Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Капкан для самодовольных

05.05.2010, 09:52

Демографическое будущее России печально даже по самым оптимистичным официальным сценариям

Начнем на мажорной ноте. Через 20 лет россиян станет больше. Пятимиллионную убыль населения с лихвой перекроют 11 миллионов мигрантов. Продолжительность жизни вырастет, число достигших пенсионного возраста увеличится на 35%, а доля тех, кто в трудоспособном возрасте, соответственно, круто упадет с нынешних 62% до 54%.

Это самый лучший, самый оптимистичный из трех демографических сценариев, составленных официальными экспертами и опубликованных Росстатом под названием: «Предположительная численность населения Российской Федерации до 2030 года».

Составление всяческих прожектов на десятки лет вперед — излюбленное занятие наших руководящих лиц, их profession de foi. Разумеется, всевозможные «планы», «концепции» и «сценарии» никогда не сбываются и сведений о будущем в себе не несут. Но они интересны по-другому. Сравните любой начальственный сценарий (то есть то, что наверху вроде бы считают желательным и достижимым) с реальными его же, начальства, действиями. И вас ждет много открытий чудных.

Возьмем ту же демографию.

Самый зажигательный из трех двадцатилетних сценариев, приготовленных Росстатом, составлен с честным желанием как можно сильнее потрафить властям. Он так и назван: «высокий».

Как все высокое, он исходит из того, что руководящие начинания последних лет, включая нацпроект «Здоровье», материнский капитал, долгосрочную «Демографическую концепцию» от 2007 года и все прочее, о чем власти, не исключено, и сами успели забыть, возымеют максимальный эффект.

И этот эффект в изложении Росстата таков. Рождаемость вырастет, но не настолько, чтобы стать выше смертности. Естественная убыль населения в ближайшие пять лет уменьшится до 60—70 тысяч ежегодно, но затем станет неуклонно расти и к концу 2020-х годов поднимется почти до полумиллиона в год. Продолжительность жизни за это же время вырастет примерно на 6 лет, и вместе с увеличением числа детей и подростков это сильно увеличит долю неработающих, которая приблизится к числу работающих.

А чтобы смягчить эти балансы, в «высоком» сценарии прописан рост приема мигрантов-гастарбайтеров с нынешних 300 тысяч до примерно 600 тысяч ежегодно к 2030 году. В результате общее число российских жителей вырастет с теперешних 142 млн до 148 млн в 2030-м. Но даже и по «высокому» сценарию некоторые окраинные регионы, например, прилежащие к Китаю Приморье и Хабаровский край, будут в предстоящие 20 лет по-прежнему безлюдеть или стагнировать.

Невысказанная, но легко прочитываемая мысль «высокого» сценария по-детски проста. Вновь возникающие дыры предполагается затыкать гастарбайтерами, причем заранее признается, что все дыры ими как раз и не заткнешь.

Речь, ясное дело, идет о гастарбайтерах легальных. О возможности каких-то волн нелегальных переселенцев документ, естественно, умалчивает.

Если это и оптимизм, то своеобразный. Но даже он основан непонятно на чем. Точнее, понятно. На вере в собственный пиар. Власти очень воодушевлены своими разглагольствованиями о некоем демографическом переломе, которого они будто бы добились, хотя на самом деле его нет.

Действительно, 2009 год был первым после долгого перерыва, когда официально подсчитанное население России не уменьшилось. Даже выросло на пару десятков тысяч человек. В казенных рапортах сквозит, что попечениями властей рождаемость в стране якобы превысила смертность. Не исключу, что высшие наши лица, которым за занятостью недосуг вникать в цифры и тонкости, безо всякого притворства поверили в рапорты своих льстивых министров, ведающих социальными делами.

Но на самом деле

в прошлом году смертность в России была выше рождаемости на 250 тысяч. А общий положительный баланс народонаселения был достигнут по той лишь причине, что официальный приток мигрантов из-за границы перекрыл этот спад и составил неполных 300 тысяч.

При всем при этом рождаемость в последние пару лет и в самом деле растет. В некоторой части это действительно объясняется финансовыми щедротами властей, но гораздо сильнее просто тем, что в возраст рождения детей вступило более многочисленное поколение, чем предыдущее. Но эффект от этого скоро будет исчерпан.

