Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Банды Москвы

13.01.2009, 11:43

Какой может быть реакция у нормального человека, который гуляет по улице и вдруг сталкивается с гражданином, который начинает ему что-то предъявлять? Вариантов поведения немного – либо постараться отделаться от предъявляющего гражданина, либо призвать к порядку. Словами или, если надо, более грубыми методами. Обычный спор двух субъектов и не более того.

Ситуация меняется в корне, если у предъявляющего субъекта на руке повязка. А на ней написано – народная дружина. Это такого же простого человека можно отшить словом или делом. Народный дружинник уже сам по себе и слово, и дело. У него прав априори чуть больше, чем у простого гражданина, и хоть немного, но при исполнении. Ему просто так по шее дать не получится – могут быть осложнения.

О правах и обязанностях народных дружинников, а также возможных последствиях нарушения их покоя мы уже очень скоро узнаем. Группа депутатов и сенаторов написала закон, который призван регламентировать деятельность народных дружин. И это даже хорошо, что такой закон будет. В ряде регионов добропорядочные граждане и сами уже достаточно активно сбиваются в соответствующие коллективы. Если нельзя остановить процесс, то надо его возглавить – депутаты и сенаторы знают об этом не хуже других. Самодеятельное правоохранительное движение граждан находится в самом начале своего пути, и некоторые юридические ограничения могут пойти ему только на пользу.

Собственно говоря, и идея о воссоздании добровольных народных дружин сама по себе вполне логична. Раз правоохранительным органам, в силу ряда объективных и субъективных факторов, не удается самостоятельно справиться с уличной преступностью, то почему бы не привлечь к процессу общественность. И не стоит думать, что развитие народных дружин позволит милиции окончательно умыть руки и свалить борьбу с уличной преступностью на недостаточно окрепшие плечи граждан. Кажется, план по раскрытию правонарушений для правоохранительных органов никто не отменял и отменять не собирается. А это значит, что милиция, в крайнем случае, будет помогать дружинникам в охране уличного порядка. Правда, стимулов улучшать свою работу у правоохранительных органов тоже не прибавится.

Зато вполне возможно, что народные дружины станут очередным национальным проектом, на реализацию которого будет брошена вся вертикаль. Легко себе представить, как на каком-нибудь важном совещании в Москве губернатора X покритикуют, что его область плетется в хвосте народного почина, а в соседних регионах показатели гораздо выше. Получивший взбучку губернатор вернется к себе в регион и выпорет всех ответственных за народные дружины лиц. Те, в свою очередь, тоже примут меры и раскритикованная область в скором времени вырвется вперед по части народного правоохранения. Технологии таких побед известны: организовать набор дружинников по предприятиям и фирмам немногим сложнее организации митинга в поддержку чего-нибудь позитивного. В советские времена за дежурство в народной дружине давали отгул. Как поступят в капиталистические времена, неизвестно.

На самом деле главная угроза со стороны народных дружин состоит в неопределенности черты между борьбой за порядок на улицах и присвоением себе права самостоятельно устанавливать правила поведения граждан, а уже потом следить за их выполнением. Известно, например, что в последнее время предприняты некоторые законодательные меры по ограничению употребления пива на улицах. Можно только представить, как творчески будут подходить народные дружинники. Или, наоборот, не подходить, потому что среди них тоже есть люди, которые не понимают, зачем запрещать наслаждаться янтарным напитком там, где этого захотелось.

И так во всем.

Те, кто учился в конце 70-х — начале 80-х на историческом факультете МГУ, рассказывают о двух начальниках комсомольского оперотряда – ныне известных политиках. Один, судя по воспоминаниям, был редкостным пакостником, упивавшимся своей властью, второй старался без нужды никому жизнь не портить. Нормативная база, на основании которой действовал оперотряд, не менялась.

Где-то в народную дружину собьются люди, имеющие достаточно радикальные представления по вопросу о миграции и мигрантах. А где-то волей административной вертикали из этих самых мигрантов и будет состоять народная дружина. Возможно, это будут два соседних района, и тогда развитие событий будет напоминать сюжет фильма «Банды Нью-Йорка». Разница только в том, что в фильме Мартина Скорсезе между собой дрались действительно самодеятельные коллективы, а тут напряжение будет возникать между полуофициальными структурами.

Народные дружины придуманы не в России. Самодеятельная правоохранительная деятельность возникала всюду, где закон не мог справиться самостоятельно. Однако эффективно и полезно, а главное, безопасно для простых граждан это бывало только там, где у общества было ясное понимание: что правильно, а что не правильно. Ну, скажем, бандиты с кольтами это неправильно, а шериф — правильно. И пока шерифа нет, граждане своими силами управляются с бандитами. Но когда шериф появляется, граждане перестают по своей воле стрелять в бандитов. А не назначают бандитами кого-то еще.