные гости разъедутся, их места займут любители оперы и музыкальные критики со всего света. Кстати, первые ждали билетов годами: несмотря на то что благодаря государственным субсидиям они не астрономически дороги,

достать билеты вне официальных каналов практически невозможно.

В этом году Фестшпильхаус выглядит как обычно только издалека, на самом деле фасад покрыт расписным занавесом, который закрывает строительные леса. Здание будет ремонтироваться в течение года, что обойдется в 30 млн евро. Реконструкция виллы «Ванфрид», где теперь находится музей композитора, идет полным ходом. Впрочем, известно, что реконструкция никак не скажется на традиционных неудобствах, которые испытывает публика Фестшпильхауса и которые давно стали частью байройтской реальности:

вагнерианцы привыкли слушать многочасовые оперы в некондиционированном помещении, сидя на неудобных деревянных креслах.

Так задумал Вагнер еще на этапе проектировки театра: акустика не должна нарушаться посторонними шумами, а отсутствие декора объясняется не столько равнодушием композитора к роскоши, сколько стремлением прежде всего к функциональности.

В этом году на фестивале прозвучат три старые постановки: «Лоэнгрин» Ханса Нойенфельса и Андриса Нельсонса, «Тангейзер» Себастиана Баумгартена и «Летучий голландец», которым будет дирижировать любимец немецкой публики Кристиан Тилеманн. Именно «Голландец» прозвучит в день открытия. Для российской публики название этой оперы в контексте Байройта еще долго будет вызывать ощущение разочарования; и хотя далеко не все российские поклонники фестиваля или персонально бас-баритона Евгения Никитина могли позволить себе запланировать поездку в Байройт, многие на расстоянии радовались, что наконец-то российский певец попал в когорту избранных солистов этого престижного фестиваля.

Дебют не просто не состоялся, он отменился за четыре дня до премьеры.

Однако и в этом году у российской публики есть повод особенно пристально следить за фестивалем, тем более что радио «Орфей» будет вести трансляцию из Байройта в своем эфире в полном объеме — это около 30 часов музыки Вагнера. За пульт фестивального оркестра (Orchester der Bayreuther Festspiele) при исполнении самого масштабного произведения оперный музыки — тетралогии «Кольцо нибелунга» — встанет россиянин с австрийским паспортом Кирилл Петренко.

Новая постановка тетралогии в среднем происходит в Байройте каждые десять лет. Предпоследняя и нынешняя постановки становились громкими еще на стадии подготовки.

Премьеру 2006 года должен был готовить Ларс фон Триер, не раз публично признававшийся в особом отношении к музыке Вагнера, но спустя два года после начала работы он то ли ушел сам, то ли был уволен тогдашним руководителем фестиваля Вольфгангом Вагнером, внуком композитора.

Спешная замена на 80-летнего драматурга Танкреда Дорста, по общему мнению критики, для постановки оказалась крайне неудачной, но зато на ее фоне выгодно блистал оркестр под руководством Кристиана Тилеманна.

С нынешней постановкой «Кольца» произошла аналогичная история.

Новые руководительницы фестиваля Катарина Вагнер и Ева Вагнер-Паскье ангажировали Вима Вендерса, не имевшего опыта в оперной режиссуре, зато отметившего свой 65-й день рождения походом на «Парсифаль» в Байройте.

Спустя какие-то время стало ясно, что концепция Вендерса, видевшего сам спектакль лишь как матрицу для кинооперы, категорически противоречит принципам фестиваля, заложенным ещё самим Вагнером. Нет и ничего не может быть важнее вечера спектакля, опыта, исключающего посторонние задачи.

И на смену Вендерсу в тетралогию оказался вовлечен театральный режиссер Франк Касторф, слывший в ГДР «осквернителем классики» и критиком режима; фигура, которую еще полвека назад представить себе в Байройте было бы невозможно.

Не в деталях, но все-таки достаточно хорошо известна его режиссерская концепция «Кольца». Время и место действия — современный мир, главной чертой которого режиссер видит нефтяную зависимость. Каждая из опер имеет свое географическое пространство: Техас («Золото Рейна»), Баку («Валькирия»), ГДР («Зигфрид») и Уолл-стрит («Гибель богов»).

Действие разворачивается в основном в открытом пространстве, а детали интерьера комнаты в мотеле или бензоколонки в основном создаются с помощью видеопроекции.

В отличие от Франка Касторфа Кирилл Петренко в роли музыкального руководителя «Кольца» был утвержден с самого начала, и именно от него публика и критики ждут музыкального откровения, пока что смакуя технику дирижирования маэстро: Петренко дирижирует без палочки, что большая редкость для руководителя симфонического оркестра. И вслух желая ему сил и здоровья: известно, что последние годы дирижер испытывал серьезные проблемы со здоровьем, это вынудило его отказаться от нескольких ангажементов.

Еще один дебют, который со страстью обсуждают вагнерианцы, появление первой англичанки в истории Байройта:

сопрано Кэтрин Фостер, бывшая акушерка и медсестра, проработавшая по специальности 15 лет, будет исполнять роль Брунгильды. Всего 6 лет назад она впервые исполнила эту партию, и на данный момент критики считают ее одной из лучших современных певиц этой роли.

Известно, что в одной из сцен «Кольца» на сцене появится радужный флаг, сменив флаг штата Техас. Критики спорят о значениях в контексте постановки: то ли это символ движения за мир, то ли символ ЛГБТ-движения, то ли отсылка к индийскому мистику Мехер Баба.