Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Предложение сломанной руки и сердца

«Красавица из трущоб» Майкла Уинтерботтома в прокате

Владимир Лященко 28.05.2012, 13:38
__is_photorep_included4603617: 1

В своем новом фильме «Красавица из трущоб» Майкл Уинтерботтом переносит в Индию действие романа Томаса Харди «Тэсс из рода д'Эрбервиллей».

Компания беспечных молодых людей во главе с наследником гостиничного бизнеса Джеем (Риз Ахмед) колесит по Индии и на излете каникул знакомится с красивой и скромной девушкой Тришной (Фрида Пинто). Вскоре после знакомства Тришна с отцом попадают в автомобильную аварию, и сломанная рука бедной красавицы оказывается меньшей из неприятностей: глава семейства прикован к постели, за разбитый джип нужно выплачивать кредит. Джей незамедлительно предлагает пострадавшей работу в одном из отелей отца (Рошан Сет), где молодой человек пробует свои силы в качестве управляющего. Благородное предложение медленно, но верно превращается в опасное сближение.

Завсегдатай Каннского кинофестиваля британский режиссер Майкл Уинтерботтом («Тристрам Шенди: История петушка и бычка», «Круглосуточные тусовщики», «9 песен», «Чудесная страна», «Добро пожаловать в Сараево») переносит в современную Индию действие романа Томаса Харди «Тэсс из рода д'Эрбервиллей».

В викторианской трагедии крестьянка со сложной родословной последовательно становилась жертвой классового неравенства и двойных стандартов в отношении общества к добрачному сексу у мужчин и женщин, а недолгую свободу и взаимную любовь обретала только ценой страшного преступления.

Эту книгу в конце 1970-х с подачи тогдашней жены Шерон Тейт, позже трагически погибшей, экранизировал Роман Полански. Главную роль играла Настасья Кински. Это было заряженное нутряной энергией, близкое к первоисточнику кино про страстную, но подавляемую обстоятельствами и роком натуру.

Уинтерботтом, в свою очередь, не только меняет время и место действия (это, кстати, уже третий роман Харди, за который он берется после «Джуда Незаметного» и «Мэра Кэстербриджа»), но и переписывает систему отношений.

В первой трети фильма прогулки под карваеподобный саундтрек (композитор Сигэру Умэбаяси похожими струнными аккомпанировал затаенным чувствам героев «Любовного настроения») и всеобщая нерешительность вполне вписываются в представления о викторианской чопорности. Тем более что сильно стратифицированное индийское общество внешне располагает к подобному переносу.

Джей — представитель постбританского высшего класса: он приехал из Лондона, не говорит на хинди и хотел бы променять провинциальный Джайпур на кинотусовку и раскрепощенную жизнь Бомбея. Тришна — барышня образованная и благовоспитанная, но выходец из низов.

Но стоит действию перенестись в Бомбей, как правила игры меняются. Молчаливая податливость героини Фриды Пинто сильно отличается от характера Тэсс, какой ее написал Харди: та пыталась вступить в противостояние с мужским миром и писала гневные письма. Тришна выбирает (хотя и этот глагол кажется слишком решительным для нее) путь непротивления. Джей же оказывается не только Алеком д'Эрбервиллем, соблазнившим Тэсс, но и оттолкнувшим ее Энджелом Клэром.

Уинтерботтом привычно играет с сюжетом первоисточника и культурными кодами мира, в который он его помещает. И если искать аналогии в его фильмографии, то «Красавица из трущоб» ближе не к вольному обращению с «Тристрамом Шенди» Лоренса Стерна, а к фильму «Требование», который переносом сюжета в Америку эпохи «золотой лихорадки» режиссер смастерил из уже помянутого «Мэра Кэстербриджа».

Индийские реалии оказываются живее сюжета.

Главная после роли в «Миллионере из трущоб» Дэнни Бойла (отсюда и прокатный перевод названия картины — в оригинале просто «Тришна») индийская красавица Фрида Пинто компенсирует природной красотой некоторую ограниченность актерского диапазона.

Зато здесь девушки из глубинки смотрят болливудские фильмы, танцуя перед экраном телевизора. А постановщики и исполнители этих кинотанцев появляются в ролях самих себя.

На этом фоне особенно заметно отсутствие какой-либо химии между героями и искусственность отношений между ними. Впрочем, в этом можно увидеть и художественное решение, точно воплощенное в том, как жизнерадостный индийский танец превращается в ломаный трагический стриптиз под музыку бристольских певцов мировой печали Portishead.