Наследственное обличение предшественников

30.11.2007, 10:25

Всякая новая российская власть яростно открещивается от предыдущих, зато часто заимствует самые скверные черты предшественников

Пока в России не будут соблюдаться процедуры законной смены главы государства, пока у людей не появится возможность и желание спокойно менять политический курс и лидеров посредством честных выборов, каждая последующая власть неизменно будет считать своих предшественников преступниками, развалившими страну, а себя — единственной спасительницей «поруганного Отечества». Именно поэтому

всякая новая российская власть яростно открещивается от предыдущих, зато часто заимствует самые скверные черты предшественников.

Реклама

Классическую на Руси тему «все, кто правил до нас — воры и гады, а мы — единственные и незаменимые» сделал едва ли не единственным содержательным тезисом своей агитационной кампании кандидат в депутаты пятой Госдумы В. В. Путин. «… если мы хотим жить действительно достойно, то нельзя допустить, чтобы во власть снова пришли те, кто однажды уже пытался безуспешно «порулить страной», а сегодня хотел бы перекроить и заболтать планы развития России, изменить курс, поддержанный нашим народом, вернуть времена унижения, зависимости и распада», — сказал президент в своем последнем перед выборами агитационном обращении к нации. До этого на организованном администрацией президента и «Единой Россией» форуме своих сторонников в Лужниках г-н Путин конкретизировал, кого считает желающими вернуть страну во времена «унижения, зависимости и распада». Это апологеты ельцинского режима 90-х (условно — СПС) и коммунисты.

С точки зрения исторической правды мы имеем дело с элементарным искажением фактов. В 80-е, когда коммунисты добивали своим чудовищно неэффективным правлением Советский Союз, нынешний президент и вся его команда вовсе не были диссидентами-подпольщиками — они дружно состояли в рядах КПСС, а большинство из них еще и работали в КГБ. С 90-ми получается еще более скверно. Во-первых,

нынешний глава государства является преемником преступной, по его мнению, власти, и этой властью был посажен «на трон»

Во-вторых, практически вся нынешняя политическая элита тоже прекрасно себя чувствовала внутри «преступного ельцинского режима» и активнейшим образом работала на него. А Владимир Путин не только трудился все эти годы внутри не такой жесткой, как сейчас, но все-таки властной вертикали, да еще и являлся политическим учеником и непосредственным подчиненным Анатолия Собчака --одного из авторов конституционных основ того самого режима 90-х.

Кстати, в путинском окружении и во всей кремлевской команде на протяжении всех 8 лет правления нынешнего главы государства не было ни одного человека, публично состоявшего в оппозиции к Ельцину

или ведшего с ним открытую политическую борьбу (а тогда как раз такую борьбу вести было еще можно). Ну, разве только возражавший против расстрела мятежного парламента в 1993-м, а ныне сидящий тише воды ниже травы и штампующий все вердикты исключительно в пользу исполнительной власти глава Конституционного суда Валерий Зорькин.

Но в своих попытках представить предшественников как клику врагов страны, а нынешнюю власть — как единственный гарант движения по единственно верному пути Владимир Владимирович совершенно не оригинален. И в идеологических, и в управленческих рецептах нынешней власти смесь сталинских и брежневских ингредиентов: великодержавная риторика, квазидемократические институты, использование ресурса правоохранительных органов в борьбе с конкретными противниками (чаще по бизнесу) людей из провластных группировок. К счастью,

до запуска маховика массовых репрессий пока не дошло, но уголовных дел против чиновников и бизнесменов с очевидной политической подоплекой становится все больше.

Главный смысл попыток очернения любой предыдущей власти и выставления любой текущей в выгодном свете физиологически прост — желание любой ценой остаться у госкормушки.

Народу всякий раз на новый лад пытаются внушить, по сути, одно и то же: власть от Бога (как при царе), она плоть от плоти народной (как при коммунистах), без нее страну опять ждет мрак и хаос (как при Путине). При этом попытки остаться у власти бессрочно — силой или с помощью пропагандистских и юридических уловок — лишают правителей возможности легально вернуться в нее после своего ухода.

В нормальных демократических странах уход правителя не является фатальным ни для него, ни для страны. В России это всегда «попахивает апокалипсисом».

Если правитель только и ищет предлог, чтобы остаться пожизненно, то, добившись своего, что называется, дорывается. И уж тогда начинает перекрывать рекорды предшественников по коррупции, казнокрадству и обличению прежних правителей. В результате у каждой последующей власти появляются и вполне конкретные основания, чтобы клеймить предыдущую.

Только народ, научившись распознавать дешевые пропагандистские уловки, требовать содержательной политики, голосовать по совести и разуму, а не бездумно — «за любое начальство» — может изменить эту печальную российскую традицию «преемственности» власти путем морального или физического низложения предшественников.