Пенсионный советник

Гламуру не хватает грязи

В Б1 прошел аншлаговый концерт Ройшн Мерфи

Юлия Григорьева, Ярослав Забалуев 24.05.2008, 15:06
Фото: Анна Пермякова

В Б1 прошел аншлаговый концерт Ройшн Мерфи – на этот раз обошлось без травм, фанаты остались довольны, а певица рассказала «Парку культуры» о возвращении эпохи диско, закусочных и шмотках.

Если вы решили назвать ваше дебютное произведение «Нравится ли тебе мой облегающий свитер?», то это обязывает вас очень ко многому. Певицу Ройшн Мерфи это обязало как минимум стать главной модницей Великобритании и одной из лучших британских вокалисток. В общем, превратиться в настоящую диву. Сейчас, конечно, про кофточку помнят не все, зато желающих послушать ее песни в Москве набралось не меньше четырех тысяч. Видимо, осенний концерт Мерфи, во время которого она случайно разбила себе лицо об стул, сыграл на руку организаторам: после не самой большой «Икры» на этот раз поклонники до краев заполнили Б1.

К моменту начала концерта не все желающие смогли попасть в зал, а к середине перемещения по огромному ангару представляли известные затруднения. Впрочем, собравшиеся умудрялись отплясывать, не обращая особого внимания на тесноту. Сценическое действие к этому более чем располагало: певица носилась по сцене, постоянно переодевалась и время от времени так танцевала, что не поддержать ее не представлялось возможным. Вообще все это было пропитано такой лихорадочной дискотечной атмосферой, что стоять и слушать музыку было попросту бессмысленно.

Вместе с Мерфи на сцене присутствовали гитарист, басист, барабанщик, пара электронщиков и две бэк-вокалистки. Программа состояла в основном из песен с сольников, которые в отличие от тяготеющего к трип-хопу творчества Moloko представляют собой вполне аутентичное диско, сделанное, впрочем, весьма прихотливо и с оглядкой на современную электронную музыку. То есть, с одной стороны, беспроигрышная прямая «бочка», а с другой – неожиданные звуковые решения и живые музыканты.

Шоу длилось без малого два часа, а перед самым уходом певица устроила шутливую драку с бэк-вокалистками, покаталась по полу и пообещала вернуться.

После концерта корреспондент «Парка культуры» побеседовал с певицей.

— В своих сольных работах вы все больше уходите от привычного трип-хопа Moloko к диско. Тема возвращения диско вообще постоянно витает в воздухе. Почему это происходит, на ваш взгляд?

— Мне кажется, что диско никуда их нашей жизни и не уходило. Человечеству нужен выход энергии. Диско во всех его проявлениях позволяет забыть о том, что ты делал всю неделю, и почувствовать себя способным на большее, и внутренне более честным. Вы собираетесь вместе и совершаете этот побег из повседневности. Это же никогда не теряло актуальности. Да, одно время мы слышали это по радио, а потом индустрия переключилась на всяческую рок-музыку, но в клубы ночные все равно все ходили, вне зависимости от хит-парадов. Потому что диско – это танцы и общение друг с другом.

— А весь этот гламур, блестки, с которыми диско обычно ассоциируется?

— Ты не понимаешь. Смысл диско вообще не в этом. Диско – это о душевном подъеме. О том, как перестать быть водителем такси, или мойщиком окон, или слесарем по жизни. О том, как почувствовать ту другую, свободную часть себя, как выразить себя. Лучшие клубы и площадки – это именно те, где самые обычные люди могут почувствовать свободу, перестать быть частью некой структуры. И тут уже обходится безо всяких блесток. Лучшие клубы, где я была, тот например, который инспирировал мой последний альбом (Overpowered), – там гламура нет совсем. Разве что если кому-то очень хочется или если гуляли весь уикенд и не успели переодеться. В воскресенье днем люди ходят туда, чтобы отдохнуть и потанцевать. И все. Потому что музыка там потрясающая. А не потому, что сияние «звездной пыли» их привлекло.

— Ваши последние работы тоже об этом?

— Да, основные образы – это именно изменение себя, попытка почувствовать себя выше всей обыденности в мире, взлететь над миром и на какое-то мгновение стать художником и сотворить свою новую реальность. Даже обложка диска об этом: я беру это странное место, закусочную, и меняю его своим образом, оно приобретает новую энергию. А гламуру не хватает грязи. Добавьте немного грязи к нему, нарушьте стерильность и получите истинное диско. И это уже образ жизни.

Крайности необходимы на самом деле. Нужно уметь ощущать разные состояния этих крайностей. Когда я наряжаюсь, мне сразу кричат: «Ну вот, ты любишь шмотки!» Конечно, я люблю шмотки, но потому, что это мой способ общаться и транслировать эмоции в мир. Я пытаюсь сказать, что все вокруг — это странная комедия. Но ведь без комедии не бывает трагедии, и наоборот. И без трагедии, например, все теряет смысл. Крайности важны, чтобы понять полноту жизни.

— На днях вы были на премьере фильма «Секс в большом городе» и сорвали там овации практически всех модных критиков. Есть ли какая-то философия в том, как вы одеваетесь? Или это просто одежда?

— Как такового мессиджа нет. Скорее, это похоже на словесную игру. Я могу быть комичной, трагичной, сильной или слабой – всеми противоположностями сразу. Но одеваюсь я ни для себя, ни для вас, ни для кого-то другого, — ни для какой другой цели, кроме как коммуникации. Когда это перестает быть способом общения, это становится маской. Которую я снимаю не боясь. Все мы носим маски, вопрос только в том, насколько легко мы их снимаем.

— Если вы когда-нибудь решите дистанцироваться от электронной музыки и заняться чем-то еще – что это будет?

— Не знаю. Мне нравятся самые разные стили в музыке. Мне нравятся разные современные вещи и технологии. Многие из них я не понимаю, но, тем не менее, стараюсь с ними работать. Ну глупо же жить с ними рядом и отрицать их. Но, может быть, я когда-нибудь захочу записать альбом ирландской народной музыки. Я же ирландка все-таки. И там мои корни, истоки моей музыкальности.

— Что за люди вас окружают в повседневной жизни?

— В основном всякие творческие личности, с которыми я работаю. С кем мы делаем все эти видео, обложки дисков и фотосессии. Со многими я дружу годами. И очень много друзей музыкантов.

— Вместе с Мэттью Хербертом на первом альбоме вы ушли далеко вперед от того, что вы делали в Moloko. Второй ваш диск продвинул вас еще дальше от той точки. Как вы думаете, к чему вы придете на будущем третьем релизе?

— Это для меня самой загадка. Я вообще стараюсь так далеко не загадывать. Когда я начала карьеру, я не думала о том, к чему меня это в будущем приведет. Для меня начало моего пения совпало с началом отношений. Все случилось в одну ночь, и я не планировала этого совсем. Просто так получилось. Случайно. Случайность – это и есть способ работы. И вызов, который мне эта работа бросает.