В нынешнем, 2010 году, по упомянутому «высокому» варианту двадцатилетнего прогноза, превышение смертности над рождаемостью должно уменьшиться до 120 тысяч. Но за первые три месяца года это превышение уже составило почти 90 тысяч: за первый квартал 2010-го в стране умерло в 1,2 раза больше людей, чем родилось. «Высокий» сценарий превращается в фантазию на самом старте. Присмотримся поэтому к двум другим сценариям вышеупомянутого прогноза — «низкому» и «среднему».

«Низкий» сценарий предполагает, что все будет идти, как шло, что в нашем климате выглядит до отвращения правдоподобно. Рождаемость останется такой же низкой, как была, в результате чего естественная убыль населения составит почти 20 млн за 20 лет. Средняя продолжительность жизни за это же время вырастет года на полтора (до 70 лет). Приток мигрантов (в официальном своем исчислении) тоже останется на нынешнем уровне — где-то тысяч 200 с хвостиком в год, а за 20 лет — меньше 5 млн. По этому сценарию к концу 2030 года в России жило бы 127 млн человек против нынешних 142 млн.

Ну а «средний» сценарий — это, как вы уже догадались, просто по всем пунктам нечто среднее между «низким» и «высоким». Кстати, превышение смертности над рождаемостью в 2010 году по «низкому» сценарию — 400 тысяч, а по «среднему» — 200 тысяч. Из сравнения с тем, что уже зафиксировано в первом квартале, вытекает, что годовой итог будет где-нибудь между «низким» и «средним», а в лучшем случае на уровне «среднего». Похоже, то же самое можно сказать и обо всем прогнозе на 20 лет, если этот прогноз вообще имеет какой-то смысл.

А смысл, если он есть, как раз в том и заключается, что

по всем трем сценариям страну ждет, в сущности, одно и то же, хотя и в разных дозах: безостановочная естественная убыль населения и еще более быстрое сокращение числа работающих, лишь частично компенсируемое притоком официальных и неофициальных гастарбайтеров.

Допустим, начальствующие лица верят «высокому» сценарию и не верят «низкому». Но ведь все три сценария сходятся на том, что Приморье и в десятые, и в двадцатые годы будет пустеть. Это не настораживает? Не требует какой-то государственной политики, помимо борьбы с местными импортерами автомашин и потемкинских построек АТЭС-2012?

Опять же из всех без исключения трех сценариев (и из «высокого» даже больше, чем из прочих) явственно вытекает, что пенсионную систему придется менять. Если да, то когда и как? Пока слышны только неуклюжие намеки на некое механическое повышение пенсионного возраста, а после них — лживые опровержения. Проблему так и будут в упор не видеть, чтобы потом одномоментно прозреть и свалить на граждан очередную импровизированную, бездарно придуманную и еще бездарнее исполненную «пенсионную реформу»?

И опять-таки все три сценария предполагают достаточно масштабную (а в реальном исполнении, видимо, и чрезвычайно масштабную) иностранную трудовую миграцию. Но трудовая миграция — это такое совершенно естественное явление, которое сразу же превращается в неестественное, лишь только складывается с неспособностью властей мобилизовать трудовую энергию своих собственных граждан.

Чем больше возможностей у собственных граждан мигрировать по стране и занимать рабочие места там, где таковые возникают, тем меньше объективная потребность во въезде мигрантов из-за границы.

В 1990 году стали внутренними мигрантами (т. е. сменили место жительства внутри собственной страны) 4,3 млн россиян. В 2000-м таких было уже 2,3 млн. В предкризисном 2008-м — всего 1,9 млн. Вот вам и ответ, почему так растут запросы на труд гастарбайтеров-иностранцев. Эти запросы были бы куда адекватнее, если бы не средневековое прикрепление российских граждан к местам жительства, насаждаемое бюрократией всех уровней.

То, что происходит и в предстоящие десятилетия будет происходить с народонаселением России, в общем довольно похоже на трудности многих прочих стран. Ученые люди называют это «вторым демографическим переходом». Этот «переход» совсем не обязательно превращается в какой-то демографический капкан. Капканом его делает наше домашнее ноу-хау — соединение беспомощности властей с невероятными их амбициями и самодовольством.

Власти не могут сказать, что не знают о предстоящих проблемах. Даже специально адаптированный к интеллектуальным запросам начальства «высокий» сценарий эти проблемы кое-как излагает.

Так что оно о них знает. Как минимум слыхало. Оно просто не приспособлено к тому, чтобы их решать.