Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мышеловка евро

22.08.2011, 10:35

Никакого распада еврозоны не будет. Напротив — интеграция ЕС будет углубляться

Сегодня на фоне второй волны мирового экономического кризиса Европа столкнулась с трехступенчатой проблемой: 1) дефолт Греции; 2) проблема с облигациями Португалии и Ирландии, идущими по пути Греции; 3) проблема с госдолгом Италии и банками Италии и Испании. Первое уже полыхает, второе разгорается, третье — тлеет и готово вспыхнуть.

Посторонние наблюдатели и СМИ (США, Англия) представляют тему как возможность распада еврозоны. Смакуют ее на все лады: от полного развала и ликвидации евро до выхода из еврозоны ряда стран. Выгодная тема — как бы ни решилось дело, а капиталы из Европы, напуганные такими перспективами, побегут (уже бегут) именно в эти страны. Кроме того, это отвлекает от обсуждения собственных проблем. Российские политики и журналисты обычно идут вслед за англоязычной пропагандой раздувания европейских проблем просто в силу инерции мышления.

Однако в самой Европе такая возможность даже не рассматривается. Для ЕС выбор совсем другой. Дальнейшая интеграция однозначно. Выбор только в формах и путях этой интеграции.

Суть кризиса

Нынешний кризис ЕС был запрограммирован еще при создании еврозоны: создавая единые межгосударственные деньги, получаешь неустойчивую ситуацию из-за различий в бюджетной политике. И рано или поздно надо быть готовыми идти на дальнейшую ее интеграцию.

Сейчас Европа как раз расхлебывает накопленные диспропорции в бюджетной политике отдельных стран.

Не то чтобы этого не понимали, создавая еврозону. Понимали. Просто проблема естественно откладывалась на потом, ее решение политически еще не созрело. Или не хотелось ставить в повестку дня проблему, которая еще не заявила о себе в полный рост. И, конечно, была рекомендация по недопущению дефицита бюджета свыше 3% ВВП. Этого казалось достаточно, но вот только никто особенно за этим не следил, и никаких санкций за нарушение не было.

В результате при единых деньгах и различной бюджетной политике страны ЕС пришли к кризису в разных ситуациях. По одним – странам со строгой бюджетной политикой – кризис ударил слабее; по другим — со слабыми бюджетами и большим госдолгом — сильнее.

Антилидером оказалась Греция с ее госдолгом на сегодня более 330 млрд евро, или 140% ВВП. Греческие гособлигации размещаются летом этого года под 30% и даже почти 40% годовых (в евро!). Ситуация для страны очевидно дефолтная. Все рейтинговые агентства это давно уже подтвердили.

При наличии собственной валюты Греция пошла бы по пути эмиссии денег, высокой инфляции, возможно, даже гиперинфляции (как известно, гиперинфляция — именно фискальный, а вовсе не денежный феномен). Это ничего бы, конечно, не решило, но отложило проблему на год-другой-третий. А потом все равно жесткая стабилизационная программа, поддержанная реструктуризацией внешних долгов: когда население настрадается от инфляции, такая программа будет восприниматься как возможный выход.

В условиях единой европейской валюты (евро вместо драхмы) Греция лишена такого стандартного пути развития ситуации. И может рассчитывать только на помощь ЕС

ЕС и МВФ требуют от Греции жесткого бюджета, но греческое население пока не воспринимает его как необходимость, скорее как диктат больших европейских стран, и греческим политикам очень трудно (политически самоубийственно) проводить в жизнь такие решения.

Парадокс в том, что не оказывать помощи Греции ЕС тоже не может. Маленькие долги — проблема должника, большие долги — проблема кредитора. ЕС пропустил момент «маленьких долгов» Греции. Теперь «отпустить» Грецию ЕС просто так не может, проблему все равно решать – будь Греция в составе ЕС или вне ЕС. Так как 2/3 греческого госдолга размещено за рубежом, прежде всего в Европе. Крупнейшие немецкие и французские банки имеют греческие гособлигации свыше чем на 100 млрд евро. Дефолт Греции повлечет очень серьезные проблемы у них — от убытков и падения курсов акций до банкротств.

Германия с Францией пока решили, что выгоднее помощь Греции и отсутствие банковских проблем в своих странах. Однако вопрос постоянно в повестке дня. Конечно, финпомощь Греции возвращается во многом своим же банкам на выкуп греческих облигаций, но ведь эти облигации не растворяются, а вешаются на ЕС. Так или иначе, они остаются проблемой — не для банков, так, в конечном счете, для налогоплательщиков... Да и новое финансирование Греции постоянно нужно во всевозрастающих количествах.

Уже начинает казаться, что для Германии и Франции дешевле было все-таки «отпустить» Грецию на дефолт и рефинансировать свои банки напрямую. Слишком дорого стоит помощь Греции: 110, потом еще 109 млрд евро. Это абсурдно много – Греция ежегодно получает помощь почти в 50% своего ВВП – а проблемы ее госдолга пока совсем не решены. Сколько еще? А на очереди уже аналогичные проблемы Португалии и Ирландии, туда тоже уже пошли свыше 150 миллиардов евро...

