Полежал бы ты в гробу, молодой человек!

«Погребенный заживо» выходит в прокат

Кадр из фильма «Погребенный заживо»
В прокат выходит «Погребенный заживо» с Райаном Рейнольдсом — экспериментальный герметичный триллер, несколько испорченный агентами Пентагона.

Водитель-контрактник Пол Конрой (Райан Рейнольдс) служил водителем в Ираке, на его колонну напали, а его самого вырубили. Теперь он лежит в гробу, над ним несколько метров арабской земли, в карманах — «зиппо», фляжка с остатками виски и мобильник с остатками батарейки. Зажигалкой лучше не злоупотреблять — выжжешь раньше времени кислород, мобильником тоже — останешься без связи.

Более того, на телефоне включена арабская раскладка, ни черта не понятно, и периодически звонит гробовщик, требующий снять жалобное видео, чтобы выложить его на YouTube.

Проект «Погребенный заживо» с самого своего запуска вызывал пристальное внимание киноманов. Такого аттракциона, кажется, не бывало еще со времен Гарри Гудини (ну или, о-кей, Дэвида Копперфильда): из деревянного ящика предложили выбраться не одному человеку, а сразу всей съемочной группе. Люди с камерами, охочие до самоанализа, уже забирались в мысли и кровеносные системы своих героев, но ни разу еще ни пробовали так много времени провести с ними в одном гробу.

Так что результат этой авантюры был интересен при любом исходе предприятия.

Прежде всего надо сказать, что дебютант Родриго Кортес никого не обманул: события развиваются в реальном времени, никаких флешбэков и хитростей с выходом за границы тесного ящика, один герой — классицисты и в страшном сне не могли предположить, чем обернется принцип единства времени, места и действия.

Собственно, в этом самом действии и заключалась главная сложность.

Что должен делать закопанный в землю человек? Правильно, пытаться выбраться — и это, навскидку, Тарантино уже снимал в «Убить Билла». Но там могила была неглубокая, а здесь самому точно не откопаться: любая попытка выбраться может закончиться преждевременным обвалом земли. Естественным образом основным инструментом спасения становится мобильник, в котором, помимо похитителя, постепенно возникают голоса работодателя, подруги жены, сотрудника Пентагона — и, честное слово, лучше бы на их месте были гоблины, духи Рождества или какой-нибудь еще услужливый Мефистофель.

Живой человек в гробу — это ситуация уже настолько необычная, что сама собой обрастает всеми нужными смыслами, а для того, чтобы придать ей необходимый для постоянного присутствия мурашек уровень мистичности, достаточно было полунамека.

Такой реверанс в сторону обращавшегося к теме Эдгара По сделал бы фильм серьезным конкурентом «Паранормального явления», благо технически «Погребенный заживо» даже более радикален.

Однако вместо этого режиссер и сценарист довольно ловко, но без особого изящества сводят сюжет к, вероятно, актуальному, но не слишком интересному социальному высказыванию: «Даже Америка плюет на могилы своих похороненных заживо», — или, если угодно, воплю вроде: «Боже, хорони Америку». И спорить тут вроде бы не с чем, но только вот подобный пафос сразу придает происходящему напряжение экстренного новостного выпуска. А к ним у нынешнего зрителя, за редким исключением, устойчивый иммунитет. Особенно к тем сюжетам, в которых сцены перемежаются длинными вертикальными проездами камеры (действие, напомним, происходит в гробу), а голубой экран телефона настойчиво бликует в объектив.