Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Главное дело третьего срока

16.11.2007, 09:48

Они, может быть, и не связанные одной целью, но точно скованные одной цепью: Михаил Борисович Ходорковский и Владимир Владимирович Путин

Так уж повелось со времен Понтия Пилата и Иисуса Христа, что главный политзаключенный страны обязательно накладывает неизгладимую печать на образ ее главного правителя. Даже если правитель, как Понтий Пилат, «умывает руки».

Они, может быть, и не связанные одной целью, но точно скованные одной цепью: Михаил Борисович Ходорковский и Владимир Владимирович Путин.

Причем второй срок Ходорковского может начаться даже раньше третьего срока Путина. А освобождение экс-олигарха и пересмотр дела «ЮКОСа» (дай бог, чтобы не посмертно для его фигурантов) станет для России примерно тем же, чем стала реабилитация жертв сталинских репрессий – историческим шансом на очередной просвет в беспросветном строительстве «светлого будущего» за счет настоящего.

2 декабря состоятся выборы в Госдуму, которые, по крайней мере, часть кремлевской верхушки уже сейчас открыто готовится трактовать, как вотум доверия Путину и получение карт-бланша на дальнейшее управление страной после истечения законного срока президентских полномочий. Думаю, что именно та часть президентского окружения, которая, воспользовавшись «крышеванием» главы государства, затеяла самое позорное и самое знаковое уголовное дело в новейшей истории России. 22 декабря — так постановил суд — Ходорковский обязан закончить знакомство со вторым уголовным делом против себя.

Из дела «ЮКОСа» давно уже исчезли все подлинные или мнимые побочные мотивы его появления --

опасение, что Ходорковский якобы «купит парламент и создаст парламентскую республику», желание приструнить олигархов ельцинской поры, чтобы безропотно делились с властью деньгами и без сопротивления отдавали ей любые свои активы, квазинамерение заставить крупные частные компании честно платить налоги (крупнейшие государственные работали и работают, мягко говоря, не честнее), жажда конкретных людей из президентского окружения завладеть самой крупной и перспективной на тот момент нефтяной компанией страны.

Именно этот последний и самый главный мотив превращения далеко не самого политически активного олигарха России (согласитесь, с Березовским или Гусинским Ходорковского в этой сфере явно не сравнишь) в ее главного политзаключенного, является движущей силой второго дела. Эта сила называется страхом.

Страхом потерять отнятое, страхом попасть под то самое «басманное правосудие», которое эти люди столь успешно использовали в целях личного обогащения.

Страхом мести, наконец, — хотя месть окончательно уничтожила бы Ходорковского как личность и как жертву неправедного суда, на радость организаторам его уголовного преследования.

Не суть важно, кем останется нынешний президент России после президентских выборов 2 марта 2008 года — царем, спикером одной из палат парламента, премьер-министром или «почетным моральным лидером» все еще не существующей, ибо не уважающей себя, нации. Если останется, он должен сделать единственный и главный шаг, способный действительно сделать его моральным лидером нации — а не тех, чью собственность или желание наслаждаться объедками с барского стола, ставшими чуть щедрее вследствие заоблачных мировых цен на нефть, он защищал бы своим пожизненным руководством страной.

В каком бы качестве президент России ни провел свой третий срок, главной его задачей станет борьба (корректными политическими и юридическими методами) за недопущение второго срока Ходорковского и полный пересмотр дела «ЮКОСа».

Трудно представить себе, как повернулась бы история человечества, если бы Понтий Пилат нашел в себе мужество отпустить невиновного Иисуса. Ведь прокуратор Иудеи начал понимать, что Иисус не виновен. Наши герои, конечно же, не столь масштабны. Но чтобы Путин смог один раз использовать свой рейтинг и политический ресурс (но не путем тупого давления на правосудие) во благо своей репутации и репутации России, добившись оправдания Ходорковского и юридически корректного наказания тех, кто своей алчностью так омрачил его царствование, требуется не меньшее мужество. Потому что

моральный лидер нации — не тот, кто не совершает ошибок, а тот, кто способен их честно признавать. И, по мере возможностей, исправлять.

Главное дело «третьего путинского срока» усложняется рядом обстоятельств. Во-первых, придется наказывать одну из государствообразующих провластных группировок (это вовсе не означает «сдавать своих», это означает применять принцип всеобщего равенства перед законом). Во-вторых, придется пересматривать «материальные» и политические результаты одного из самых долгих и трудоемких уголовных дел в новейшей истории России. И в его личной президентской истории. В-третьих, моральному лидеру Путину придется возвращать доброе имя человеку, у которого с помощью президента Путина (между прочим, публично ни разу не сказавшего про Ходорковского ни одного плохого слова) это имя отняли. Но эти трудности преодолимы, если понять, что поступать по совести и по закону всегда труднее, чем удовлетворять просьбы жаждущих чужого добра товарищей или руководствоваться подменяющими совесть и здравый смысл принципами «суверенной демократии».

Добившись пересмотра дела «ЮКОСа», Владимир Путин, конечно, может сильно разочаровать самых влиятельных и самых искренних сторонников своего пожизненного правления — свое окружение.

Губернаторам, придворным мастерам культуры и послушному большинству, по большому счету, без разницы — они быстро привыкают к любому начальству). Но это разочарование, по большому счету, единственное, ради чего Путину действительно стоит оставаться. Чтобы потом, сделав это главное дело, уйти с миром.