Тушение пожара…

Собственно проблема делится на две части: 1) текущая — как выйти из нынешних дефолтов ряда стран; 2) стратегическая — как не допускать таких проблем в дальнейшем. Увы, решения тут постоянно путаются друг с другом (или сознательно запутываются политиками).

Вот последнее решение Саркози и Меркель. Они решили создать правительство ЕС для согласования бюджетной политики. При этом отвергли вопросы об увеличении европейского фонда финансовой стабильности (EFSF, сейчас 440 млрд евро) и выпуске единых еврооблигаций. Мсье и фрау явно высказались по стратегическому вопросу и совершенно проигнорировали текущую проблему.

Думаю, что исключений стран из еврозоны мы не увидим – потому, что это не имеет особого значения. И, конечно, рано или поздно будет принято решение по увеличению EFSF и выпуску единых еврооблигаций для его наполнения (это взаимосвязанные решения). Нынешний объем EFSF может и достаточен для решения проблем Греции, но есть еще 4 проблемные страны, двум из которых уже оказывается помощь. Денег очевидно не хватит, но этот момент пока, по мнению двух европейских лидеров, еще не наступил.

Еще одно спорное решение Германии и Франции — о введении налога на финансовые операции. Очевидные последствия этого решения — отток капиталов на биржи Лондона, США и Азии (Япония, Гонконг и др.).

Хорошего для Европы в этом только то, что этот отток капитала будет понижать евро к доллару, иене и юаню. Но ведь можно с гораздо большей выгодой понизить евро, просто ослабив денежную политику европейского центробанка (снизить процентную ставку, расширить кредитование в евро). Это заодно решит отчасти и проблемы с греческими и другими облигациями... Так что решение о новом налоге странное. Конечно, есть пара (честно скажу, немного натянутых) объяснений: 1) похоже, европейская денежная политика — табу для европолитиков, они в нее не вмешиваются; 2) они подают пример всему миру, рассчитывая, что США, Англия, Япония и др. последуют за ними в расчете обуздать рост фьючерсных цен на мировых биржах. Что кажется немного наивным.

…и стратегическое планирование

Текущую проблему с дефолтными гособлигациями некоторых стран еврозоны все равно придется заливать деньгами — или идти на откровенный дефолт и реструктуризацию долга. Похоже, в конце концов будет и то и другое. А вот со стратегией развития еврозоны теперь все стало вполне ясно.

Вопрос принятия или исключения членов еврозоны пока остается вне повестки дня (не обсуждается). Вопрос о едином европейском правительстве — пока всего лишь «красный заяц» (почему красный, почему заяц? – а для отвлечения внимания, чтобы все спрашивали). Но вот

внешне малозаметное решение Германии и Франции унифицировать налог на прибыль предприятий — это очень серьезная заявка. НДС в Европе уже унифицирован. И когда удастся найти общий подход к налогу на прибыль — можно считать, что главная часть пути по унификации европейской системы налогов на бизнес уже пройдена.

Ведь последняя часть — акцизная политика – хочешь не хочешь сама выровняется в условиях свободного перемещения товаров и людей.

Это принципиально важно. Потому что для унификации бюджетной политики невозможно ограничиться только контролем над уровнем бюджетного дефицита. Начав этот путь, надо быстро идти по нему дальше: унифицировать бюджетные классификации, распределение бюджетных полномочий между центральным и муниципальными уровнями, расчет базы и согласование ставок налогов и т. д. И, как видим, этот путь определен.

Что же касается европравительства, то пока подробности неизвестны, но малые страны ЕС уже крайне сдержанно восприняли эту инициативу. Глухое недовольство малых стран ЕС проявилось по-разному: от обвинения в том, что ЕС — это чистый социализм (председатель парламента Словакии), до откладывания вступления в зону евро (Чехия). Конечно, это не формулируется явно, но фактически малые страны Европы боятся передачи части своих бюджетных полномочий этим двум большим странам. Вопрос о европравительстве, возможно, еще будет долго обсуждаться. И логичнее всего, оно естественно вырастет из совместного решения проблем унификации бюджетной политики. А пока это только заявка. Не важно, что она принята малыми странами ЕС со скепсисом. Важно приучать их к мысли, что в перспективе это неизбежно.

Что еще пропустили? Нужны конкретные санкции за нарушение единой бюджетной политики, начиная от экономических (от публичных предупреждений и вплоть до запрета на обращение на биржах отдельных серий гособлигаций) и кончая политическими — вплоть до исключения из еврозоны (что может быть совсем не страшно, а даже выгодно стране-нарушителю), Шенгенского соглашения (что очень страшно для страны) и ЕС. Это очень болезненный вопрос, и, возможно, Европа просто не спешит его ставить. Может, рассчитывает обойтись внутренними обсуждениями в европравительстве? Но, думаю, ставить его все-таки придется. Итак,

вопреки англо-американскому хору скептиков (который поддерживает и российская пресса), лидеры ЕС не испытывают никакой нерешительности или растерянности. Текущие проблемы будут залиты деньгами, но только по мере необходимости.

И они фактически однозначно дали ответ на вопрос о перспективах ЕС. Никакого распада еврозоны. И даже исключения отдельных «слабых» стран из нее. Только дальнейшая глубокая интеграция. И хотя путь Европе предстоит непростой и неблизкий, это, безусловно, хорошая новость. Как всякая победа человеческой воли над энтропией мирового кризиса.